Поиск

Памяти Артиста


Сегодня прочитал на ФБ, что шестого марта сего года, умер Отар Джангишерашвили. Умер Человек, отношение к которому неоднозначно ни у близких ему людей, ни у женщин, которых он любил, ни у соратников, ни у врагов. Умер Артист, вдохнувший новую жизнь в Волгоградскую культуру, подняв с колен, пускай и красивую, но мертвую театральную жизнь. Оксюморон скажете, не соглашусь.

До его приезда в Волгоград были и театральные постановки, и блистательные и легендарные актёры. Вспомнить хотя бы Иннокентия Смоктуновского. Были, но, и это большое НО, в театры никто не ходил. Да-да — никто, так как пара десятков школьников, с удовольствием прогуливающих уроки культмассовым мероприятием, да несколько сердобольных бабушек и экзальтированных девиц, в тысячнике зала — это ничто. С его приходом Волгоград стал обрастать театральными сплетнями, город заговорил о театре, о спектаклях, об артистах. С его приходом залы стали битком. Многие могут сказать или рассказать, какими и чьими трудами, ногами и идеями, это всё делалось и становилось, только без него — ничего этого случиться не могло. В Волгограде появился театр, Новый экспериментальный театр — Волгоградский НЭТ. Театр, который ругали, грозились закрыть. Театр, спектакли которого называли пошлыми, в то время, как вожделенно ломились на «Маленькую Веру» и «Легенду о Нараяме». Театр, обладающий таким световым и звуковым оборудованием, которое до сих пор и не снится большинству столичных театров. Театр с уникальной машинерией, где в «Ромео и Джульетта» и к месту и ко времени настоящий фонтан, где Арбенин в «Маскараде» купает Нину в Лермонтовском водопаде эмоций(настоящем водопаде).

Театр, раздвинувший театральное пространство с границ авансцены в зал, в город. Именно в этом театре зрителей встречают молодые девушки в великолепных костюмах, а администраторы в зале в смокингах. В этом театре непреложное правило для всех — улыбка, «добрый вечер», а если хотят угостить шампанским, то думают об имидже, а не о экономии. Театр Отара Джангирешвили — Школа для многих работников. Как показатель заявленного уровня выглядела строчка в резюме, об предшествующем опыте работы в этом театре. Артистов этого театра, многие из которых воспитались им, с радостью приглашали все театры маленького Волгограда, зазывали антрепризы обязательно указав на афише гордое — «артист НЭТ».
Умер человек, практически мне не знакомый, к которому и у меня «особое отношение». Умер Мириан (Отар) Иванович Джангишерашвили, человек, которого я уважаю. Я бы хотел, по театральной традиции, проститься с ним аплодисментами. Поклон Вам, Отар Джангишерашвили.
Совершу немного странный переход —
Думая и вспоминая об Отаре, случайным образом пришла такая же грустная новость — умер Олег Табаков.

Умер Человек, с которым меня также связывает немногое. Так, много лет назад, Олег Павлович познакомил меня со своим директором. Директором маленького театра, который не назывался, а известен был в народе, как «Табакерка» — Анатолием Смелянским. Разговаривая со Смелянским, я узнал, что автором многих администраторских находок для театра Отара Джангишерашвили, был он — Смелянский. Почему-то мне это сразу вспомнилось. Ушёл из жизни ещё один замечательный Человек — Олег Павлович Табаков. По осеннему грустным получился сегодняшний день. Уходят из жизни, по осеннему яркими листьями, яркие личности. Талантливые и неповторимые артисты. Осень, аллегорическим символом окрасила этот день. Нельзя сказать о невосполнимой утрате. Хороших, замечательных, талантливых артистов не становится меньше. Они также продолжают рождаться, играть свои роли и становиться любимыми. Просто уходят из жизни символы, легенды и любовь целых поколений. Уходят люди, словами которых мы говорим в своей жизни… И говоря об их памяти, ужасным надругательством звучат слова о «утрате с их уходом, частички себя»! Такие слова показушным предательством, дешёвенькой слезой, оскорбляют память о них. Уходя, они оставили нам свои роли, оставили свои слова и интонации, оставили целые фразы и улыбки, оставили память и любовь к ним. И я вспоминаю их с улыбкой.

Вспоминаю прощальной фразой из Захаровского «Тот самый Мюнхгаузен»: «Улыбайтесь, господа, улыбайтесь».
ilovemoscow.livejournal.com

Добавить комментарий