Поиск

ПРО ПОКЛОННУЮ ГОРУ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ



В смысле рельефности Москва, конечно, не самый богатый город.
А тут целую гору срыли. Ну, почти. Почти гору, почти срыли.
Рассказать, как было дело, задумал ещё 7 лет назад.
Но тогда ощущался недостаток в иллюстрациях, а сейчас даже думаю разбить рассказ на три части.

В совсем давние времена углубляться не буду. Темно там.
Пожалуй, дежурно упомяну Бонапарта, перешедшего, как известно, все границы.
Поскольку фотодела в ту пору ещё не существовало, стал искать изобразительный материал. У мэтров живописи ничего не нашёл.
Попадается там и сям вот такая картинка, без даты, названия и автора:

Итак, вдали — белокаменная, а Наполеон на бровке горы ожидает со своей свитой троллейбус 2-го маршрута, чтобы торжественно подъехать к Кремлю…
А, нет, стоп. Вру. Троллейбус № 2 пустят сюда лишь через 122 года, в 1934.
Как же там у Пушкина?
"Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,
Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля…"

На что ему были те ключи? Французская галантность? Всё равно в итоге вломились без ключей.
Тем более, русская армия оставила город, не дав сражения. Как и Поклонную гору (на современном военном языке — высоту 166,2).
Где, вроде бы, сначала предполагалось дать бой, да только военный совет в соседних Филях эту идею забраковал.
И правильно: биться здесь было неудобно.
Что представляла тогда собой гора? Довольно узкую, вытянутую с запада на восток, двуглавую возвышенность, рассечённую наискось оврагом:

(с карты 1838 года)
С севера — сильный уклон к болотистой пойме Фильки, с юга — обрывы к долине извилистой Сетуни. Особо не развернёшься. Это вам не Бородино.
В общем, как не произошло на горе ничего примечательного в 1812-м, так и 100 с лишним лет после этого не происходило.
Тянулись по Можайской дороге обозы, всякие дрожки, сани да розвальни (по сезону). Кто с пониманием, с чувствами — выходил и кланялся.
Навстречу или на прощание. Потому и гора — Поклонная.
Вид на Москву с неё открывался не то чтобы эпический, но широкий:

БОЛЕЕ КРУПНЫЙ РАЗМЕР
Фото первых лет ХХ века. Ещё не проложена и даже не строится окружная железная дорога; у левого края — деревья Дорогомиловского кладбища; правее — само Дорогомилово (виден крупный светлый объём строящегося Богоявленского собора); между Дорогомиловым и Поклонной — огороды, огороды… На горизонте — Кремль и храм Христа Спасителя.

Единственное известное мне дореволюционное фото собственно горы (1912):

Нитка дороги, уходящей из города, рядок деревьев у вершины… с этой стороны она даже и холмом не смотрелась. Рядовой пейзаж.

Книжка "Географические экскурсии в окрестностях Москвы" (А. Борзов, 1925) бесстрастно сообщает нам:
"Сложение Дорогомиловской террасы и Поклонной горы, поскольку можно судить по дорожным выемкам и карьерам Брянской ж. д., различно: терраса сложена песками, косо-слоистыми, ближе к горе очень обогащёнными валунами, самая же гора, по крайней мере, с поверхности, на глубину 3-4 саженей, сложена типичной красно-бурой моренной глиной, с крупными валунами кремневыми, кристаллических пород, розового токшинского песчаника и т. п."
— А? Романтика! И т. п.
Красно-бурую глину, кстати, мы ещё увидим, и вовсе не со стороны Брянской ж. д. Но об этом — в своём месте.
В 1920-х/30-х фотографы обходили эти места стороной: глухая окраина, ничего достойного внимания. Не считать же достопримечательностью свалку, что устроили на склоне, обращённом в сторону Москвы.
Только в предвоенные годы стала постепенно подтягиваться сюда новая городская застройка — граница растущего города приблизилась вплотную.
Панорамный вид постепенно исчезал.
А в 1938 произошло первое ущербное для горы событие: чуть севернее старой Можайской дороги, искривлявшейся здесь вслед за изгибами рельефа, было проложено новое, прямое шоссе. Для того, чтобы шоссе было прямым во всех смыслах, устроили выемку. Примерно четверть горы была срыта.
Вот что писал в конце осени 1941 года Евгений Петров, бывший сатирик и соавтор Ильи Ильфа, а в ту пору — военный корреспондент:
"Мы выехали на шоссе, которое начинается ещё в городе и представляет собою одну из лучших улиц новой Москвы. Здесь ещё осталось несколько ветхих деревянных домишек былой, запущенной окраины. И они очень выразительно контрастируют с длиннейшей перспективой громадных новых домов, выстроенных за последний год. Некоторые из них ещё не закончены… За последним домом с золочёной вывеской кондитерского магазина сразу начинается поле. Ещё весной этого года по Можайскому шоссе мчались автомобили дачников. Сейчас оно перегорожено баррикадами и противотанковыми заграждениями… Мы проехали холм, до половины срезанный широкой автострадой. Это Поклонная гора, хорошо известная в истории русского государства."
Ну, до половины — не до половины, а приличный кусок отхватили.
Так выглядел этот выезд из города в 1941:

Вид от нынешней площади Победы в сторону центра (фото М. Грачёва)

Два вида, снятых с близких точек, в сторону Сетуни и Воробьёвых гор:

Теперь на этом месте — улица 1812 года. Вершина горы — за правым краем.

Немецкая аэросъёмка, лето 1942:

БОЛЕЕ КРУПНЫЙ РАЗМЕР
Хорошо видны трассы старой дороги и нового шоссе. В полной мере сохранялся овраг, разделявший две вершины.
На западной вершине — окопы и огневые точки. Теперь на их месте Центральный музей Великой Отечественной войны.
С севера — Фили, с юга — Киевская (бывшая Брянская) железная дорога и извилины Сетуни.

Далее. Середина 1950-х, выемка шоссе с получившегося здесь в результате земляных работ откоса:

Правее и чуть ближе автобуса (то есть, на месте ровно по центру кадра) теперь стоит триумфальная арка.

Состояние местности на 1951, фрагмент карты Мосгоргеотреста:

БОЛЕЕ КРУПНЫЙ РАЗМЕР
Название горы здесь отнесено к западной, чуть более высокой (170,5 м против 166,2 м), но не такой выраженной вершине.

Однако городу нужен был парадный въезд. И его начали воплощать.
Восхитительная панорама 1956 года, сделанная с северного остатка горы:

БОЛЕЕ КРУПНЫЙ РАЗМЕР
Конечная остановка троллейбусов. Строятся дома, окаймляющие будущую площадь Победы. По воспоминанию моего деда, видевшего строительство, правый корпус был просто таки врыт в гору. Следствием устройства ансамбля из новых корпусов стало то, что от горы отгрызли ещё один кусок — на этот раз с восточной стороны. Там, под откосом, проложили улицу Генерала Ермолова.
На месте тогдашней административной границы города — какой-то обелиск или памятный знак. Найти его изображение с лицевой стороны мне пока не удалось.
Видна также трамвайная линия, а из-за столба выглядывает и трамвай, следующий в Фили.

С другой точки, 1958, в цвете:

Дорожный знак, обозначающий въезд в город, и автобус ЗиС-155, с традиционно полуоткрытой по летнему времени решёткой радиатора.

Ещё вариант, приблизительно те же годы:

БОЛЕЕ КРУПНЫЙ РАЗМЕР
Здесь можно было нарвать букет. Фото из архива А. Абросимова.

Вернёмся на гору. 23 февраля 1958 на западной вершине был установлен закладной камень памятника Победы, который запланировали уже тогда.

Парад в день открытия камня.

А что же старое шоссе? Оно пока никуда не делось.

1959, фото В. Абросимова.
Пока был жив Сталин, использовалось как правительственная трасса для проезда на его "ближнюю" дачу.
Устоявшееся название: "дача в Кунцеве", хотя от Кунцева она сильно в стороне (до него ещё 2 км по Старой Рублёвке).
Правильнее было бы говорить "в Волынском лесу", но уж как есть — так есть.
Местные жители сокращённо называли прежнюю дорогу "ПравИлкой". При Хрущёве она утратила транспортное значение и использовалась разве что как местный проезд.
А чаще, как видим, пешеходами.

Зимой длинный склон в сторону города служил горкой:

Конец 1950-х — начало 1960-х, фото Н.А.Багрова.
Из воспоминаний одного местного жителя, тогда — мальчишки:
"Садишься на верхушке горы и съезжаешь практически к самой панораме" (имеется в виду здание Бородинской панорамы; её откроют в 1962).
"А стоишь на горе — и смотришь в окна 5-го этажа" (это окна дома, имеющего теперь адрес: дом 1 корпус "Б" по площади Победы).

Остаток оборонительных сооружений, бетонный колпак 1941 года:

Позади справа — нынешний дом № 2 по пл. Победы. Фото В. Абросимова.

1962, вид от Бородинской панорамы.

Здесь слева хорошо видна крутизна подъёма у самой вершины по старой дороге. Движение по новой устроено хитро: двухстороннее — в область и из неё; отдельно — двухстороннее в Фили, на улицу Барклая. Трамвайные пути доживают последние дни: уже построена Филёвская ветка метро.

Тоже 1962, вид на будущую площадь от ул. 1812 года:

Фото Л.Н.Кузьмичёва.

Опять 1962. Вид из дома №47 по Кутузовскому проспекту (старая нумерация, до образования пл. Победы) в сторону центра.

Внизу — начало старой трассы.

Май 1962 (какой урожайный на фотоснимки год!):

Студенты сажают сосны для будущего Парка Победы.
Впереди мы видим западную вершину горы.

Ещё фото с этого мероприятия, вид в сторону МГУ:

Оба снимка — из архива А. Карпухина.

Снимок для любителей автомобилей марки "Москвич":

БОЛЕЕ КРУПНЫЙ РАЗМЕР
1963, Машины стоят на "Правилке", фото И. Данилова.

1963-65, у закладного камня:

В наше время, если идти со стороны Главной (фонтанной) аллеи, а затем подняться по лестнице да встать позади и справа от церетелиевской стелы (между ней и северным крылом музея), окажетесь ровно на месте этого камня.

1963-65, в Парке Победы. Красота!

БОЛЕЕ КРУПНЫЙ РАЗМЕР
Оба снимка сделал В. Абросимов.

1964, Староможайское шоссе:

Современным молодожёнам теперь, наверно, и невдомёк, что аллея Новобрачных, где они распивают шампанское и делают умильные фоточки — бывшая правительственная трасса, по которой лет 70 назад катили в лимузинах к дорогому Иосифу Виссарионовичу руководители партии и правительства. Иногда — в полуобморочном состоянии.
А позже здесь просто прогуливались.
"И новая юность поверит едва ли,
Что мама и папа здесь тоже бывали"
— сказал поэт Долматовский (правда, имея в виду Сокольники, но это не важно).

1965, вид в сторону области:

БОЛЕЕ КРУПНЫЙ РАЗМЕР

А так в том же году выглядело Можайское шоссе несколько дальше, у Парка Победы (он справа):

БОЛЕЕ КРУПНЫЙ РАЗМЕР
Плотность движения была приличной уже тогда. А уж что происходило в 1985-87, перед расширением… наверно, единственная регулярная пробка во всей Москве. Впрочем, об этом — после.

Жизнь — своим чередом. Особенно детская. В юном парке, в праздник, которому он посвящён:

Тот же 1966.

Автор (В. Абросимов) подписал фото так: "запуск жестяного пропеллера".

Видимо, после удачного запуска:

1966, у южного склона. Позади — пятиэтажки на ул. Братьев Фонченко.

Играют мальчики в футбол… до очередной трансформации горы остаётся всего ничего.

А продолжение — в следующей части.
***
Авторы снимков указаны, когда они известны.
Сами снимки — с сайта https://pastvu.com moya-moskva.livejournal.com

Добавить комментарий