Поиск

Памятники вождям


   Ильич указующий и кочующий

   У памятников основателю советского государства В. И. Ленину особая судьба – несколько из них меняли места своей, выразимся так, дислокации. Еще в 70-х годах прошлого века во дворе здания медицинского факультета КБГУ, который, как известно, располагается на улице Арманд, 1, возвышался памятник вождю мирового пролетариата – Ильич стоял в полный рост на небольшом постаменте. Но изначально памятник Ленину был установлен прямо у входа в городской парк, где вместе с расположенным напротив памятником И. В. Сталину они составляли впечатляющий скульптурный ансамбль.
    Но потом последовало разоблачение культа личности и первыми в этой борьбе пострадали каменные истуканы вождя. Их, кстати, в Нальчике был явный переизбыток – сам парк с 1933 года носил имя вождя – на колоннах, предваряющих в него вход, так и написано: «Парк им. Сталина. Рядом размещалась групповая скульптура «Вожди мирового пролетариата В. И. Ленин и И. В. Сталин на отдыхе». Отдыхали гении на уютной скамейке, расположенной в том самом месте, где сейчас горит Вечный огонь.

    Поблизости, на центральной аллее, прямо в центре большой клумбы на внушительном пьедестале в неизменной фуражке и шинели с руками за спиной ослепительно-белый Сталин стоял в полный рост. Его каменный двойник возвышался над клумбой из роз, разбитой невдалеке – в Детском парке на пересечении улиц Кабардинская и Ногмова. Имелись памятники вождей на территории санаториев, у входа в городские школы. Где те Сталины… Разбиты, расколоты, уничтожены…

    А в 90-х годах прошлого века закончилось и время Ленина. Главный нальчикский Ильич – величественный и монументальный – был отлит из бронзы и установлен на постамент из уральского гранита (авторы – скульптор А. И. Посядо, архитектор В. А. Артамонов) у Дома Советов 5 июля 1957 года. Сама площадь с его установкой приобрела законченный архитектурный облик – с одной стороны чем-то похожее на океанский лайнер главное здание республики, с другой – монумент вождю, от которого радиальными лучами разбегались тенистые аллеи; за его спиной – каскад фонтанов. Памятник стал своего рода средоточием общественной жизни – по праздничным датам (1 Мая, 7 Ноября, ныне исчезнувших из календаря) перед ним устанавливали трибуну, на которую степенно и с достоинством всходили местные вожди, передовики производства, деятели науки и культуры, приветствующие демонстрантов. Разборную эту трибуну потом увозили во двор Дома Советов, и мы, будучи детьми, частенько залезали вовнутрь ее; мало того, одно время здесь даже был наш «штаб», который никому не мешал (такие вот спокойные, оказывается, были времена в середине шестидесятых). Да и в сам Дом Советов мог свободно войти каждый. И возвращаясь из школы, мы, малолетки, считали обязательным заглянуть в это здание и прокатиться на лифте, на тот момент единственном в городе.
    У памятника вождю октябрят принимали в пионеры – пронзительно-солнечный, волнующе-торжественный, светло-праздничный день этот навсегда в памяти многих тысяч нальчан. Именно сюда, к постаменту, возлагали цветы молодожены. Для одних это был ритуал, для других душевная потребность. Так было, и такими мы были… «Как молоды мы были, как искренно любили, как верили…»

    А потом пришли перестройка, гласность, время перемен. Опьянение свободой, а вернее, вседозволенностью, вылилось в то, что все «пинки и шишки» первым принял на себя Ильич. Митинги начала девяностых живы в памяти многих, как и тот день, когда Ленин покинул место, выделенное ему, как всем нам казалось, на века. Подъемный кран, задрожавший на какое-то мгновение, довольно быстро справился с многотонной ношей и уложил низвергнутую фигуру вождя на длиннющий открытый «КамАЗ». Люди закричали, зааплодировали, засвистели, но далеко не все – у многих влажно блестели глаза… Заканчивалась советская эпоха. Не самая лучшая в истории государства нашего. Но и не самая худшая…
Прошли годы, и в начале нового тысячелетия по просьбе старых коммунистов, обратившихся к президенту республики, Ленин вернулся к Дому Советов (к тому времени переименованному в Дом Правительства). Правда, не на свое прежнее место. В самом конце сквера, за аллеей с фонтанами, у проспекта Шогенцукова для него соорудили скромный постамент, на котором вождь весь не смог поместиться: часть его стопы находится в воздухе. Взгляд Ильича устремлен все в том же направлении – на Дом Правительства, где теперь заседают отнюдь не его сторонники, коими решаются задачи вовсе не социалистического, а тем более коммунистического строительства. И поэтому никаких других чувств кроме иронии не вызывают слова, написанные об этом памятнике каких-то тридцать-сорок лет назад и практически дословно кочевавшие из одной книги в другую: «И Ленин всегда с нами. Его рука протянута к нам, он видит наши успехи, достижения и радуется вместе с нами. Мы чувствуем постоянно, в каждом нашем деле – большом и малом – протянутую нам руку Ильича. Твердая рука вождя вела…». И сравните: «Ленин всегда с нами. Его рука протянута к нам. Он видит наши успехи, достижения. Его твердую руку мы чувствуем постоянно, в каждом нашем деле – большом и малом».
    На бывшем месте Ильича какое-то время находился глобус земного шара. Прозрачный и невесомый, он, установленный волюнтаристским решением, выглядел чужеродным и несуразным на мощном гранитном постаменте. Создавалось впечатление, что глобус сам понимал: он незаслуженно и временно занял чужое место. Ассоциации эти были обоснованы и тем, что в памяти авторов живы детские воспоминания, когда постамент вождю уже был сооружен, а сама скульптура еще не установлена, и место одно время занимала железобетонная круглая конструкция…

viktorkotl.livejournal.com

Добавить комментарий