Поиск

День Искупления, или Путешествие в детство


Этот удивительный день не случается невзначай — его ждут, к нему готовятся, и наступает он всегда в десятый день месяца тишрей.

Итак, четвертого октября две тысячи четырнадцатого года. Ближний Восток. Анна.

В атмосферу этого дня ты погружаешься с пробуждением — тебя потрясает отсутствие посторонних шумов — только пение птиц и прибой, хотя не штормит.
Возможно этот день так прекрасен, потому что с точки зрения метафизики, религии он волшебный, а возможно потому, что вся человеческая деятельность в этот день стремится к нулю, к минимуму сведены все движения, желания. Ни в один другой день человек не ограничивает свое влияние на мир так сильно как в День Гнева. В тишине каждый звук становится значительным и весомым. Так же и каждый жест, совершенный во всеобщем состоянии покоя приобретает смысл.

Выглядываю в окно — тишина.
Только птицы носятся — ласточки, желтоухие скворцы, зеленые попугайчики, ну и множество других, названий которых я не знаю — перекликаются на все лады.

Мужчины, облаченный в талит, спешат в синагогу

И женщины спешат

Вдалеке полуразрушенная крепость, успевшая побывать и византийской и арабской, и крепостью крестоносцев

Я решила запечатлеть этот день в фотографиях, напрокат взят велосипед, пожалуй, с крепости и начну.

Все это делают, и я это сделала

Выезжаю — дети на велосипедах, бабульки в белом традиционно.

Счастливые лица. Кстати, обратите внимание на велодорожку и на дорожку для бега.

Работы местных художников

Оставляю велосипед, а сама перелажу через забор

Здесь ступала нога легионера

Там вдали цивилизация

А здесь тлен и запустение

И тишина. Здесь даже ветра нет. Теплые камни, стрекот кузнечиков

Обширность моря даст глазам покой.
И вы, о жертвы жизни городской,
Оглохшие от мелкой дребедени,
Задумайтесь под мерный шум морской,
Пока сирен не различите пенья!

Это типичные местные жители — потомки тех, кто основал Ашдод

Но как давным-давно сказал один израильский таксист, высовываясь из своего микроавтобуса чуть ли не на половину, и провожая взглядом высокую пышную блондинку "спасибо Горбачеву, теперь у нас есть всех цветов и размеров

Все звуки города — это лишь, приглушенные зноем, переклички детей, щебет птиц и, иногда нарушающего тишину, велосипедного звонка

Это день тишины, уже осеннего зноя, тени аллей

Я сильно ударила ногу о велосипед. Увидев как по голени расползается огромная шишка, почувствовала предательскую слабость и тошноту, стала оглядываться в поисках тени.
Я привередливая и выбор мне всегда дается трудно, даже выбор тени. Я села на велосипед и налегая на здоровую ногу поехала дальше.
На ближайшем перекрестке увидела колонку с водой -работает, не работает?
Колонка обдала меня с головы до ног беспорядочно фонтанирующими во все стороны струями воды — живой воды.
Изрядно намокнув, я села на скамейку. В обычный день этот маленький сквер, расположенный на пересечении центральных дорог, вряд ли даровал бы вам тишину и покой,
но сегодня…
Я сидела и думала почему этот день так сильно напоминает мне детство. Может потому, что машин тогда в провинциальном городе Симферополе было мало, во дворах так и вовсе не было.
И взрослых людей, праздно шатающихся по улицам было мало. Дворы и улицы в жаркие дни каникул принадлежали детям, и дети тех лет умели этим пользоваться.
В общем, четвертого октября две тысячи четырнадцатого года я чувствовала себя ребенком — беззаботным и безмятежно счастливым.

От размышлений я отвлеклась, чтобы сфотографировать птичку, которая все это время старательно выводила трели у меня над головой, как певица только на один день получившая в свое распоряжение сцену. Мои манипуляции с фотоаппаратом напугали певунью и она стала перепрыгивать с ветки на ветку, прячась все глубже в переплетения спутанных веток. Кадр получился так себе, но я выставляю его в благодарность за прекрасный аккомпанимент моим воспоминаниям о детстве.

Птичка испуганно молчала, я стала насвистывать и она таки отозвалась новой трелью. А я отправилась в свой фототур дальше, потому что заметила, что по трассе ко мне приближается хороший кадр.

Какие образы вызывает у вас словосочетание "еврейский мальчик"? Скрипка, шортики, тоска по улице в глазах?
Правильно, но таким он был пока не приехал в Израиль.

А у взрослых в этот день как-то так

В этом месте детство снова напомнило о себе: я почувствовала запах пломбира — да,да, того самого пломбира в бумажном стаканчике с палочкой.
Такого пломбира нет уже тысячу лет и откуда пришел этот запах я не знаю.

Это созерцательный день. Поэтому после я долго глядела в потолок

А день стал клониться к закату

В окнах зажегся свет

А потом поехала первая машина

Значит всё. odin-moy-den.livejournal.com

Добавить комментарий