Поиск

Самая кошмарная женская мода XX века.


  • Когда мы говорим о самой безвкусной и дисгармоничной моде XX столетия, мы постоянно киваем в сторону 1980-х с их безумными плечами, фосфоресцирующими босоножками и фиолетовой тушью для ресниц. Всем безоговорочно нравится диоровский New Look — тонкая талия, пышные или же — обтягивающие юбки, перчаточки, подводка-стрелки, каблучок-шпилька. Но были в истории моды периоды, когда актуальный силуэт был ещё более чудовищен, чем в золотые 1980-е (лично я не нахожу их такими уж безвкусными, наверное, потому что — юность). Итак, самый кошмарный силуэт XX столетия.

    Любой силуэт — отражение эпохи. Ничто не входит в моду, в обиход просто так, из креативного ниоткуда. Если в обществе — паника и стремление к чему-то принципиально-новому, как это было в 1910-х годах, то и одежда будет получаться странная. А уж война всегда вносит свои коррективы (впрочем, силуэты Второй Мировой войны, транслируемые Голливудом, весьма симпатичны). Итак, вторая половины 1910-х годов. Полыхает битва народов, которую так все ждали, как очистительного пламени. Революция на подходе. В искусстве — сплошной эпатаж и прочие -измы. «Нарисована была голая женщина, гнойно-красного цвета, точно с содранной кожей. Рот – сбоку, носа не было совсем, вместо него – треугольная дырка, голова – квадратная, и к ней приклеена тряпка – настоящая материя. Ноги, как поленья – на шарнирах. В руке цветок. Остальные подробности ужасны. И самое страшное был угол, в котором она сидела раскорякой, – глухой и коричневый. Картина называлась «Любовь». Катя называла ее современной Венерой», — как писал натуралистичный Алексей Толстой.

    На этом нездоровом фоне появлялись аналогичные кино-образцы. Всевозможная Тэда Бара со скелетом и прочие вампы — большие и малые. Уже после войны — на рубеже 1910-х и 1920-х годов мир продолжал содрогаться — возникали фильмы, вроде «Кабинета доктора Калигари». Это чуть позже — в 1920-х начнётся весёленькая эра джаза и конструктивизма, а пока — странное, путаное, жестокое время. В дамской моде — всё, чтобы разом изуродовать фигуру. С одной стороны, дамы постепенно перестают носить корсеты (именно — постепенно, а не как пишут в некоторых книгах: «В 1910-х годах из моды окончательно исчез корсет»). Но продвинутые журнальные образцы все были рассчитаны на тело-без-поддержки (а корсет долгие годы служил фактором формирования осанки, а не лишь одной талии). А что такое женщина, которая уже не носит утягивающее бельё, но пока ещё не знает, что с ним делать? Оно смотрится мешковато, как и сопутствующая ей одежда.

    Далее, завышенная талия в сочетании с длиной, часто открывающей щиколотку. При таком раскладе любое тело станет нелепым и коротким. Многослойность, причём нелепая. Что-то поверх чего-то. Какие-то туники сверху платьев. Расклешенная и, как уже говорилось, короткая (по тем временам) юбка. Разумеется, для широкого шага — женщины осваивали жизнь во всех её кошмарах и прелестях. Работали, добывали, осваивались. Пришедшие с фронтов мужья, не узнали своих жён. Потому что все поголовно подстриглись, а ещё — курили. Но не так, как это делалось в салонах ушедшей Belle Époque, а так — по-мужски. Что интересно, стали сильно и зазывно краситься — подводить очи углём — как у всё той же Тэды Бары. Чёрные чулки — даже при светлом платье. Так что это был фантасмагорический образ — накрашенный, прокуренный бочонок в диких нарядах. Переходный период. Страх и надежда. Кстати, все эти образы напоминают перекошенно-экспрессивную декорацию к указанному «Кабинету доктора Калигари»… Такая, похожая на бред, чудо-мода. zina-korzina.livejournal.com

  • Добавить комментарий