Поиск

«Троцкий» Первого канала: титаническая работа по извращению истории


К 100-летию Октябрьской революции на Первом канале вышел сериал «Троцкий» с

Константином Хабенским в главной роли, вызвавший немалый интерес у
российского телезрителя. Сегодня мы публикуем рецензию Андрея Рудого на
этот кинопродукт, вызывающий недоумение у людей, хоть сколько-нибудь
знакомых с историей. Автор попытался расшифровать, для кого снимался
сериал, и поменяет ли эта картина взгляды аудитории на события 1917
года.

“Наверное,
ко мне лично и создателям сериала будут вопросы от троцкистоведов и
историков. Понимая это, мы не боялись фантазировать, что-то сочинять на
тему этого страшного человека со страшной судьбой.”

Константин Хабенский.

Собственно, на эпиграфе можно было бы
и закончить рецензию на сериал “Троцкий”, вышедший накануне 100-летней
годовщины Октябрьской революции и дня рождения человека, чьим
псевдонимом он был озаглавлен. Но к детальному разбору этого творения
Первого канала меня склоняют, как минимум, два обстоятельства.
Во-первых, большинство зрителей волей-неволей воспринимают такую
кинопродукцию как историческую правду, едва ли не документалистику.
Во-вторых, сериал несёт совершенно конкретный пропагандистский месседж,
который нельзя игнорировать.

Ожидать к 100-летию Октября
беспристрастный, исторически выверенный и лишённый штампов
государственной пропаганды сериал мог только очень наивный человек. Ведь
изобразить революцию в истинном обличии означало бы популяризировать
её, чего российские олигархи и чиновники ни при каких обстоятельствах не
допустили бы. Но всё же лично я ожидал, что наши киноделы будут
действовать не столь топорно. Ещё до премьеры на
специально оборудованном сайте
этого телепроекта можно было увидеть хронологию жизни Льва Давидовича
Бронштейна-Троцкого, биографии основных персонажей. Всё это дело было
подкреплено не слишком затёртыми цитатками из сочинений, воспоминаний,
биографий. Видно, что создатели сериала переворошили огромное количество
литературы — в том числе, мемуары самого Троцкого. Поэтому, листая
портал, можно было предположить, что революцию и её основных вождей
будут поливать грязью весьма изощрённо, беря за основу реальные события и
реальные типажи.

Но вышло не так. “Троцкий” решительно
рвёт связи не только с реальностью, но и с собственным промо-сайтом.
Уже на 10-й минуте просмотра первой серии ловишь себя на мысли о том,
что весь происходящий на экране бред опровергают не только
документальные или мемуарные исторические источники, но и банальная
Википедия. А где-то в середине сериала приходит ощущение того, что
исторический анализ этого творения сделать в рамках рецензии в принципе
невозможно. Потому что разбирать, опровергать, дополнять придётся ВООБЩЕ
ВСЁ. Посудите сами, на “Кинопоиске” недавно вышел
развёрнутый материал,
в котором аж пятеро историков развенчивают псевдоисторичность
“Троцкого” (а заодно и другой, похожей киноподелки — “Демона
революции”). Но даже в этом лонгриде не охвачено и десятой части
искажений и передёргиваний.

1905 год: почему-то Троцкий возглавляет шествие вместе с Парвусом, а на транспарантах — лозунги 1917 года, написанные с применением орфографии 1918 года.

При этом стоит заметить, что к
“обёртке”, к форме сериала претензий практически нет. Сюжет выстроен
грамотно (если не брать в расчёт историчность), диалоги прописаны
добротно, актёры действительно играют, атмосфера в кадре присутствует,
оператор своё ремесло также знает. Можно указать на “ляпы” художника по
костюмам, можно указать на неестественность речей Сталина, но это по
меркам опустившегося на дно российского кино — сущие мелочи. Однако за
этой удобоваримой формой кроется прямо-таки отвратное содержание.

В круговороте фантазий создателей
“Троцкого” куча выдуманных встреч (будь то визит Льва Давидовича на
лекцию к Зигмунду Фрейду или дискуссия с “вешателем” Столыпиным),
выглядят ещё вполне безобидной шалостью. Настоящую, коробящую до глубины
несуществующей души, дичь здесь находишь едва ли не в каждой второй
сцене. Вот Ленин пытается столкнуть Троцкого с крыши (не иначе Виктор
Пелевин заглядывал к сценаристам с мешком наркотиков). Вот легендарный
II съезд РСДРП, на котором партия раскалывается на большевиков и
меньшевиков, представлен как сборище, на котором глаголятся глупые
абстрактные монологи, никак не относящиеся к реальной повестке собрания.
Вот Июльский кризис 1917 года начинается с речи “демона революции”
перед кронштадтскими матросами. Вот Троцкий, дабы срубить хайпа,
самолично начинает октябрьское восстание (как дело обстояло в реальности
— почитайте хотя бы
здесь).
Вот главный герой намеренно отправляет на гибель создателя волжской
флотилии и своего приближённого Маркина. Вот выясняется, что Троцкий не
возглавил советскую Россию только потому, что он был… (тадааам!)
евреем. И апофеоз экранного трэша — большевики во главе с
главнокомандующим Красной Армии спонтанно убивают участников похоронной процессии прямо на кладбище.

Это лишь мизер из кучи фантастических
сюжетов, выданных сценаристами. Да, порой они берут реальные события. К
примеру, разбирательства революционных матросов под руководством
Николая Маркина с соседями Троцкого или судебный процесс над Щастным. Но
реальные данные дополняются таким количеством неточностей и искажений,
что попросту выворачиваются наизнанку. Я уж промолчу о том, что
исторические причинно-следственные связи в “Троцком” вообще отсутствуют
как явление. Ну, или сводятся к одной связи под названием “иностранные
деньги”.

Образы в сериале — либо карикатуры на
реальных исторических лиц, либо полностью выдуманные, клишированные
персонажи, зачем-то взявшие имена людей из окружения Троцкого. Ленин
здесь абсолютно никчёмный интриган, не играющий никакой заметной роли в
революционных событиях. Сталин — просто бандит и открытый антисемит,
который ходит в окружении “братков” с Кавказа, да ещё и через доверенных
лиц убивает Ленина. Наталья Седова — не революционерка, вынужденная
эмигрировать в Европу, а пафосная фифа из высшего общества, ищущая
развлечений по Парижам. Комиссар Морского Генерального штаба Лариса
Рейснер становится шлюховатой дамочкой в мехах, а ее роль сводится к
интимным услугам Троцкому во время поездок в бронепоезде по горящей
огнём Гражданской войны России. Девицей лёгкого поведения изображена и
Фрида Кало, которая (внезапно!) предаётся любви с будущим убийцей
Троцкого. Зато любимый философ Владимира Путина
Иван Ильин, сотрудничавший с нацистами, предстаёт перед нами в образе идеального российского интеллигента в вакууме.

Наконец, сам главный герой. Несмотря
на некоторые попытки прописать его светлые стороны, Троцкий у
сценаристов выходит не только властолюбивым, кровожадным, сексуально
озабоченным ублюдком, но и каким-то туповатым
революционером-примитивистом. Чуть ли не в каждой речи экранный Лев
Давидович либо призывает пролить кровь, либо сравнивает революцию с
женщинной, срочно нуждающейся в оплодотворении. При этом реальные речи
Троцкого, конечно же, игнорируются. Когда главный герой начинает
рассуждать о том, что, дескать, пускай большинство русского народа
вымрет, ты уже ждёшь: следом пойдёт
известная псевдоцитата
о “пустыне,`населённой белыми неграми”. А в финале Троцкий и вовсе
предстаёт перед нами едва ли не сумасшедшим, которого постоянно
преследуют галлюцинации. Сохранение его разума и человечности и в конце
жизни можно было бы передать хотя бы через общение с внуком Всеволодом,
жившим с ним в Мексике. Но госзаказ таких вещей не предусматривал. Ни
одного из двух (если память мне не изменяет) выживших потомков Троцкого
вообще не вывели на экран.

Вишенка на торте: сцена убийства
главного героя. Лично я долго смеялся над ней. Почему, почему реальный
Троцкий умер интересно, а сериальный — нелепо? Воистину это титаническая
работа сценаристов по извращению истории!

Более того, представить сколько-нибудь обстоятельный рассказ о жизни Льва Давидовича и о

революционном движении в целом без погружения в марксистскую теорию
невозможно. Но сценаристы
Олег
Маловичко, Руслан Галеев и Павел Тетерский вывели-таки на экран
“теоретиков без теорий”. Если реальный Троцкий много и подробно писал о
механизмах социалистической революции, пытался вскрыть её логику, а
также проводил глубокий и всесторонний анализ общественного строя
царской России, а затем и СССР, то в сериале он лишь кидает какие-то
пошлые фразы вроде “Революция — это и есть я!”. Ни тебе внятного
разъяснения теории
перманентной революции, ни рассуждений о деформированном рабочем государстве или переходной программе.
Ленин, внёсший ещё больший вклад в развитие марксизма, не удостоен и
пары реальных цитат. Плеханов и вовсе несёт какую-то несусветную чушь.
Творение Первого канала попросту наполнено тупыми, пошлыми рассуждениями
героев, не имеющими никакого отношения к их реальным взглядам. И
сделано это не от незнания создателей, читавших и сочинения Ленина, и
сочинения Троцкого, и массу прочей марксистской литературы, а из
сознательного желания извратить и исказить реальность.

Можно сказать, что создатели этого
телепроекта попросту взяли самого мифологизированного из большевиков и
продолжили традицию его мифологизации. И это неудивительно — ведь образ
“демона революции” как нельзя лучше подходит для формуляров российской
официальной пропаганды. На экране герой Хабенского предстаёт сначала
наивным молодым человеком, возмущённым системой (привет бунтующим
школьникам!). Затем покровительство над ним берёт “торговец революцией”
Парвус, после чего он получает известность (даже на “профилактических
беседах” в полиции сейчас рассказывают о том, что все лидеры оппозиции
“искусственно распиарены”). Во время революции Троцкий становится
циничным, властолюбивым ублюдком и фанатиком, не щадящим ни врагов, ни
себя, ни собственную семью. Поддерживают его в страшных “утопических”
планах, конечно же, всякого рода быдланы-простолюдины. В довесок к
этому, где-то через одно рукопожатие от центрального персонажа обитает
немец, дающий деньги Парвусу и призывающий скорее “раскачивать лодку” в
России. Да-да, “раскачивать лодку” в данном случае — это прямая цитата
из сериала. А в финале революция, конечно же, пожирает своего
любимейшего ребёнка.

“Троцкий” — это история не о прошлом,
а о настоящем и будущем. Это клич официальной пропаганды к российской
молодёжи: “Против власти бунтует либо маргинальное отребье, либо
фанатики, низвергающие страну в пучину хаоса, а затем и сами гибнущие в
этом хаосе”. О колоссальных достижениях Октябрьской революции, будь то
победа над безграмотностью, уничтожение сословий, отделение церкви от
государства, уравнение женщин в правах с мужчинами или
что-то ещё, в сериале, разумеется, не говорится ни слова.

Но, в то же время, “Троцкий” — это и кошмарный сон самого правящего класса. У страха глаза велики — потому многие события и изображаются в сериале гиперболизированными. Действия

большевиков уже сами по себе кажутся бизнесу, чиновникам и творческой
“элите” вроде Эрнста и Цекало “безумием”. И это показательно. Ведь как
говорил сам Лев Давидович, “
сплошным безумием революция кажется тем, кого она отметает и низвергает.

Впрочем, этот сериал, выворачивающий

наизнанку саму реальность, может сыграть отчасти и позитивную роль.
Благодаря своей красочности и, в целом, неплохой технической
составляющей, он способен сподвигнуть людей на ознакомление и с
биографией реального Троцкого, и с историей революции в целом. Таким
пытливым умам хотелось бы посоветовать окромя страниц в Википедии
прочитать “Мою жизнь”, “Историю русской революции”, “Преданную
революцию”, написанные самим “демоном”. Ну, или же трилогию биографа
Троцкого Исаака Дойчера. Уверен, вы будете дико поражены, сравнивая
реального товарища Бронштейна и реальную революцию с теми, что показаны
на экране Первого канала.

Так что читайте книжки, пока их ещё не сожгли или не зацензурили. А сколь-нибудь правдивых фильмов и сериалов о большевиках в рыночной России нам не видать. Увы.

Автор:
Андрей Рудой

movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий