Поиск

Хан Тенгри. Всё выше, и выше, и выше…


Ну что ж. Акклиматизация и отдых после неё закончились. Вернее, я их закончила, понимая, что мироздание хотя бы в лице прогноза погоды или окружающих людей, напрочь отказывается давать мне подсказки или принимать за меня какое-то решение.

А сидеть на базе и в конце сезона ждать, когда погода станет идеальной, как-то совсем бессмысленно. Да и сколько же можно.

Я думала, что вернусь в Москву к 14 августа. На 16 августа у меня был обратный билет. И уж на самый пессимистичный вариант развития событий, отпуск я подписала до 18 августа.
Правда я очень предусмотрительная?

На дворе было 11 августа. Я понимала, что ни к какому 14 августа я не вернусь, да и билет скорее всего придётся менять на более позднюю дату. Но по крайней мере ещё оставался шанс не опоздать на работу.

На самом деле сидение на базе в ожидании отдыха, погоды, знака с небес не прошло даром.
К тому моменту Я пришла в какое-то расслабленно-пофигистичное состояние.
Не было волнения перед горой, страха перед бутылкой (ну, а действительно, чего бояться, обвал уже был), суеты и копытания .
Я перестала высчитывать дни, а голова напрочь очистилась от всех забот и почти от всех мыслей.

Заходя раз в день ненадолго в интернет, я мельком пролистывала бесконечные потоки информации обращённые ко мне, как будто они адресовались совсем другому, постороннему мне человеку.
И в этом был такой кайф.

Третий раз рассказывать, как я шла в первый лагерь, наверное, совсем глупо, да?
Казалось, ещё чуть-чуть и камни со мной начнут здороваться по праву хороших знакомых.

Можно было бы конечно провести сравнительный анализ всех моих трёх переходов из базового лагеря в первый и сделать какие-то выводы о пользе или вреде хождений туда-сюда.
Но и это невозможно, так как каждый раз вес моего рюкзака сильно отличался.
Поэтому скажу просто. Очень быстро я пришла в первый лагерь, где меня ждала моя палатка со снаряжением и частью еды.

Проведя ревизию последней, я обнаружила небольшие излишки, которые совсем не хотела тащить на верх. Поэтому устроила пир на весь мир. Тем более, что кроме как пировать, заняться было явно нечем.

Погода явно ни к прогулкам, ни к созерцанию не располагала.

А потом и вовсе пошёл снег. Так что выходить из палатки совсем расхотелось. Даже с соседями обсуждать планы на завтра мы предпочитали по рации.

Впрочем, соседей в отличие от прошлого раза было совсем немного. Двое ребят из Москвы — Андрей и Владимир. Группа туристов от туда же, человек шесть. И большая группа грузин во главе с Бидзиной, который к тому времени уже перестал говорить «я с жэнщинами нэ хожу» и смирившись с неизбежностью обсуждал планы выхода и со мной тоже.

Всю ночь шёл снег. Ну, как ночь. В два часа ночи мы уже вылезли на улицу и топтались. Я — ожидая, что скажет Бидзина — самый опытный из всех здесь присутствующих. Он, пытаясь принять какое-то решение.

— Это же не большой снегопад? После него можно идти? — спрашивала я
— Идти можно, — задумчиво отвечал он — Но не хочется.

Не сомневались только Андрей с Владимиром. И на вопрос Бидзины «ну, а вы что?»
Без тени сомнений ответили:
— Выходим конечно!
— Вот это молодцы. Правильно.

И мы пошли все собираться и выходить.

В три часа ночи напутствуемые словами:
— Ну что ж… Помолимся и пойдём. И по дороге будем молиться…
Мы покинули лагерь.

Владимир в первый же час где-то отстал. Андрей сказал, что это нормально — они всегда так ходят, каждый в своём темпе, а встречаются в лагере на ночёвке.
Мы же все вместе достаточно быстро набирали высоту.

На рассвете как раз зашли в бутылку, и стали видны ледовые глыбы от обвала — действительно огромные. Представляю каково было там находиться, когда они летели с огромной скоростью.

В стандартном варианте выход с базы на восхождение выглядит так: первый лагерь, ночёвка — третий лагерь, полу ночёвка — ночью выход на восхождение — возвращение в третий лагерь, ночёвка — спуск на базу.

Обычно как вы заметили, люди не останавливаются во втором лагере, а идут сразу в третий на 5800
По мне, просто какой-то убийственный переход. Мало того, что полторы тысячи набор высоты, так и расстояния немаленькие.

Поэтому у меня был свой хитрый план. Вернее, даже два.

В первом варианте я планировала дойти до второго лагеря и остаться там ночевать, на следующий день с утра подняться в третий лагерь, чтобы был целый день на отдых, а потом идти на восхождение.
Второй вариант, который я почти не рассматривала, был подняться сразу в третий лагерь, а на следующий день никуда не ходить.

То, что при моих вариантах отличных от классических я не очень успевала на самолёт, меня уже совсем не расстраивало.
Слова песни «Надо только выучиться ждать, надо быть спокойным и упрямым», которые я безостановочно твердила в последние дни, въелись в мозг.

Грузины немного ушли вперёд, немного в отдалении от меня сзади шёл Андрей. В общем, всё как обычно.

Конечно немного неприятно было идти по свежевыпавшему снегу, но ребята протоптали неплохую тропу.
А для успешного преодоления самой широкой трещины, которая находилась где-то посередине пути, один из них даже подал мне руку.
Они даже предлагали в начале идти с ними в связке. От этого я сразу отказалась, а они не сильно-то и настаивали, даже наверное облегчённо вздохнули.

Да и темп у нас был немного разный. Как я уже сказала, в верхней части бутылки они ушли в отрыв.
Я же не торопясь любовалась сосульками и трещинами.

Предвижу лёгкое недоумение после фотографий с синим небом и даже какими-то зачатками солнца.
— Ну и где непогода?! — спросите вы.
Как ловко заметил на днях наиболее догадливый читатель — в плохую погоду никто не фотографирует.

Поэтому не стоит обольщаться и смотреть на это синее небо. Мы его видели очень недолго.
Буквально с рассвета и часов до девяти утра наверное.

Впрочем, даже не смотря на солнце дошедшее до нас к 9 утра, было совсем не жарко.
Когда мы поднимались в прошлый раз, как только солнце вышло и осветило пространство вокруг, появилось непреодолимое желание сразу снять с себя всю тёплую одежду. И во второй лагерь все приползали умирая от жары. И в третий шли в термобелье, греясь под солнцем.
Теперь же даже под солнцем желания снимать тёплую пуховку не было совсем.
За последние дни как-то резко похолодало, и даже солнце не слишком спасало ситуацию.
Пришла зима.

Так что, вы видите на фотографии самой верхней части бутылки синее небо и солнце?

Да.
Но увы. Это последняя фотография того длинного дня.
Через некоторое время солнце скрылось в облаках.

Дойдя до места на тропе, откуда надо было поворачивать во второй лагерь, я села и задумалась.
Согласно основного плана, чтобы не напрягаться, надо было идти в этот лагерь, ставить палатку и отдыхать.
Но во первых, я конечно чувствовала некое небольшое утомление после перехода, но не более того. Во-вторых, никто кроме меня в тот день во второй лагерь на шёл. И накануне не шёл. Так что тропы туда больше не было и надо было лезть куда-то в снег, топтать тропу. А этого не хотелось совсем.
Да и жары особой не предвиделось, так что опасности идти по жаре от второго лагеря в третий, как это бывает во время дневных переходов, явно не было.

Ну и бодро шагающие впереди грузины были последней каплей в моих раздумьях. После этого в действие вступил план Бе.
А я пошла прямиком в третий лагерь.

А ещё буквально через час село облако, пошёл снег, началась пурга.
Тропу тут же замело. Казалось бы, люди прошли только передо мной. К тому же людей — человек десять.
Должна быть не тропа — дорога. Однако нет. Такое впечатление, что тропы здесь никогда не было.

Сначала я ждала Андрея, чтобы держать его в поле зрения (мне же сказали одной не ходить), но его темп как-то совсем упал и я просто замерзала.
Так что вскоре я пошла своим темпом, а он пропал из виду.

Идти по щиколотку в снегу было нелегко. Хотя подумаешь — какая ерунда. Не по колено же. Но на высоте 5500 это всё как-то ощущалось по-другому. А ещё сильный холодный ветер. В общем, все удовольствия сразу.
Да и видимость пропала совсем. С трудом да и то не всегда впереди угадывалась очередная вешка.
При этом было не понятно, обозначает она тропу или трещину.

Тут я очень порадовалась, что в часах у меня были все ходы записаны. В том числе и переход из второго лагеря в третий. Первый раз за полтора года владения часами мне пригодился записанный трек.
Нельзя сказать, что видимости не было совсем. В принципе направление угадывалось. Но вероятность угадать немного не так и уйти в зону трещин была немаленькая.

Метров за двести по высоте от лагеря пурга наконец-то закончилась. Даже лагерь стал виден. Как он безнадёжно далеко.
К этому моменту я уже окончательно вымоталась. Тяжёлый рюкзак, пурга эта, снег под ногами. Я сто раз пожалела, что изменила свой план.

Но жалей не жалей, а дойти надо.
Дошла. Точнее доползла.
Как-то не очень уверенно и убедительно, но всё же грузины сказали, что у них достаточно большая пещера, чтобы вместить ещё одного постояльца.
Тут уже я сделала гордый вид и сказала, что жить буду в своей палатке. Вот сейчас поставлю и буду жить.

— А вы справитесь?

Видимо вид мой был совсем не очень. Однако справилась. Тем более, что на этот раз проблем с выбором места для палатки не было вообще. Кроме моей, в лагере было ещё 3-4 палатки, в отличие от прошлого раза, когда их было штук 20 если не больше.

На следующий день никто из нас никуда идти не собирался.
У меня, вы же помните, план бе.
У Андрея напарник вообще не дошёл. Попав в пургу он решил остаться во втором лагере.
У грузинов вообще планов определённых не было.
Да и прогноз колебавшийся между плохим и очень плохим на 13-е августа склонялся в сторону «очень».

Началась наша очень высотная жизнь. olly-ru.livejournal.com

Добавить комментарий