Поиск

«Белая роза». Те немцы, о которых не рассказал Коля из Уренгоя


В ноябре прошлого года сеть «взорвалась» от поведения гимназиста Коли из Уренгоя, который, выступая в Бундестаге, фактически оправдывал фашистских захватчиков. Конечно, можно списать его пассажи насчет «невинно погибших» гитлеровских солдат на некий абстрактный гуманизм: «мальчиков гнали на убой». А еще — мол, неудобно, будучи приглашенным в Германию, говорить о немцах как о врагах.

Но у Коли на самом деле был достойный выход: говорить не о фашистских солдатах, а о героических немецких антифашистах. О тех людях, которые бросили вызов Гитлеру, находясь в его логове. И заплатили за этот выбор жизнью.

Их было достаточно много. Много боровшихся. И много погибших за это. Недавно, 22 февраля, была 75-я годовщина казни троих из них — Софи и Ганса Шоллей и Кристофа Пробста. Эти молодые люди являлись участниками подпольной группы сопротивления под романтичным названием «Белая роза».

«Белая роза». Те, о ком не рассказал Коля из Уренгоя

На момент казни юной Софи Шолль не исполнилось и 22 лет. Вместе со своим братом Гансом и еще несколькими такими же юными ребятами она распространяла антифашистские листовки. Ничем особо «преступным» даже с точки зрения гитлеровского режима эта молодежная группа, казалось бы, не занималась. Самое «экстремистское» из всех действий — написание лозунгов на стенах Университета. То есть, по любым меркам их можно признать в чистом виде узниками совести. Но даже узниками ребята пробыли недолго — слишком быстро стали мучениками. Потому что гитлеризм видел опасность в любом Слове.

Софи Шолль родилась в городе Форхтенберг 9 мая 1921 года. Была четвертым ребенком из пятерых. Ее отец занимал должность мэра этого города. Но затем вся семья переехала в Людвигсбург, а через пару лет в Ульм. Казалось бы, это была вполне «благопристойная» по тогдашним меркам семья. В 12-летнем возрасте Софи под влиянием тотальной пропаганды ненадолго увлеклась нацистскими идеями и вступила в «Лигу немецких девушек». Разумеется, там произносили красивые и «правильные» речи: о том, что женщина должна быть мужественной, добродетельной, иметь способность к жертвенности — и в то же время не быть излишне воинственной. Все это и привлекло туда мечтательную девочку, на тот момент совсем еще ребенка. Впрочем, политика тогда не входила в основные интересы Софи, которая увлекалась музыкой, танцами, живописью.

В 1937 году трое детей из этой семьи — Ганс, Вернер и Инге — оказались арестованными гестапо. Их обвиняли в незаконной политической деятельности, но вскоре отпустили. Может быть, именно этот случай оказал существенное влияние на дальнейшие взгляды Ганса и Софи, которым суждено было стать героями Сопротивления. Что же касается Вернера — он затем будет отправлен на фронт, где и сгинет.

Но это будет потом. А пока… В 1940 году Софи Шолль окончила школу. К тому моменту ее увлечение той «красивой конфеткой», под которой молодежи преподносили идеи нацизма, уже, в основном, рассеялось. Чтобы избежать трудовой повинности, девушка пошла на курсы воспитателей детского сада. Затем ей пришлось поработать в Имперской службе труда — это было условием для того, чтобы поступить в высшее учебное заведение.

В мае 1942 года Софи поступила на философский факультет Мюнхенского университета. Там же, только на медицинском факультете, учился Ганс.

В одном из своих тогдашних писем девушка фактически предрекла будущую судьбу: «Иногда я боюсь войны, и теряю всякую надежду. Я вовсе не хотела бы думать об этом, но, скорее всего, нет ничего большего чем политика, и до тех пор пока она запутанная и скверная, было бы трусостью отворачиваться от нее».

Те же мысли зарождаются и у Ганса и его друзей. Молодые люди начинают питать отвращение к жестокости нацистского режима, к массовым расстрелам в Варшавском гетто и к прочим негативным проявлениям гитлеризма.

В июне 1942 года ребята создали подпольную организацию «Белая роза». В числе создателей был Ганс Шолль. Организация занималась, в основном, написанием и распространением листовок. Поначалу они рассылались немецким интеллектуалам — молодежь надеялась найти среди них единомышленников (и часть из высокообразованных людей действительно присоединилась). Затем молодые антифашисты стали распространять листовки на улицах, в общественных местах — везде, где это было возможным. Основной мыслью листовок, тираж которых составлял несколько тысяч, была та, что Гитлер ведет страну в пропасть. Однажды Ганс написал на стенах Мюнхенского университета лозунги «Долой Гитлера» и «Свобода».

Ганс до последнего не хотел вовлекать сестру в опасную подпольную деятельность. Но в январе 1943 года Софи все же присоединилась к организации. Но ее деятельность продлилась недолго.

18 февраля 1943 года Ганс и Софи попытались устроить смелую и дерзкую акцию — распространение листовок в Мюнхенском университете. Софи бросила пачку прокламаций с балкона в фойе. Ее вместе с Гансом заметил охранник, который сдал ребят в лапы гестапо.

У Ганса была при себе рукопись листовки, написанная еще одним участником «Белой розы» — Кристофом Пробстом. Впрочем, все его участие сводилось к этой самой листовке и к присутствию на нескольких сходках. Этот человек, отец троих детей, предпочитал не рисковать, так как опасался за семью. Но его арестовали. Были схвачены и еще несколько подпольщиков.

Софи Шолль сначала отрицала свою вину, но против нее было слишком много доказательств. Тогда она и ее брат выбрали другую тактику — пытались взять всю вину на себя и защитить Пробста и других товарищей. Софи говорила на допросах, что не было никакой подпольной организации, просто они с Гансом по личной инициативе изготовляли листовки.

При этом девушка ни в чем не раскаивалась и однажды заявила своим палачам: «Если меня спросят, считаю ли я сейчас свои действия правильными, я отвечу: да. Полагаю, что сделала лучшее из того, что могла сделать для своего народа. Я не жалею о содеянном и принимаю последствия своих поступков».

Допросы ребят были мучительными, но длились недолго. 22 февраля 1943 года состоялся скоротечный фашистский суд. Софи и Ганса Шолли, а также Кристофа Пробста, приговорил к смертной казни судья Роланд Фрейслер. За «государственную измену». Возможности для обжалования столь сурового приговора не было — отважных подпольщиков гильотинировали в тот же день. Казнь прошла в тюрьме Штадельхайм. История сохранила последние слова Софи Шолль:

«Как может добродетель восторжествовать, когда практически никто не готов пожертвовать собой ради нее? Такой прекрасный солнечный день, а мне нужно уходить»

Сейчас память этих молодых антифашистов в Германии уважают. Площадь, где расположен главный корпус Мюнхенского университета, названа в честь Ганса и Софи Шоллей. Во дворе университета стоит памятник подпольщикам «Белой розы». Им посвящено три фильма, самым известным из которых является «Последние дни Софи Шолль». Именем Ганса и Софи в 1980 году также была названа литературная премия.

Многие другие антифашисты практически забыты. Эрудированный гимназист, который интересуется историей, мог бы найти информацию и о них. И, может быть, в следующий раз юные делегаты из России, даже находясь в Германии, смогут выступить более достойно и рассказать о настоящих людях. О тех, кто не сгнил бесславно за фюрера в болоте, а бросил ему вызов. И, разумеется, старшие должны рассказывать школьникам о тех, кто боролся с фашизмом. Тогда, возможно, позорных инцидентов, как в Бундестаге, больше не будет.

Источник
Источник взят у anty_big_game в записи foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий