Поиск

Тэффтелька.


  • Есть такой дивный вариант современных интеллектуалок-писательниц (эссеисток словоблудных). Я их называю Тэффтельки. От писательницы Тэффи и собственно тефтелей. У них — умные и понимающие коровьи глаза, пуговичкой — носик (бывает и шнобель, однако), тело — женственною грушей и всё такое обтекай-пластилиновое. Частенько — репейник в буйных кудряшках, творческий беспорядок в голове и на столе (на обеденном — тоже), какое-нибудь винтажное пончо на фигуре, дизайнерские джинсы (чудные, как она сама, и страшно удобные, прямо из города Амстердама, о чём есть отдельное эссе «Красные фонари, штаны и немного пуэра», где сказано, что в 2005 году авторша закрутила роман с голландским хиппи, не знавшим ни слова по-русски и даже по-английски, поэтому всё проистекало на эмоциях. Вообще, они шатались по городу, особенно — в злачные места и вот на раЁне красных фонарей их угостила потрясающим пуэром девушка-трансвестит, которая когда-то жила в городе Северохренске и звалась Колей. Слово за слово. А штаны были на нём…на ней — просто мечта поэта. И бывший Колян (а ныне — Сью-Сью) подарило Тэффтельке сии трузера на память о дивном прошлом, когда мы все были Колянами и смолили Magna под звуки Ace of Base.

  • Автор шедевра — Анжела Джерих.

    В отличие от пригламуренных полуинтеллигенток, у которых всё от Roberto Cavalli (но не броско и не напоказ, типа того), а папа, муж и второй любовник — модные адвокаты, у Тэффтелек — всё сложно. Они тоже с филфака, но лофт с хайтеком и филиппинская домработница — не про них. Папа-то у них тоже с филфака, а если и адвокатишка, то — немодный. Теффтельки даже хвастаются, что в их девичьей светёлке очень грязно и годами накурено. Зато — уютец (помесь уюта и этого самого, который…). О сем факте есть у Тэффтельки серия рассказов, даже вышедших отдельной книгой в конце 1990-х — «Кошки, тапочки и немного хаоса». С подзаголовком: бытовой триллер в трёх частях с прологом и без всякого смысла. Они — девки остроумные. Уважают каламбурчики. Держать кошек. Лучше — нескольких. Об этом — тоже серия рассказов и эссеюшек. «Мур Мурыч, Пушинка и немного Барсика», где авторша повествует о своих сложных отношениях с соседями, которые полагали, что немного Барсика — это уже чересчур. Она вся на мажорных нотках. Надела красное пальто (в жирных пятнах) и пошла …соблазнять юных гениев на бульвар.

    Да. Ей, быть может, лет 45-48, но гении у неё всегда — юные. Потому что — шарм, точнее — умение пить из горла. Об этом у неё — серия рассказиков «Осетрина первой свежести, анапест и немного ликёра». В школе она была ужасной разгильдяйкой и об этом у неё — рассказ «Второгодница, талант и немного скипидара». Скипидар — понятное дело, она — дивная. Талант и второгодница — тоже. Иной раз Тэффтелька заходит на чужую территорию — к примеру, пытается стать какой-нибудь писаной красавицей формата «киса». Она тащится на фитнес, красит губы модным цветом, покупает себе платье от Versace. Своё фиаско она описывает в рассказе «Моя французская диета, XXS и немного лабутенов». Там она иронически описывает себя — пухленького пупсёныша в детстве и развитую и раскудрявую фемину в юности — как ей 14, а мужики сворачивали головы, получая пинка от своих законных половинок. Читателю должно быть ясно: ты, милая Тэффтелька даже без мёда хороша. Зачем тебе глянцевые параметры? Колготки-сеточки же прекрасны именно на полных коротких ножках.

    Вообще, понятно, да, что вся эта лабуда с лабутенами для Тэффтельки — повод к написанию серии искромётных новеллушек, а генеральный смысл — через мнимую самоиронию показать, что она — крутая сама по себе — в свинарнике и 56-м размере. Как говорится, тебя учить — только портить. Тэффтельку читают бабы, считающие себя мудрыми_женщинами. Это те, которые верят в любовь после 50 (я имею в виду и возраст, и размер), вместо того чтобы верить в долгоиграющее здоровье (при наличии отсутствия любви и такого размера). Сии бабищи — иной раз с очень_высшим_образованием буквально цитируют нашу Тэффтельку. Она для них — аксакал и акын в одном флаконе (флакон сладких и ужасно смешных духов — прилагается). Бабы из тэффтелькиного батальона говорят свысока: «Вы бы прочли у Жужи Мурлевич статью ‘Мои внезапные любовники, целлюлит и немного жареной картошки’, а потом писали, что в моде — тощие!». Кстати, Тэффтелек довольно охотно печатает дамская пресса, в которой реклама всяких кисо_премудростей соседствует с эссе Жужи Мурлевич о том, что лучший секс у неё был, когда порхала она с небритыми ногами — в геологической партии, куда она поехала за очередным Васей-умницей с гитарой.

    …Но самый ужас, когда Тэффтелька принимается за …написание детективов. Их в этой среде — предостаточно. И — чуть более, чем наполовину. Но это уже другая страшная история. zina-korzina.livejournal.com

  • Добавить комментарий