Поиск

Гейши-мужчины: отоко-гейша, хокан, тайкомоти


К началу 12 в. политическая система Японии изменилась: старая родовая аристократия утратила влияние, и её место в управлении страной заняло усилившееся военное сословие — самураи. Это привело к возникновению новых буддистских течений, которые были тесно связаны с самурайским обществом. Одной из них была и основанная монахом Иппэном Сёнином (1239-1289) школа Дзи буддийского учения о Чистой земле, оказавшая сильное влияние на последующее развитие культуры и искусства Японии.

Одним из известных японских популяризаторов учения Чистой земли был монах Куя, который изобрёл «танцевальную молитву» к Будде. В 13 в. многие советники даймё (крупных феодалов) были выходцами из этой школы. Их называли добосю — «товарищи», т.к. они и давали советы, и развлекали своего господина, были знатоками чайной церемонии, исполняли танцы и играли на музыкальных инструментах.


Тайкомоти в танце, 18 век.

К концу 15 в. в Японии начался период Сэнгоку (1500 — 1575) — «Сражающихся царств»: военные лидеры провинций боролись друг с другом за власть. Добосю адаптировались к изменившимся реалиям жизни и превратились в стратегов и специалистов по военным хитростям. Они по-прежнему оставались чем-то средним между мудрым советником и интересным компаньоном, с которым было не скучно проводить время.

К 16 в. их стали называть отогисю или ханасисю — «рассказчики», так как в их обязанности входило рассказывание историй, забавных баек, поддержание беседы. Они по-прежнему оставались сведущими в военной стратегии и в битвах сражались бок о бок со своим господином.

Период Сэнгоку завершился победой генерала Токугавы Иэясу (1542-1616) в 1603 г. и основанием сёгуната Токугава со столицей в городе Эдо (нынешний Токио). Установление мира и стабильности в стране (во многом явившееся следствием истребления или ослабления бывших региональных лидеров) привело к тому, что большинство советников-отогисю остались без господина и без работы.
Многие из них нашли новое пристанище в курува — высококлассных кварталах публичных домов, где артистичные куртизанки обслуживали купцов и прочих богатых клиентов. Бывшие отогисю теперь развлекали гостей куртизанок на банкетах забавными или эротическими историями, а также при случае давали советы по заключению сделок и ведению торговли. Теперь их называли гейша (芸者, яп. гэйся)- т.е. «человек искусства», «артист», хокан — «посредник», или тайкомоти.

Слово «хокан» (幇間, яп. хо:кан) состоит из иероглифов 幇 хо: — «помогать», и 間 кан — «между, среди людей». Т.е это слово можно перевести как «помощник в отношениях между людьми», посредник». Соответственно, задача хокана\тайкомочи — вместе с гейшами развлекать гостей на банкетах, выполняя роль связующего звена между гостями и посредника между гостями и гейшами, и поддерживать атмосферу непринуждённого веселья.


Куртизанка и гости (иллюстрация к пьесе кабуки) Слева- гейша и хокан, в центре
— смеющаяся над ними куртизанка, справа — молодой самурай. Кунисада (1786 — 1864)

«Тайкомочи» (太鼓持, яп. тайкомоти) — более неформальное название этой профессии, и в буквальном переводе означает «тот, кто несёт\держит барабан». Это не означает, что тайкомоти — барабанщики: когда-то выражение «нести барабан» означало «льстить». (Подробнее о происхождении этого слова см. ниже.)

Все эти три названия стали использоваться с 17 в.

В 1751 г. первая онна-тайкомоти (женщина-тайкомочи) появилась на вечеринке в одном из борделей Симабара (квартал удовольствий в Киото) и тем самым наделала много шума. Её прозвали «гейко» (芸子, яп. гэйко, т.е. «девушка-артистка»). В Киото слово «гейко» используется для обозначения профессии гейши по сей день.

Первоначально женщин, выполнявших функции тайкомочи, называли называли онна-гэйся — женщина-гейша. Они быстро обрели популярность и к 1780 году обогнали по численности гейш-мужчин, поэтому к 1800 г. название «гейша» окончательно закрепилось только за женщинами: в книге «Geisha: The Secret History of a Vanishing World» Лесли Даунер (Lesley Downer) приводит следующую статистику для токийского квартала удовольствий Ёсивара: в 1770 г. там было зарегистрировано 16 гейш-женщин и 31 гейша-мужчина, в 1775 — 33 женщины и 31 мужчина, в 1800 — 142 женщины и 45 мужчин.
Если прежде под «гейшей» всегда подразумевался мужчина, а женщин этой профессии называли онна-гэйся (гейша-женщина), то теперь уточнять приходилось уже в том случае, если имелся в виду мужчина: появился термин «отоко-гэйся» (гейша-мужчина).


Тайкомоти и гейша, 1861 (иллюстрация к пьесе кабуки)

В обязанности гейш — как мужчин, так и женщин, — входило посещать вечеринки, составлять гостям компанию в выпивке и разговорах, развлекать их танцами, пением и музыкой. Гейши-женщины стали даже популярнее, чем куртизанки, благодаря своим артистическим талантам, современному облику и утончённости.

В то время, как гейши-женщины обычно развлекают гостей изящными представлениями — танцем, пением, музыкой, задача гейш-мужчин — это рассказывание историй и анекдотов, зачастую эротического содержания, а также разыгрывание небольших забавных сценок, организация игр, словом, всё то, что помогает сделать атмосферу весёлой и непринуждённой. (Стоит напомнить, что оказание сексуальных услуг никогда не являлось частью профессии гейш — ни женщин, ни мужчин.)

И ещё уточнение: отоко-гейша / хокан / тайкомоти — это ни в коем разе не японские трансвеститы. Не путайте их с юношами-проститутками кагэма, часто одевавшимися в женскую одежду: тайкомочи делали обычную мужскую причёску и носили вполне стандартный мужской костюм того времени.


Три пляшущих хокана и гейша (иллюстрация к пьесе кабуки) Утагава Ёсиики, 1864

В середине 19 в. на пике популярности тайкомоти их существовало около 500 — 600 человек. В 1920х гг. гейши стали терять популярность, проигрывая более современным и европеизированным дзёкю: («девушкам из кафе») — предшественницам современных хостэсс. Это, в свою очередь, привело к уменьшению числа тайкомочи.

После поражения Японии во Второй мировой войне и из-за последовавших за этим социальных и политических перемен количество тайкомочи продолжало неуклонно сокращаться.
Хотя в Киото и Токио всё ещё существуют общины гейш, на 2003 год в Японии оставалось только пять тайкомочи: четверо в Токио и один — Тайкомоти Араи — в Киото. К сожалению, очень мало девушек выбирают для себя профессию гейши, и совсем ничтожное количество молодых людей проявляет интерес к профессии тайкомочи.

Тайкомочи не следует путать с другой связанной с гейшами профессией — «одевальщиками кимоно», отокоши (男氏, яп. отокоси). Отокоши помогают гейшам надевать кимоно и завязывать оби, а также сопровождают гейш и майко в некоторых случаях, например, во время мисэдаши (первого выхода майко на публику), или в день эрикаэ (букв. «смена воротничка») — дебюта в качестве гейши. Отокоши никогда не принимают участия в банкетах и не развлекают гостей.

Почему же гейш-мужчин называют «тайкомочи» — т.е. буквально «тот, кто держит барабан», хотя они не играют на барабанах? Существует четыре версии ответа на этот вопрос.

Первая версия связана с военачальником Тоётоми Хидэёcи (1536 -1598). В 1585 он был назначен канпаку — регентом при императоре или главным императорским советником. Это звание он передал своему приёмному сыну Хидэцуги в 1591, а сам получил почётный титул тайко (это слово произносится так же, как слово «барабан»). Приближённые Хидэёcи, пытавшиеся подольститься к нему («льстить» по-японски — моти агэру, т.е. буквально «поднимать»), постоянно обращались к нему «тайко». В результате тайко и моти агэру объединились в одно слово — «тайкомоти», т.е. льстец.


Тоётоми Хидэёcи

Вторая версия восходит к истории об искусном музыканте-барабанщике по имени Дзигэ Ядзаэмон, который доверял держать свой барабан-тайко во время игры только любимому и самому талантливому ученику. Завистники прозвали этого ученика «держателем барабана» (тайко-моти), намекая на то, что он годится лишь для того, чтобы таскать барабан за своим учителем.


Барабан-тайко

Третью версию можно найти в «Сикидо Окагами» (1697) — путеводителю по кварталам публичных домов эпохи Эдо. В этой книге слово тайкомочи упоминаются впервые, причём в контексте каламбура. Автор называет беззаботные гулянки в кварталах удовольствий дон-тян-саваги, где саваги — веселье, дон — звук барабана-тайко, а тян — звон колокольчика (произносится так же, как слово «деньги»).
Смысл шутки в том, что в веселье участвуют две стороны: одна — богатая, сорящая деньгами без меры, и вторая — без денег, но с барабаном, в который бьёт для развлечения богачей и выманивания у них денег.


Самурай с дамами и тайкомочи. Тории Киёнага

Четвёртая версия связана с традиционной музыкой дэнгаку (букв. «музыка рисовых полей»), зародившейся в эпоху Хэйан (794 — 1185). Высаживание рисовых ростков в поле было для крестьян важнейшим событием и сопровождалось ритуалом, во время которого мужчины пели, танцевали и били в барабаны. Поэтому людей, связанных с танцами, пением и весельем стали называть тайкомочи.

Возможно, все эти версии одинаково верны, и все они в равной мере привели к тому, что профессию хокан стали называть тайкомочи.

Сейчас слово «тайкомочи» редко используется в японской речи и практически утратило оригинальное значение. Люди, не знакомые с историей этой профессии (а таких немало в современной Японии), обычно понимают под ним музыканта-барабанщика.

Тайкомочи — предшественники гейш, — развлекают гостей так, чтобы каждый из них смог отрешиться от повседневных заботах и отдаться веселью. В основе традиционного репертуара тайкомочи лежит ряд культурных особенностей Японии, прошедших долгий путь развития и превратившихся в искусство развлечения.

Лесли Даунер характеризует тайкомочи как распорядителей вечеринок, обязанность которых — развлечь каждого гостя: рассказывать шутки и эротические анекдоты, разыгрывать сценки и скетчи, устраивать игры и угощать сакэ. Такие вечеринки, также как и вечеринки с гейшами, могут стоить очень дорого. В книге Geisha: The Secret History of a Vanishing World приводится интервью с Тайкомоти Ситико из Токио.
В нём он шутит, что «тайкомоти агэтэ суйдэно тайкомоти»: мужчин, которые тратят всё свое время и деньги на тайкомочи, в конечном итоге жёны выгоняют из дому, и тем не остаётся ничего другого, кроме как самим пойти работать тайкомочи. По-видимому, именно так многие и становились тайкомочи в прошлом.

На этом рисунке изображена классическая озашики-асоби (お座敷遊び, яп. одзасики-асоби), вечеринка с гейшами в очая (お茶屋, яп. отяя) — чайном домике Киото. Согласно правилам озашики-асоби, одного гостя развлекают семеро гейш: гейко-танцовщица (тачиката), три гейко, являющиеся дзиката (т.е. сопровождающие танцы гейко игрой на традиционных японских инструментах и пением), две майко и один тайкомочи.

Эти фото изображают одно из выступлений Тайкомоти Араи: здесь он поочерёдно изображает трёх старух, встретившихся в храме и обсуждающих боль, которую они испытали давным-давно при потере девственности.

Самая молодая, которой 77 лет, описывает боль как невыносимую, 88-летняя говорит, что боль напоминала зуд, а самая старая, 99-летняя, вообще не может не вспомнить никакой боли.

Лесли Даунер рассказывает, как её удивил пародийный скетч из репертуара Тайкомоти Ситико — один из классических эротических скетчей. Тайкомочи беседует с подставным данной (гостем), который якобы хочет заняться с ним любовью. Тайкомочи пускается в объяснения, что он не гомосексуал и что его профессия — гейша, но подставной данна проявляет настойчивость и нетерпение.


Хокан из Ёсивары, исполняющий аси-одори (букв. «танец ног»)

Тогда тайкомочи сдаётся и соглашается удовлетворить клиента. Они удаляются за ширму, и, частично скрытые ею от зрителей, разыгрывают сексуальный акт — с охами, стонами и закатыванием глаз. Затем тайкомочи якобы «протирается» салфеткой
. Во время этого представления аудитория покатывается со смеху: все присутствующие знают, что это шутка, и понимают, что в ней высмеивается всегдашняя готовность гейш и тайкомочи ублажить клиентов. Разумеется, гейши и тайкомочи не заходят при этом настолько далеко, но именно поэтому так веселит японцев эта классическая эротическая сценка.


Тайкомоти Югэнтэй развлекает гостей на банкете

Почему же тайкомочи в своих выступлениях фокусируются на юморе, связанном с эротикой?

Япония, за исключением недавних лет, всегда оставалась аграрной страной, где рис являлся эквивалентом денег, а урожай был главной заботой — ведь если не удастся сделать запасы на зиму, люди будут обречены на голод. Урожай возникает благодаря орошению земли дождём, цветению и опылению растений, что в более общем плане представляет собой акт любви мужского и женского начал.
В результате совокупления природных сил земля приносит плоды, возникает пища, а значит — возможность сделать запасы, получить источник питания для будущих лет и передать его новым поколениям, тем самым обеспечив их достаток и процветание. Поэтому в старину японцы считали сексуальную активность прекрасным и важным делом.

В отличие от западной культуры, эта сфера человеческий жизни не имела негативных коннотаций, обусловленных религией или моралью. Эротика, секс обладали почти сакральным статусом и ассоциировались с благополучием и счастьем.


Рисунок кимоно, в котором иногда выступает тайкомочи Югэнтэй

В древней Японии труд крестьянской общины был суровым и нелёгким, поэтому время от времени крестьяне устраивали праздники, чтобы «выпустить пар» и отметить прекращение тех или иных сезонных работ. В такие дни люди оставляли обычную серьёзность и веселились от души: выпивали, ели вкусную пищу, набирались сил для новых трудовых дней. Зародившееся во время таких празднеств искусство рассказывания эротических историй и разыгрывания небольших представлений передавалось из поколения в поколение и со временем стало частью профессии тайкомочи.

Впрочем, не стоит полагать, что тайкомочи специализируются только на шутках «ниже пояса». В их арсенале есть и обычные забавные монологи, и музыкальные номера. Кроме того, они, как и гейши, организуют банкетные игры. Многие из таких игр связаны с распитием сакэ — проигравший обязан выпить рюмку. Например, игра под названием «конпира фунэ фунэ»: играющие по очереди убирают со столика чашку для сакэ. Если чашка на месте, нужно показать кулак, если нет — открытую ладонь. Тот, кто ошибётся первым, должен выпить сакэ, затем игра продолжается снова.


Игра тора-тора: тайкомочи изображает старуху, а майко — тигра

Другой распространённой игрой для традиционных банкетов является тора-тора («тигр-тигр»), напоминающая нашу «камень, ножницы, бумага». Майко и тайкомочи становятся по обе стороны ширмы, оставаясь видимыми зрителям, но будучи скрытыми друг от друга. Каждый из них изображает одного из трёх персонажей — старуху, которая выигрывает у охотника, охотника, который выигрывает у тигра, и тигра, который выигрывает у старухи.

Источник


picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий