Поиск

Тройной превращение Щелкунчика и мышиного короля


Наделяя какое-либо произведение эпитетом «детское», мы часто вводим в заблуждение сами себя: нам кажется, что все детское – это простое, незамысловатое и наивное. Но настолько ли просто то, что создано якобы для детей? И так ли очевидно, что автор писал для детей?

В 1816 году в Берлине впервые вышла в свет сказка Эрнеста Теодора Амадея Гофмана «Щелкунчик и мышиный король», она была опубликована в сборнике детских рассказов, но сам автор определял ее как сказку для больших и маленьких детей. С одной стороны, она погружает нас в мир светлой фантастики и несбыточного сюжета, безграничного воображения и сказочных чудес. А с другой – вновь рассказывает об извечной борьбе благородства и подлости, о непобедимой силе добра, об истинной красоте, сосредоточенной в душе человека. Критики писали об «Щелкунчике» так: «Все в этих сказках отдано во власть всепокоряющей богини фантазии, доброй к добрым, беспощадной к злым, щедрой рукой рассыпающей для своих любимцев драгоценные самоцветы поэзии и юмора, не требуя от них при этом никакой платы, кроме простодушной веры в то, прекрасное существует, вопреки всем ее врагам и гонителям» (Н. Миримский).

Почти через 80 лет после публикации, произведения Гофмана, оно обрело новую жизнь в неожиданном качестве: в Мариинском театре Санкт-Петербурга состоялась премьера балета «Щелкунчик», музыку к которому написал Петра Ильича Чайковский на либретто Мариуса Петипа. И до сегодняшнего дня это один из самых важных балетов для классического балета, а музыка стала культурным феноменом – ее любят и узнают даже те, кто далек от искусства. Эта немецкая сказка на российской сцене – один из настойчивых признаков рождественско-новогоднего настроения, это чудо для взрослых: музыка и танец переносят тебя в собственное измерение, искусство возносит ввысь, совершенство осеняет и чувства, и мысли.

Музыка П.И. Чайковского стала основой для мультипликационного фильма Бориса Степанцева, снятого в 1973 году. В золотую эпоху отечественной анимации снимали не только очень много, но и хорошо, с детьми умели говорить на их языке, но при этом не упрощая смыслов. Все самое важное сохранялось и преподносилось в тех образах и метафорах, которые понятны ребенку. «Щелкунчик» — картина без слов, здесь обо всем расскажет музыка, мультипликация понятна и красива. Но становясь старше, ты по-детски доверчиво вновь и вновь всматриваешься в этот мультфильм, но с той разницей, что возраст дает тебе преимущество замечать нюансы, видеть оттенки и переливы. Понимать не только то, что сказано, но и ценить то, как это сказано. Понимать, что у прекрасного есть множество путей к нашему сердцу, особенно если оно выросло из мудрости, нравственности, доброты и любви.

В этом фильме соединились три искусства, талантом к которым был наделен Гофман: литература, музыка и живопись. Но объединились здесь еще и три автора: сам Гофман, Чайковский и Степанцев, чтобы превратить один сюжет в целый мир, зазеркалье снов, где любой ребенок сможет свободно парить по воле собственной фантазии. Мир, где он учится понимать, что значит добро и зло, с которыми нам идти об руку всю жизнь. И еще «Щелкунчик» являет нам – маленьким и большим, нечто гораздо более сокровенное, чем прописные истины: силу искусства, которое порой единственное может быть ответом на несовершенство мира, нашей тайной дверью, через которую мы сбегаем от реальности. marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий