Поиск

По каким признакам можно распознать обман? Ученые сравнивают убеждения студентов и полицейских


Любому из нас приходилось сталкиваться с ложью практически в любой сфере жизни. Люди нередко обманывают, даже когда сами частенько становились жертвой обмана, конечно, по разным причинам. Исследования показывают, что даже у тренированных людей (например, защитников порядка), шансы распознать обман не выше случайных.
Одна из причин такой ошибочности может находиться в тех признаках, по которым люди верят можно распознать обман. Самое распространенное убеждение – что обманщик избегает прямого контакта глазами. Всемирная исследовательская комиссия обмана (да, есть такая) изучила данный вопрос на 2320 испытуемых из 58 стран и получила примерно 11000 ответов, из которых затем были выделены 103 разных убеждения. Избегание взгляда было самым часто называемым признаком и было упомянуто 64% опрошенных. Второе такое убеждение – чрезмерная телесная активность. Эти оба убеждения присутствовали в ответах полицейских, судей и прокуроров. Однако исследования показывают, что избегание взгляда не является признаком обмана.

По каким признакам можно распознать обман

В основном люди полагаются на невербальные признаки. Вербальная информация обычно игнорируется, хотя существуют доказательства, что она может быть полезной. Так, исследование 2004 года продемонстрировало, что люди, хорошо распознающие ложь, обычно полагаются на вербальную информацию, а плохо распознающие – на невербальную. Исследования 2014 и 2015 годов подтвердило, что обучение распознаванию лжи более эффективно, если оно опирается на вербальную информацию.
Было разработано несколько методов распознания лжи по содержанию. Один из них называется «Анализ контента на основе критериев» (Criteria-Based Content Analysis, CBCA). Метод включает в себя список из 19 критериев, которые присутствуют в правдивом рассказе по сравнению с лживыми утверждениями. Так, лжецы склонны рассказывать менее последовательную историю и менее склонны делать внезапные поправки (например, «Это было в восемь вечера… Ой нет, в девять!»). Лжецы обычно включают меньшее количество пересказов буквальных разговоров (например, «Он сказал мне «Молчи, и никто не пострадает!»). Обычно они включают больше противоречий в свой рассказ, а также ведут рассказ в хронологическом порядке (например, потому что отрепетировали историю заранее). Они также менее склонны признаваться, что что-то могли забыть (например, «Я помню, что на мне была надета юбка, но я не помню, какого цвета»). Изначально CBCA разрабатывали для оценки показаний детей в случаях предполагаемого сексуального абьюза, затем после нескольких положительных исследований он стал применяться и для оценки показаний взрослых, и не только в вопросах сексуального абьюза. Большое количество анализов и экспериментов показали, что с помощью этого метода можно отличить ложь от истины с 70% точностью.

Другой метод для определения лжи – «Мониторинг реальности» (Reality Monitoring, RM). Его истоки лежат в исследованиях памяти: изначально он разрабатывался для оценки воспоминаний – основаны они на реальных или воображаемых событиях. Его суть в том, что «реальная» память исходит из реального опыта, и потому содержит бóльшее количество сенсорной, контекстуальной и аффективной информации. Кроме того, настоящие воспоминания более живые, ясные и отчетливые, чем выдуманные. Метод также содержит свой набор критериев, с помощью которых можно отличить реальное от воображаемого. Критерии касаются перцепционных ощущений (звук, запах, вкус), пространственной и временной информации. Анализ показал, что точность этого метода также приблизительно равняется 70%.
Существует также метод SCAN (Scientific Content Analysis, научный анализ контента), разработанный бывшим полиграфологом Сапиром (Sapir). Основываясь на своем опыте работы с полиграфом, он полагал, что речь обманывающих людей и людей, говорящих правду, достаточно отличается. Он выделил свои собственные критерии для определения лжи. В последние годы его метод широко применяется в различных учреждениях разных стран по всему миру. Однако исследовательских данных, подтвердивших его точность, пока получено не было.
Вместе с тем недостаточно информации о том, что люди считают значимым признаком обмана. Более свежее исследование 2015 года показало, что и обыватели, и работники полиции в целом больше заявляют о невербальных признаках, но по сравнению с первыми, последние называют большее количество вербальных.

Испытуемые
В исследовании приняли участие 199 человек: 95 офицеров полиции (средний возраст 44 года, 64 мужчины) и 104 студента (средний возраст 19 лет, 18 мужчин). Служители закона были либо детективами, либо профессиональными дознавателями, то есть они имели опыт в этой сфере. Среднее количество лет на службе было 22 года (от 2,5 лет до 40).
Студенты проходили обучение на отделении психологии, но не проходили никакого курса, связанного с определением лжи.

Процедура исследования
Всем испытуемым был задан открытый вопрос «Как вы думаете, по каким признакам можно хорошо отличить ложь?» и было дано неограниченное количество времени на ответ. Затем им нужно было оценить 28 утверждений о возможных признаках, 26 из которых были взяты из методов CBCA (13 утверждений), RM (8 утверждений) и SCAN (5). Последний был включен для того, чтобы понять, насколько описанные в нем признаки присутствуют в убеждениях людей. Добавочные два утверждения касались «длины» (так как исследования показали, что рассказывающие правду люди обычно склонны говорить больше) и «ссылки на самого себя» (это утверждение сформировано из двух критериев SCAN, описывающих использование местоимений и рассказ от первого лица в прошедшем времени, по этим двум утверждениям данные о диагностической точности были получены).
Для каждого утверждения был дан пример:
— Этот признак касается всех описаний, касающихся положения или пространственного расположения людей и/или объектов. Например: «Он сидел справа от своей жены».
Испытуемые могли выбрать следующие варианты ответа: «Этот признак реже встречается у лжецов», «Этот признак чаще встречается у лжецов», «Нет разницы между лжецом и говорящим правду по этому признаку» и «Я не знаю».
У испытуемых были также собраны дополнительные данные – опыт, среда, из которой они вышли, наличие или отсутствие обучения распознаванию лжи, наличие знакомства со специальной литературой по вопросу. Их также попросили оценить собственные способности по определению обмана по 7-балльной шкале.

Результаты
Никто из испытуемых не проходил предварительного обучения в этой сфере. И полицейские, и студенты оценили свои способности как средние. Офицеры полиции с бóльшим сроком службы оценивали свои способности более высоко.
Ответы испытуемых (всего было получено 443 ответа) на открытый вопрос были сгруппированы на вербальные и невербальные признаки. В невербальной категории ответы касались характеристик речи (тон голоса, задержка с ответом), лица (избегание взгляда, покраснение) и движений тела (дерганье ногой и пр.). В ответах студентов исследователи насчитали 232 невербальных и 20 вербальных признака; в ответах полицейских – 149 невербальных и 42 вербальных признака. Таким образом, только 14% ответов касались вербальных признаков.
Студенты чаще всего называли следующие невербальные признаки: избегание взгляда, нервозность, выделение пота, телесные движения и выражение лица.
Полицейские называли: поведение, избегание взгляда, выделение пота, нервозность и покраснение лица.
Для испытуемых обоих групп избегание взгляда было самым частым признаком, но студенты называли его чаще, чем офицеры полиции. Студенты также называли чаще выделение пота и нервозность, а офицеры – поведение. Остальные признаки упоминались в целом одинаково часто.
И для студентов, и для полицейских, наиболее частыми вербальными признаками были: противоречия и количество деталей. Последний признак студенты называли чаще, а первый чаще называли полицейские.

При оценке утверждений из готового списка офицеры полиции использовали вариант «Я не знаю» значительно чаще, чем студенты (25% против 8%). Обе группы согласились с утверждениями, что лживые рассказы содержат больше отрицаний предположительных обвинений и больше противоречий. Также обе группы верили, что лживые рассказы менее последовательны, содержат меньше перцепционной информации, меньше описаний эмоций и меньше пересказов диалогов.
Испытуемые обеих групп также отмечали, что лжецы меньше рассказывают от первого лица и в прошедшем времени, с меньшими деталями. Обе группы не считали, что между лжецами и говорящими правду будет разница по следующим признакам: представление персонажей в рассказ, четкость, спонтанные поправки, неструктурированное повествование, ссылка на самого себя, посторонняя информация, отсутствующая информация, использование местоимений, изменения в речи.
Обе группы согласились в оценке большей части утверждений, однако была и разница. Студенты были убеждены, что лживые рассказы обычно длиннее правдивых, а офицеры – что по этому признаку не будет разницы. Офицеры также считали, что в лживых рассказах будет меньше временных и пространственных деталей, а студенты не считали эти признаки значимыми.

Для оценки правильности ответов испытуемых все утверждения были оценены по их диагностической значимости – из утверждений методов CBCA и RM, присутствующих в опроснике, были выбраны те, которые имели точность выше 64-65% согласно исследованиям. Таким образом было получено 13 «диагностических» утверждений. Из этих 13 утверждений студенты правильно оценили 5 как значимые (38%), а офицеры полиции – 8 (62%).
Согласно методике SCAN лжецы менее склоны прямо отрицать предъявленное обвинение (будут скорее избегать этой темы), будут испытывать трудность с правильным представлением персонажей в рассказ (например, вместо «мой сын Алекс» скажут «Алекс») и будут пытаться описывать критические события так коротко, как это возможно. Кроме того, лжецы будут иметь больше отсутствующей информации в их рассказе, будут использовать меньше местоимений и включать больше изменений в свою речь. Но метод не обладает подтвержденной диагностической точностью, поэтому его утверждения не были использованы в анализе «правильности» ответов. С двумя из восьми критериев SCAN испытуемые согласились, четыре оценили как незначимые.

И, наконец, были выявлены связи между самостоятельно оцениваемой способностью различать ложь и правильностью ответов. У офицеров полиции количество лет на службе было положительно связано со способностью и с количеством правильных ответов. У студентов обнаружилась связь между правильностью ответов и уровнем знакомства со специальной литературой по вопросу.

Таким образом, исследователи пришли к выводу, что и студентам, и полицейским, свойственны убеждения в отношении распознавания лжи, которые не являются действенными. В частности, испытуемые преимущественно называли невербальные признаки, хотя они не являются достоверным диагностическим средством.

Уважаемые сообщники, а вы умеете отличать ложь от правды?

Источник:
PLOS ONE: Strong, but Wrong: Lay People’s and Police Officers’ Beliefs about Verbal and Nonverbal Cues to Deception

Авторы: Glynis Bogaard, Ewout H. Meijer, Aldert Vrij, Harald Merckelbach
Опубликовано: Июнь 3, 2016

Copyright: © 2016 Bogaard et al., Creative Commons Attribution License. ru-psiholog.livejournal.com

Добавить комментарий