Поиск

Да по зимнему ковру к новогоднему костру


Кто может рассказать, как рождается сказка и где находится ее исток? И как дотянуться до времен, когда она была былью и жила на воле, а не в пересказах и книгах? Ее чудо состоит в этой тайне появления, тайне обретения нами ее поэзии, юмора и простой мудрости. Мы привычно относим сказку к древности, не замечая, насколько она современна понятна нам сегодняшним.

Еще одно чудо сказки в том, что она создается у нас на глазах, соединяя прошлое и настоящее, вплетаясь в узор нашей жизни и позволяя сердцу расцветать не зависимо от времени года. Так было с мультфильмом «Двенадцать месяцев», который был снят в 1956 году режиссерами Иваном Ивановым-Вано и Михаилом Ботовым по сценарию Самуила Маршака и Николаем Эрдманом. Сегодня мы без этой анимационной картины не можем представить не только предновогоднего ожидания, но и своего детства вообще. Не каждой книге и не каждому мультику выпадает такая доля – войти в нашу жизнь ее составной частью, помочь нам открыть для себя простые истины, научить жить в ладу с собой и с совестью.

Сколько бы раз ты ни смотрел «Двенадцать месяцев», все же каждый раз ты будешь постигать еще одно чудо сказки: на самом деле, это машина времени. Она переносит нас одновременно и в свое сказочное заповедное время, которое длится без начала и конца, и во то время, когда мы впервые с сказкой соприкоснулись – в наше детство. В то ощущение, что мир безграничен и требует нашего постижения, в то умение безусловно сопереживать героям – без скепсиса и абстрагирования, в то любопытное нетерпение заглянуть, что же там дальше, чтобы заранее знать – бояться нам или ликовать…

У этого мультфильма есть еще одна особенность, которая раскрасила нам наше детство – это голоса, которыми говорят герои. Сначала это просто голоса – очень выразительные, яркие и какие-то сочные. Но с течением времени мы понимаем, что эти впечатления подарили нам великие артисты, которые с одинаковой отдачей работали и в театрах и в мультфильмах, оживляя сюжет, превращая сказку в такой мир, где мы жили полной жизнь, хотя бы те 55 минут, что длится картина. Эраст Гарин, Георгий Вицин, Алексей Грибов, Татьяна Барышева, Людмила Касаткина – здесь одного перечисления было бы достаточно, чтобы удивиться и подумать о том, что было и что есть сегодня у отечественного детского кинематографа.

Повзрослев, ты умеешь не только вслушиваться в этот мультик (такое родное детское слово), но всматриваясь в него, улавливать нюансы и расшифровывать намеки, прошедшие незаметными для тебя в детстве. И ты замечаешь и тонкую сатиру, просочившуюся в оттепельный мультфильм, и черты характеров героев, хлестко подмеченные режиссером и сценаристами, и поразительную художественную завершенность каждого кадра. Эти картинки зимнего леса, и новогоднего костра, и лица братьев-месяцев – все наполняет тебя ощущением чего-то хорошего и радостного. Так в детстве мы любили, свернувшись калачиком возле мамы или бабушки слушать о далеких временах. Нам самим не верилось, что все это было на самом деле, но мы сопереживали этим рассказам – смеялись, предвкушали, верили и всякий раз боялись: а вдруг на этот раз все не закончится хорошо. И зная, что и сами мы когда-нибудь станем все это передавать своим детям, мы постигаем еще чудо сказки (народной, литературной, семейной или кинематографической) – она связывает нас мириадами невидимых связей со всем, что есть на земле: с нашим прошлым и будущим, с самыми близкими нам людьми и со всем человечеством, с мудростью тысячелетий и нашим собственным жизненным опытом, который всегда кажется таким ничтожным.

marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий