Поиск

Что стало с лучшим советским микрорайоном


ХХ век ещё долго будет напоминать об экспериментах в области архитектуры и автомобилизации. Это сегодня мы смотрим на модернистские микрорайоны и думаем «а зачем они раскидали в поле дома?», а каких-то полвека назад за это давали Ленинскую премию в области архитектуры. Собственно район Лаздинай в Вильнюсе стал первым в истории СССР районом, который получил эту премию — ранее её давали лишь за точечные проекты. Сегодня же этот район сложно отличить от омского или питерского спальников — местоположение выдают лишь прибалтийские панельные серии.

Многие считают, что микрорайоны строились с расчётом на пешеходов и велосипедистов. На самом деле это как раз архитектурный образ автомобильного города будущего. Ле Корбюзье задумывал мкр как противопоставление старым кварталам, где нет места для машин. Он понимал, что жилая застройка и машины — вещи несовместимые, поэтому внутри мкр приоритет пешеходов и безопасная среда, а по периметру автобаны. То есть город для машин, а людям — отдельные ячейки.

Лаздинай полностью это подтверждает — район находится в удалении от основной застройки и добраться туда нормально пешком или на велосипеде сложно. Редкие улицы и развязки делают общественный транспорт малоэффективным, до него либо далеко идти, либо остановки для пересадок разнесены из-за разных уровней. Вот и получается зависимость от машины.

Случайные пешеходы не должны мешать людям в машинах, поэтому будь добр идти в тёмный подземный переход. Стоит отдать должное литовским планировщикам — хотя бы нет лестниц. Но запах туалета знатный.

Местные улицы:

Микрорайоны строились для идеальных людей будущего, но людей об этом предупредить забыли. Дома не разделяют пространство на двор и улица, поэтому говорить о приватном пространстве для жильцов сложно. А если это общее, то это ничьё. Вот вам и нигилизм.

Управлять мкр эффективно может только один собственник, поэтому в советское время такой тип застройки поддерживался в более-менее нормальном состоянии. Сегодня таким хозяйством управлять практически невозможно — слишком много пустырей, которые тянут карман жителей вниз. Тут даже проблема разграничить участки — где территория одной управляющей организации, а где другой? С кварталами всё просто — там квадрат ответственности задаётся домом, а тут такого нет. В Москве из-за этого лет 20 назад появилось очень много оградок — управляющие компании делили территорию для дворников.

Если по-простому, то денег на парк под окнами нет. Результат везде практически одинаковый: грязь, пустота и усталость инфраструктуры.

Нормально содержать мкр получается лишь у скандинавов и немцев, но там люди платят коммуналку в разы больше за общее имущество. Плюс у немцев общий собственник домов, поэтому там фасады и придомовая территория под защитой. Но старые мкр они переделывают в кварталы, а дома реконструируют.

В Лаздинае архитекторы закладывали гаражи для частных автомобилей на окраине микрорайонов. Но в итоге все дворы превратились в парковку во время стремительной автомобилизации. Вот вам и пешеходный рай — из подъезда под колёса машины.

Ну чем не Рязань?

Хотя да, в Рязани нет раздельного сбора мусора…

В микрорайонах улицы не играют роли общественных пространств — они нужны лишь для проезда из точки А в Б. Люди же должны закупаться не в магазине на первом этаже дома, а в торговых комплексах. В итоге улицы пустые, социального контроля нет, а за молоком будь добр идти куда-то туда через пустыри и чужие дворы. Уличной жизни и разнообразия сервисов тут нет — идеальные люди в этом не нуждаются.

Мини-рынок у одного торгового комплекса:

Без торговли путь превращается в транзит через пустоту:

Жизнь Vs. замысл градостроителя:

Многие любят микрорайоны за чувство воздуха и простора. Действительно, если вы хотите построить район посреди леса с максимальным сохранением растительности, то у вас всё получится (например, как в Хельсинки). Но о городской жизни можно будет забыть — вы будете оторваны от магазинов, баров, кинотеатров и прочих благ цивилизации в пешей доступности. Просто не будет хватать плотности и транспорта для бизнеса. К тому же спальники вымирают днём — платёжеспособное население выезжает на работу, а дети и бабушки не делают бизнес рентабельным в дневное время.

Микрорайон в поле же будет давить пустотой. Да, давят не только огромные дома и узкие улицы, но и пустота. Я придерживаюсь теории, что это эволюционный защитный механизм — в пустом пространстве нельзя спрятаться от врага. Но ещё слышал мысль от датского архитектора, что виновато периферийное зрение — оно не даёт сконцентрироваться на чём-то из-за размытых границ. В любом случае, люди предпочитают не задерживаться на большом открытом пространстве.

В общем, Лаздинай, как и все другие постсоветские микрорайоны, показал главное — это нежизнеспособный формат массовой застройки. Единственный положительный момент, который отличает этот спальник от других — тут нет забора у школы. В спальных микрорайонах нужно место для общения и социального разнообразия, ведь баров, кафе или улиц тут нет, зато есть школы. У нас же эту функцию убили забором головного мозга.

Вот вам и идеальный район.

Поделиться записью:

добавить меня в друзья
А ещё можно подписаться в…

Посты по теме:

Самое важное
Как застраивать города Принцип смешанной застройки Немного про точечную застройку Цена одноэтажный России
Микрорайоны и кварталы Будущее микрорайонов Влияние застройки А нужны ли нам дворы?
Застройка в стиле Birdshit Городские площади Так им и надо Подъезд Человека
Человеческий размер Квартирография
Не самое важное, но интересное по теме
Один город – два подхода Берлинские панельки Утопизм в отдельном микрорайоне Материалы новые, подход старый
Московские пятиэтажки
Примеры новых районов
Эко-район Стокгольма Амстердам Копенгаген Орестад — новый район Копенгагена
Мюнхен Берлин-Кёпеник Варшава Хельсинки

gre4ark.livejournal.com

Добавить комментарий