Поиск

Новая классовая борьба и национальная идентичность


источник

Сегодня во многих странах нарастает конфликт между олигархией и людьми, которые считают необходимым защищать национальную идентичность. Это противостояние особенно сильно в западных странах. В таких сферах, как крупный бизнес, торговые соглашения, транснациональная бюрократия (Европейский Союз), СМИ, международные суды (как ЕСПЧ) политика отказа от национальной идентичности становится всё очевиднее; разногласия между элитами и народом возникают всё чаще. Споры вызывают вопросы военной обороны, массовой миграции, борьбы с преступностью и национальной безопасности, отсутствия рабочих мест, европейской интеграции, культурной и религиозной идентичности. Пропасть между космополитичными «высшими классами» (современной «буржуазией») и гражданами, испытывающим проблемы перенаселения или разобщённости, нарастает.

Элита от глобализации только выигрывает, остальные же страдают от наплыва мигрантов, бытового насилия, массовой безработицы (особенно среди молодёжи). Во Франции уровень безработицы в целом достигает 11%, а среди молодого населения до 25 лет — более чем 25%. Опросы показывают: две трети населения считают, что страна наводнена иностранцами. Мнение о том, что это полезно, распространено только среди высшего среднего класса (хотя 45% всё же считает, что их слишком много). Традиционные политические партии продолжают поддерживать миграцию, теряя голоса молодых избирателей: правые — из-за довлеющего либерального экономического курса, левые — из-за устаревшей «антирасистской» идеологии. Причём на левом фланге подобные убеждения поддерживают и развивают учебные учреждения, но никак не работники и работодатели. (Отмечу, что левые в целом сейчас разделены, разбиты на два крыла: популистов и анархистов.)

«Расизм» нашего времени — это деление на простых людей и олигархов-глобалистов. Большинство людей относят к «популистам» только потому, что они поддерживают традиционные ценности. Каким образом мы оказались свидетелями подобного?

Современный мир представляет собой систему, в которой царствуют «четыре идола», как говорил немецкий философ Хайдеггер: человек вместо бога, деньги вместо морали, массы вместо личности, технологии и так называемый «модерн» вместо традиций. В этой системе отдельные люди нуждаются в поддержке, которую они находят в таких институтах как семья, родина или религия. Новые поколения также чувствуют себя в большей безопасности, примыкая к этим традиционным формам сосуществования людей друг с другом. Они придают человеку сил, особенно тому, кто беден, оторван от родной земли и культурной общности. У богатых есть ресурсы. Бедные страдают от социальной изоляции, преступности, ценностной дезориентации. Известный французский социалист Жан Жорес справедливо говорил: «Бедняки могут уповать только на отечество». Поэтому малообеспеченных людей привлекают традиции, семья и родина. Богачам же больше по нраву материальные ценности Запада. Такая «классовая борьба» ныне заменяет классическое определение Маркса.

Эту разобщённость необходимо преодолеть. Разрыв между двумя классами всё нарастает, однако наиболее важен тот из них, что больше страдает и более патриотичен. Согласно современным экономическим исследованиям человек работает эффективнее, если верит во что-то большее, чем он сам. Так, солдат более боеспособен, если верит в свою родину и её военную мощь. То же самое происходит с любым человеком, будь то школьник или представитель другой профессии, поэтому индивидуалистический подход не может решить проблем общества. Человек при таком подходе теряет «культурный капитал».

Обладатели Нобелевских премий Гэри Беккер и Джордж Акерлоф предложили теорию «экономики идентичности»: чем устойчивее идентичность, тем более развит, счастлив и трудоспособен человек. Европеец может быть богат, но страдает от отсутствия идеалов. Россия лучше сумела сохранить свои культурные и духовные ценности, поэтому она сможет развивать эту «экономику идентичности» в рамках свободы и традиций — то, что необходимо сделать всему человечеству.

Для демократий очень важно аккумулировать знания, накопленные миллионами людей, поэтому рыночная экономика более эффективна, чем плановая или монополии. То же верно и для политической деятельности. Политик должен понимать и отражать знания и чаяния народа, и для принятия лучших решений необходимо, чтобы каждый мог в этом участвовать. Это было основной идеей того, что Шарль де Голль называл «сопричастностью». В политике это означает проведение референдума при принятии важных решений (например, в вопросе присоединения Крыма к России) настолько часто, насколько это возможно. В экономике это означает создание разветвлённой системы малого бизнеса с высокой степенью инновационности. Поэтому современная экономика должна быть основана на традиционных ценностях и институтах: семье, местных сообществах, принятых нормах поведения.

Без сопричастности общество будет разделено на два ненавидящих друг друга лагеря. В Западной Европе так называемая «просвещённая» элита презирает консерваторов. Они против массовой миграции? Тогда они будут заклеймлены ксенофобами. Защите национальной идентичности препятствуют законы, направленные против свободы слова. Всё это способствует продвижению интересов американской империи. Протестуете против монополии международных банков? Вы — отставший от жизни статист и враг свободной конкуренции. Цените христианские корни нашей культуры? Вы — фанатик и хотите ограничить «культурное многообразие».

Политолог Роберт Патнэм и его сторонники показали, что чрезмерное многообразие препятствует объединению гражданского общества, которое возможно только если люди разделяют общие ценности. В противном случае, как мы можем это наблюдать в европейских пригородах, между различными сообществами нарастает ненависть. Поэтому в западных странах граждане, у которых подавляются проявления патриотизма, разобщены, что может стать предпосылкой для возникновения гражданских войн.

Только неоконсерватизм, который далёк как от крайнего индивидуализма, так и от коллективизма, поможет избежать уничтожения традиционных ценностей в хаосе эгоизма и преступности. В здоровом обществе должны сохраняться национальная идентичность и суверенитет, а свобода и патриотизм должны быть объединены в консервативных ценностях. Россия может стать для нас примером и вдохновить на освобождение от гнёта империализма, антихристианских идеалов вседозволенности, ставящих деньги выше семьи, эгоистические желания выше обязательств перед обществом. Только объединение свободы и традиций спасут нашу цивилизацию от Парижа до Владивостока!


kolybanov.livejournal.com

Добавить комментарий