Поиск

Чужие акценты.


  • У меня было такое чувство, что это — не наш фильм. Голливудский, французский, польско-немецкий или ещё какой израильско-нидерландский. Благо, в кадре — много зарубежных лиц, причём во главе с Кристофером Ламбертом, играющим тут коменданта Карла Френцля. Впрочем, это не первый стилизаторский опыт — «Рай» (2016) Андрея Кончаловского — точно такое же «общеевропейское» действо, как и «Собибор» Константина Хабенского. Публицист и общественный деятель Егор Холмогоров назвал фильм — «ещё одним военно-историческим провалом». Именно в этом качестве — да, увы, провал. Сценарий — не о любви к Родине и даже не о Великой Отечественной войне. О Второй Мировой. Совсем другие, …чужие акценты, западный артхаус — муки, выживание, рефлексия. И — стремление к жизни. Не к справедливости, а просто — к дыханию. Одна из девушек-заключённых так и учит: «Нужно терпеть и верить». На этом фундаменте выстроены все фильмы, книги, очерки о Холокосте.

    Этому же посвящено самое глубокое исследование психологии узников концлагерей — работа Виктора Франкла «Сказать жизни «да». Врач-психиатр, попавший в лагерь смерти, он сохранил восприятие мира лишь потому, что принял решение выжить и всё это записать. Франкл отмечал: «У подавляющего большинство заключенных преобладание примитивных потребностей, необходимость сконцентрироваться на себе, на сохранении своей жизнеспособности приводило к обесцениванию всего того, что не служило этим исключительным интересам». Происходила деградация, потеря лица и — смысла. Этого, кстати, и добивались нацисты — превратить хомо-сапиенса в «тварь дрожащую». Беспримерное расчеловечивание, как жертв, так и палачей. Многие работы по истории концентрационных лагерей и особенно — лагерей смерти содержат одну и ту же мысль: гипотетически узники могли бы одолеть своих мучителей довольно быстро — элементарно сплотившись. Однако же кучка сволочей (притом ещё — разобщённых и строчивших друг на друга многостраничные доносы в Берлин) умудрялась держать в повиновении сотни и даже тысячи забитых, потерянных и униженных людей.

    В чём состоял подвиг Александра Печерского? Он разломал существовавший «порядок вещей». Совершил то, чего от него не ждали. И не могли ждать. Не предполагали. Он устроил восстание и — удачный массовый побег из лагеря смерти. Оттуда — повторюсь — не настолько трудно было убежать (ловкие люди и не такое могут), сколь невозможно преодолеть чудовищный прессинг, создаваемый лагерной машиной уничтожения. Советскому офицеру Печерскому довелось фантастическое — он вернул своих товарищей по несчастью к …изначальному смыслу человеческого бытия. Из этого состояния формируется тяга к свободе. Однако тот прорыв — плод нашего советского образа жизни. Печерский — не лишь еврей. Не только еврей. Он — советский гражданин с присущим ему пониманием добра и зла. К сожалению, тема СССР в кинокартине Хабенского почти не звучит. Пара смазанных, малозаметных фраз. И всё. Ибо — зачем? Фильм как бы изначально предназначен под европейский, западный формат. Никому там не интересно, что в Советском Союзе евреи вышли за рамки местечковой традиции, обретя совершенно другие качества.

  • Остальное — тут. zina-korzina.livejournal.com
  • Добавить комментарий