Поиск

Один день социального педагога в Смоленской области


Меня зовут Алина, по образованию я клинический психолог, а сейчас работаю в благотворительном фонде «Дети наши» социальным педагогом. Каждый день мы с коллегой Павлом колесим по Смоленской области, разыскивая родителей и родственников детей, живущих в интернатах и детских домах. Цель – помочь им наладить связь и общаться, а в идеале – вернуть детей в родную семью. Я опишу один рабочий день – 22 февраля, и с нами весь день будет фотограф-волонтер Елена – мы давно знакомы, она уже бывала с нами на выездах, поэтому наш день пройдет как обычно.
Под катом 49 фото.

Это Лена J

7:00 Каждое мое утро начинается в это время. Младшей дочке Карине в школу надо успеть к 8. Пока она просыпается, я ставлю кашу на плиту, пару минут и все готово. Это овсянка, сахар не кладу, зато там будет варенье. Пока каша настаивается, я заплетаю дочке волосы, они длинные – ниже талии! Еще 10 минут на завтрак, быстренько одевается, и муж завозит ее в школу по дороге на работу. Старшая дочка Лиля к этому моменту всегда просыпается сама, целует папу и сестру, а потом ждет у окна, когда, уезжая из двора, машина мигнет фарами несколько раз, прощаясь.

Это наша семейная традиция – мы всегда обнимаем и целуем детей, когда уходим и возвращаемся. Дальше завтрак с Лилей. Она рассказывает мне, что у мальчика, который ей нравится в классе, скоро День рождения и что она хочет нарисовать ему открытку. Давно уже слышу о нем, вроде там взаимная симпатия и это радует. Тревожусь, как он отреагирует на открытку? Ничего вслух не говорю – надеюсь, что не станет обесценивать, а если поступит так – я буду рядом. После завтрака на очереди вторая косичка, у Лили волосы кудрявые и еще длиннее, чем у Карины. Тут 5 минутами не отделаешься, прядь за прядью распутываем узелки, ей больно, но она терпит. Длинные волосы у девушек в моей семье тоже традиция – я помню, как бабушка рассказывала мне, что волосы у женщин должны быть длинными, и своим дочкам я тоже передала эту уверенность.


9:30 Паша уже подъехал, я выбегаю из подъезда и попутно проверяю, все ли необходимое положила в рюкзак? Главное не забыть телефон: в нем навигатор и отмеченные места проживания подопечных семей, а также почта, через которую нам приходят новости фонда, новая информация и задачи. Обязательно ключи, деньги и кредитная карта, ручка и блокнот. Сажусь в машину. Сегодня 22 февраля, а завтра День защитника отечества, так что я приготовила маленький подарок для Паши, это визитница! Очень нужная вещь в нашей работе – визитки мы раздаем семьям каждый день, чтобы в случае чего они могли с нами связываться. Ему вроде понравилось J

Первым делом нам надо заехать в магазин, закупить все необходимое для кофе-паузы. В начале следующей недели у нас будет мероприятие в новом для нас районе Смоленской области (фонд запускает направление профилактики социального сиротства), оно очень важное для нас. Если сможем правильно донести свою позицию и найти общий язык с органами опеки и администрацией района, то сможем действительно помочь многим семьям, а если нет, то это будет крайне сложно. Работать в команде со всеми ведомствами – всегда лучше для детей, семья которых в нелегкой жизненной ситуации.
Весь вечер в смс с начальницей Дианой мы составляли список покупок, чтобы уложиться в небольшую сумму и при этом купить все необходимое.

Показываю Паше список. Он смеется, говорит – сейчас купим в два раза больше и лучше!

Раньше Паша работал в торговле и знает все оптовые базы. Когда он рассказывает о прошлых работах, мне кажется, что ему должно быть лет 80, настолько они разные. Он был и охранником, и директором магазина, и когда-то имел собственный бизнес. Благодаря этому опыту он хорошо ориентируется в законах, умеет быстро находить неординарные решения и мыслить нестандартно. Это очень помогает нам в работе. За последние полтора года мы стали настоящей командой, дополняя друг друга, мы дружим семьями, и наши дети тоже легко нашли общий язык.
Разворачиваемся и едем на базу за сладостями для чаепития. Их тут видимо-невидимо, осталось выбрать подходящие по цене и вкусовым свойствам.

Находим нужные, оплачиваем. Покупаем салфетки, сахар, чай-кофе и стаканчики. Я думала, сможем отправиться в путь прямо с вещами, но багажник занят, а сегодня он нам понадобится весь!

Решаем заехать в офис и завезти все туда. Оставив вещи, наконец отправляемся в путь.

Первая точка на карте – небольшой городок по пути к первой семье.

Последние пару месяцев велась напряженная работа, чтобы трое детей могли вернуться домой к маме. Мама самая обычная, работает уборщицей в том интернате, куда поместили ее дочек. Она очень любит их и многое сделала, чтобы вернуть, а наш фонд помогал. И вот наконец пару дней назад они вернулись домой! Самая младшая из дочек вчера по телефону рассказывала мне, как она рада возвращению сестер, и своим искренним детским голоском кричала в трубку: «Спасибо, тетя Алина и дядя Паша!» Они еще не знают, что мы привезем им. Дело в том, что недавно о их истории вышла статья на портале «Такие дела», и мои друзья и знакомые, увидев ссылку на моей странице, решили помочь семье. Организовали сбор средств в нашем городе на стиральную машинку. Да, представляете, у этой женщины не было возможности приобрести машинку L Для нас, городских жителей, это немыслимо! Собрав деньги буквально за сутки, мы выяснили, что машинка по нужной цене в Смоленске закончилась, но она была в соседнем небольшом городке, так что выкупили по интернету. Теперь мы едем забрать ее и отвезти семье.

Заходим в небольшой торговый центр, поднимаемся в нужный магазин. Внимательный молодой человек помогает нам проверить нашу покупку.

Это очень волнительно и радостно. Во-первых, что люди в моем городе такие отзывчивые и добрые – буквально за считаные часы была собрана большая часть суммы. Каждый раз, когда в общем чате писали, что пришли еще 1000 или 500 рублей, я просто не могла поверить! А когда вся сумма оказалась почти собрана, нашлась еще девушка, готовая отдать стиральную машинку в хорошем состоянии в другую семью. Так что теперь машинки будут сразу у двух наших семей! А во-вторых, я вспомнила, как мы первый раз пришли в дом этой мамы, она не понимала, что может забрать детей обратно, только все время плакала и выглядела такой несчастной. А сейчас дети дома и она еще не знает, но и проблема с машинкой почти решена!

Наши чувства все на поверхности и, пока проверяем машинку, не можем не обсуждать этого все втроем. Молодой человек, который показывает нам машинку, похоже тоже проникся атмосферой чуда и, хоть и не должен, но помогает нам дотащить ее до машины. Еще один волнительный момент… а вдруг не влезет в багажник?! Мы суетимся, крутим ее так и эдак и наконец все! Она поместилась!

Время приближается к обеду, мы направляемся в дом Ольги и ее дочерей. По дороге фотограф Лена рассказывает нам о том, что занялась восстановлением семейного дерева, ищет своих родственников и узнает о них много нового. Я радуюсь этому – думаю, ее общение с нами и наши рассказы о важности корней способствовали этим ее открытиям. Паша вспоминает, что одного из его прадедов звали Орех. Все вместе вспоминаем смешные и необычные имена в наших семьях. Всю дорогу мы шутим и смеемся. Так бывает каждую нашу поездку, это своего рода способ справиться с тяжелыми историями из жизни наших семей, помогает отвлечься!

Но сегодня наш день особенный – мы не попадем в семьи с запущенной ситуацией, хотя чаще всего ездим именно к таким. Сегодня по плану две счастливые семьи, вернувшие своих детей, и одна мама, которая очень много сделала для возвращения… Но, к сожалению, ее ребенка отдали под опеку, и она не успела наладить свою жизнь настолько, чтобы восстановиться в родительских правах. Последний разговор будет тяжелым и нам предстоит попрощаться с ней… Но сейчас мы втроем и с нами стиральная машинка, мы в предвкушении радости семьи, и я гоню от себя мысли об этой последней встрече.

Навигатор нам не понадобится, возле этого дома мы были так часто, что найдем его даже ночью без фонарей. Я стучу в дверь и прошу подержать ее открытой.

Паша один тащит машинку – сказал, что я ему только мешаюсь под ногами. Переживаю за его спину – совсем недавно на выходных она у него болела, так что он не мог пошевелиться, пришлось делать уколы, а сегодня он поднимает машинку…

Наконец он с машинкой появляется в дверях квартиры. Эмоции семьи, в которой никогда не было машинки-автомат, передать сложно, маме это огромная помощь! У меня двое детей, и я даже с машинкой не всегда успеваю все вовремя постирать и высушить, случаются накладки. А их 5 человек!

Не успеваем мы зайти и раздеться, как девочки окружают нас, Пашу поздравляют с 23 февраля и дарят орден!

Такие детские поделки в последние время мы стали получать часто, они нам очень дороги. Мы храним их в офисе рядом с фотографиями детей (сфотографировали заранее для нашего «репортажа»).

А мне достается плетеное сердце из цветной бумаги J

Пока подписываем с мамой акт приема-передачи (мы в фонде обязательно всё и всегда оформляем официально – нам ведь отчитываться перед благотворителями!), старшая заплетает косы младшей сестре вокруг головы. Такие молодцы, дружные и необыкновенно красивые девочки.

Показывают нам дневники, хвастаются пятерками.

А еще демонстрируют достижения в гимнастике! Колесо и шпагат – легко! Но на гимнастику они не ходят – в школе нет такого кружка. Всему научились сами и очень хорошо! Моя младшая дочка 3 года ходила на гимнастику, и я в состоянии оценить их успехи.

Это поразительно: многие дети, имея возможности, тренеров, форму и время, никогда не повторят этих трюков, а они просто смотрели телевизор и повторяли. Наверное, спорт у них в крови. Старший брат мамы, дядя девочек – паралимпиец. Он глухонемой, но в свои 23 года многого добился в спорте, и активно помогает сестре. Помог привести квартиру в лучший вид, сделал ремонт своими руками и попросил сестру выкинуть всю одежду, что детям дали в интернате. Он обещает приехать и купить все новое, чтобы они никогда не вспоминали, что были там все эти месяцы.

Старшая дочка уже подросток, уже не такая открытая, как младшие, стоит поодаль и стесняется. Для нее мы тоже привезли небольшой подарок. Через социальные сети нашли ей телефон – он не новый, но работает, и теперь она сможет быть на связи. Раньше иногда брала телефон у мамы, но мало ли что может случиться… так что решено было найти ей другой! Прошу фотографа Лену сделать фото с телефоном и машинкой – мы их обязательно отправим тем людям, которые собрали деньги и подарили телефон. Они должны видеть, что их помощь дошла до адресатов.

Документы подписаны и подарки подарены, но нас не отпускают! Девочки кидаются обнимать нас и благодарить. Вижу, что Паша растроган, но близко не подходит. Может, боится показать слабину? J

Он переключает детей на лопанье пузырьков упаковочной пленки. Все любят это делать! Но девочки делают это первый раз и так особенно смеются! Пленки метра 3-4, так что развлечения еще на полдня хватит.

Мама зовет нас еще попить чай, но нам пора ехать. Мы выезжаем на трассу и все-таки решаем перевести дух. Останавливаемся, чтобы попить горячего кофе. Лена заботливо приготовила термос, а Паша купил на базе коробку с пирожными.

Быстренько пьем кофе и чай, впереди еще длинная дорога в Вяземский район, где живет другая семья, в которую дети вернулись уже год назад. Надо проведать их, узнать, все ли хорошо? Справляются ли они?  Раз в несколько месяцев заглядываем к ним, чтобы убедиться в этом.

Пока по трассе движемся прямо, обсуждаем последние новости. Лена удивляется, что мы с Пашей совсем не в курсе, что вокруг происходит. Но когда нам? Чаще всего выезжаем в 9 утра и возвращаемся поздно. Телевизор почти не смотрим. Да и новости смотреть сил уже нет – тяжелых историй нам хватает на работе. Но благодаря Лене мы восполняем этот пробел: она красочно описывает и ужасы рекламы, связанной с домашним насилием, и истории последних месяцев о жестокости мужчин в отношении своих женщин. Обсуждаем тему насилия в семьях. Наша страна, к сожалению, к этому очень терпима. И чаще всего первое, что мы делаем – это проверяем, не виновата ли сама жертва? Но имеет ли это значение?! Если человек, например, пьян, это не дает никому повода глумится над его телом, автоматически не разрешает делать другим людям всё, что в голову придет. Это неприемлемо в любом случае, и нет оправдания тому, кто так поступает. В 11 классе я писала сочинение на тему «Нет счастья рядом с несчастными», рассуждая о том, что жестокость порождает жестокость. И с тех пор моя точка зрения не изменилась. В ситуации насилия надо заботиться о жертве, а не обвинять ее, ведь это может случиться с каждым. Вспоминаю, как недавно моя дочка вернулась из школы с синяком под глазом и вся в слезах. Мальчик ударил ее на уроке физкультуры. Конечно, так оставить я ситуацию не могла – мой ребенок должен знать, что мама всегда заступится, и что такое с рук не спускают.
Пришла в школу поговорить с родственниками мальчика и учительницей. И в результате выяснения обстоятельств узнала, что мальчик этот перешел в наш класс из другого класса, где его бил другой ребенок. И он усвоил урок: «Бей или будешь бит». Возмутилась, почему они не защитили ребенка по-другому? Уйти должен был агрессор! Его родители так же, как и я, могли прийти, ругаться и требовать безопасности для своего ребенка, но не сделали этого… Лиля и он в итоге помирились и вроде он усвоил урок – я больше не слышала, чтобы он кого-то бил.
А мы тем временем всё едем.

Видим небольшое кафе у дороги. Уже около 3 часов дня и пора обедать, к тому же, после того как свернем с трассы, кафе нам больше не попадутся. Заказываем. Я беру чай с лимоном, салат. А Паша, как всегда, суп (без супа для него обеда не бывает) и блины с сыром. И хлеба побольше положите! Где-то полчаса уходит на обед, и мы опять в строю.

Сворачиваем с трассы, и через час мы уже в знакомом поселке, едем к дому наших подопечных. О своем приезде не предупреждали, потому что реальную картину можно увидеть, только если нагрянуть внезапно, да и нам по дороге, если не застанем дома – ничего страшного. Вдалеке видим знакомые силуэты детей, присматриваемся – они!

Девочки, которые уже почти год дома. Выросли и вытянулись, но это они, тянут на санках сумку и за ними бежит их собачка, которую родители взяли для них после возвращения. Останавливаемся. Они нас сразу узнают! Конечно, мы так много бывали в их доме. Спрашиваем, куда направляются? Оказывается, идут на железнодорожную станцию встречать родителей из города. Я понимаю, что мы ехали минимум полчаса от станции, а сколько туда идти по снегу? Решаем отвезти их и встретить родителей вместе. Грузим девочек на заднее сиденье вместе с собакой.

Паша поднимает сумку. Мне интересно, что в ней? Похоже, тяжелая. И вдруг кидает ее мне в руки, за секунду я готовлюсь подхватить груз… и она оказывается совершенно пустой. Смеемся J

Как только двинулись с места, в воздухе повисла тишина, мы с Пашей не сговариваясь подумали про одно и тоже. Дети сели в машину к чужим людям без вопросов. Конечно, они нас знают, но все же, это создает опасный прецедент. Так что всю дорогу до станции читаем лекции о безопасности и чужих людях. Кажется, дети уже не так рады нашему появлению, как в начале J
Вот мы уже на станции, ждем поезд.

Из вагона выходят родители, они к нам так привыкли, что почти не удивлены и даже рады нас видеть. Мы помогаем им нести пакеты.

Конечно, в машину мы все не поместимся, вещи и санки кладем в машину, и дети едут с нами в тепле, а родители идут до дома пешком. Встречаемся уже на месте. Родители рассказывают, что все хорошо, папа работает, дети учатся. Сын участвует в военной подготовке, поэтому дома его сейчас нет. Самая младшая дочка все еще помнит, как ее увозили из дома, поэтому появление чужих людей вызывает слезы. Она еще малышка, но это была серьезная травма для нее, это даже вызвало проблемы с питанием. Хоть и прошло много времени, а страх чужих еще при ней.

Потом она узнает нас и успокаивается. Мама на кухне беседует с нами, разбирает многочисленные пакеты. Там замороженное мясо и курица, много продуктов питания. В этом поселке всего 1 маленький магазин и выбор невелик. Поэтому они ездят на электричке до города закупаться раз в несколько недель. Паша вспоминает, что в машине у него пирожные, и идет за ними угостить детей.

А потом прислоняется к печке – у нее особенное тепло. Паше нравятся русские печи, в его детстве такая была в доме. Мы все питаем особенные чувства к предметам, напоминающие нам о детстве и родной семье…

Как бы тут не было хорошо и уютно, пора двигаться дальше. Наш ждет тяжелый разговор. Уже 6-й час. И если мы повернем назад, то часам в 9 будем дома. Но дела еще на сегодня не закончены, и мы едем дальше по проселочной дороге, окруженной лесом. Тут нет асфальта, и машина едет очень медленно.

Мы все восхищаемся красотой леса. По пути звоню маме мальчика, которого не смогли вернуть в родную семью. Мы с ней договорились заранее на этот день, вчера вечером я позвонила и еще раз напомнила. Но трубку берет ее свекровь, она плохо говорит после инсульта, сложно ее понять. Марина ухаживает за ней и помогает, без нее свекровь бы уже умерла. Муж Марины без вести пропал много лет назад, она осталась одна с детьми и не справилась… Троих детей изъяли, а она какое-то время пила. Старшие дети были отданы под опеку. Но недавно, уже выросшие, они сами нашли маму и теперь общаются с ней. Младшего сына она надеялась вернуть. Бросила пить, восстановила дом, устроилась на работу и потихоньку налаживала жизнь. Свекровь говорит, что дома ее нет, но она скоро вернется. Продолжаем свой путь.
Неожиданно видим двух женщин с красивыми большими собаками, они явно породистые. Любопытство берет верх, и мы останавливаемся на минутку узнать о них.

Оказывается, эти женщины здесь неподалеку держат питомник с этими красавцами, с таким воодушевлением рассказывают о них! Очаровательные животные и хозяйки.
Мы уже на половине пути, и я начинаю волноваться. Марина уже знает, что ребенок уехал в Московскую область к приёмной маме, что, несмотря на наши усилия, нам не дали с ней поговорить, чтобы сохранить общение ребенка с родной мамой хотя бы по телефону… А теперь и нам с Мариной предстоит попрощаться, больше ничем помочь мы не можем. Пытаюсь подобрать слова и не могу. Я верила, что все получится, и это устройство в приемную семью было неожиданностью и для меня. Мы подъезжаем к деревне, уже темнеет.

Подходим к дому, он закрыт. Я пытаюсь дозвониться, трубку никто не берет. Может быть она забыла? Или изменились планы?

Или ей тоже страшно поставить точку…
Позже мы созвонимся, и я узнаю, что сын нашел способ звонить родной маме из школы! Наши усилия по налаживанию их отношений не прошли зря! Они не виделись больше года на тот момент, когда мы первый раз привезли Марину к сыну. А потом она почувствовала, как он ее любит, несмотря ни на что, как рад ей и не злится на нее. Она сама нашла силы и возможности регулярно ездить к нему и общаться. Но пока я звоню Марине и не знаю об этих телефонных разговорах, и мне жаль, что мы не встретились, дорога сюда далекая и непростая.
Мы садимся в машину и едем домой. Темнеет.

Лена очень устала и шутит, что больше с нами не поедет, что это очень тяжело. Я знаю, что поедет, потому что ей, как и нам, нужно не только зарабатывать деньги, но и делать что-то хорошее для мира, в котором будут расти наши дети. Заправляем еще раз машину.

Паша тоже очень устал – видно, что его клонит в сон, он едет медленнее, чем обычно. Мне тоже хочется спать, и я немного завидую Лене на заднем сиденье, она уже спит. Но я всегда помню, что тот, кто сидит рядом с водителем, несет за него ответственность – особенно когда тот устал. Так что мы обсуждаем все подряд, стараемся не терять бодрости духа, вновь и вновь возвращаемся к тем эмоциям от первых двух семей. Это результат нашей работы – то, что делает все эти усилия ценными, счастье в глазах детей. Мы едем по дороге без фонарей, и небо сегодня особенно чистое и видно все звезды. Они прекрасны – в городе такого не увидишь. Я 4 года просидела на приеме в больнице в кабинете спиной к единственному окну, поэтому даже спустя полтора года в фонде эти леса, виды из окна, звезды и животные, которых мы встречаем, восхищают меня каждый день. Вдали показались огни Смоленска, мы совсем близко. Въезжаем в город.

Вот уже виден угол моего дома. Прощаюсь с Леной и Пашей до понедельника. На часах 22:29. Ему еще завезти фотографа, домой он попадет ближе к 12 ночи.

Захожу домой. Муж работает за компьютером, целую его и иду к детям. Они делают вид, что спят, но я знаю, что не заснут, пока оба родителя их не поцелуют. Целую щечки и иду сама спать, больше сил ни на что нет. Завтра начинаются выходные, надо хорошо отдохнуть, чтобы в понедельник с новыми силами взяться за любимую работу J

Спасибо, что провели этот день с нами! odin-moy-den.livejournal.com

Добавить комментарий