Поиск

Польский след


Оригинал взят у aziat_2016 в Польский след

1 сентября 1939 года, своим нападением на Польшу Германия развязала Вторую мировую войну. Практически с самого начала Советский Союз оказался сопричастным к этому – 17 сентября он ввёл свои войска на территорию Польского государства. В советский плен попало множество польских граждан. Кривой Рог к тем драматическим событиям имел самое непосредственное отношение – ведь на его территории были созданы лагеря для военнопленных поляков.

Я не буду выяснять, насколько правомерно поступило тогда советское руководство во главе со Сталиным, – это отдельная тема. На этот раз речь пойдёт о печальной участи поляков, попавших в советский плен и волею судьбы оказавшихся в моём городе.
Начать надо с того, что в ходе похода на Запад Красная Армия взяла в плен более 450-ти тысяч поляков. Большую часть из них вскоре отпустили домой, однако нескольким десяткам тысяч военнопленных не повезло – они были направлены на принудительные работы в различные исправительно-трудовые лагеря. Таким образом Сталин и его окружение решило одним выстрелом убить двух зайцев – выдернуть из польского общества самых непримиримых и боеспособных противников советской власти и одновременно с этим пополнить за счёт поляков трудовые ресурсы СССР.

В частности, по соглашению между НКВД и Народным комиссариатом чёрной металлургии (НКЧМ) было решено использовать труд пленных военнослужащих на горнорудных предприятиях Кривого Рога. Для этого в октябре 1939 года был создан так называемый Криворожский лагерь для польских военнопленных и интернированных лиц.

Криворожский лагерь
Сразу же необходимо отметить, что при словосочетании «лагерь для военнопленных» в воображении большинства обывателей предстают холодные бараки, пулемётные вышки, ограда с колючей проволокой, угрюмые вертухаи и злобные псы. В реальности же картина была не столь зловещая. Бараки, в которых проживали поляки, конечно, существовали, однако они были разбросаны в различных районах города и ранее в них жили обычные советские граждане, трудившиеся на стройках первых пятилеток.
Сам Криворожский лагерь для военнопленных состоял из четырёх трестов. Трое из них были расположены непосредственно в Кривом Роге, ещё один – в Никополе.
Самый крупный из трестов назывался «Дзержинскруда». Находившиеся там заключённые жили в бараках около железнодорожных станций Мудреная и Карнаватка и работали в шахтах на территории нынешнего Дзержинского, Саксаганского и Центрально-Городского районов.
«Октябрьруда» – так назывался ещё один трест, где трудились польские военнопленные. Они проживали на станции Вечерний Кут и работали на рудниках нынешнего Жовтневого района. И, наконец, ещё один трест размещался в северной части Кривого Рога вблизи станции Калачевской – это нынешний Терновской район. Он назывался – «Ленинруда». Сохранился целый список шахт, на которых трудились военнопленные, однако их названия сегодня уже ни о чём не говорят.

Всего в Криворожском лагере, согласно архивным документам, находилось 6841человек. В основном это был рядовой и младший командирский состав бывшей польской армии, до войны проживавший на территории Западной Украины и Белоруссии.
Интересен национальный состав заключённых. Из них этническими поляками были только 3977 человек, то есть около 58% от общего количества. 2046 военнослужащих бывшей польской армии являлись белорусами, 373 – украинцами, а 352 – евреями. Среди военнопленных были русские, литовцы и даже татары. Так что называть всех заключённых Криворожского лагеря поляками всё-таки не совсем корректно.

На что рассчитывали…
Вначале польских граждан содержали в весьма комфортных условиях. Их на первых порах воспринимали не как заключённых, а как объект для перевоспитания.
По договорённости между НКВД и НКЧМ, металлургическое ведомство брало военнопленных на полное своё довольствие. В его обязанности входило организация питания, обеспечение постельными принадлежностями и нательным бельём, медицинское обслуживание и проведение досуга. Причём всё снабжение заключённых осуществлялось по нормам рядового состава Красной Армии.
Интересный факт – военнопленным в Криворожском лагере регулярно показывали советские кинофильмы, к их услугам были библиотеки. Периодически полякам привозили газеты на родном языке. Для заключённых даже закупили настольные игры (шахматы, шашки, домино).
Планировалось, что бывшие военнослужащие польской армии будут работать на промышленных объектах Кривбасса и получать за это полную заработную плату с вычетом денег за содержание в лагере.

Также НКЧМ обязалось обеспечивать своих новых работников необходимой спецодеждой, средствами индивидуальной защиты и инструментами по имеющимся на тот момент в СССР нормам. Военнопленных даже решили обеспечивать спецпитанием и молоком, если они были задействованы на вредных работах.
По существующей тогда традиции в Криворожском лагере было инициировано стахановское движение, и надо признать, что на начальном этапе определённая часть польских граждан приняло в нём активное участие. В отдельных случаях заключённые настолько ударно начали трудиться, что их месячная зарплата превысила, чуть ли не вдвое заработок сотрудников НКВД, которые их охраняли. Это, естественно, вызывало жгучую зависть надзирателей.
В дополнении к столь идиллической картинке нельзя не вспомнить и то, что, согласно совместной директиве НКВД и НКЧМ, руководствам трестов рекомендовалось заключать трудовые договоры с отдельными поляками, лояльно настроенными к советской власти, и постепенно освобождать их из-под стражи переводя на положение вольнонаёмных работников.

Что получилось…
Всё это очень красиво выглядело на бумаге. Однако реальность оказалась совершенно иной. Во-первых, очень быстро выяснилось, что НКЧМ не в состоянии выполнять в полной мере свои обязательства. К декабрю 1939-го многие военнопленные так и не получили постоянного рабочего места и не были обеспечены в должной мере спецодеждой, а учёт выполненных ими до этого работ вёлся из ряда вон плохо. Так же имела место задержка заработной платы.

С приходом зимы появились перебои с питанием заключённых. Например, вместо мяса военнопленным стали давать солёную рыбу, а хлеб подвозили нерегулярно и он был плохого качества.
Второй причиной того, что затея по использованию труда польских граждан на территории Кривбасса провалилась, стало нежелание самих военнопленных добросовестно работать на Советский Союз. Многие из них через Международный Красный Крест вели активную переписку со своими родственниками. Из писем они узнавали, что большинство их товарищей, в том числе и на территориях оккупированных Германией, уже вернулось домой, к своим семьям. Такие известия, естественно, не прибавляли желания трудиться. Многие поляки в сердцах заявляли: «Советы нам говорили, что освобождают нас от панов, а на самом деле они освободили нас от жён и детей!»
Против использования военнопленных на шахтах неожиданно выступили руководители криворожских промышленных предприятий. Причиной этого было отсутствие среди заключённых достаточного количества квалифицированных кадров, их низкая производительность труда и даже факты вредительства со стороны поляков. Так, например, заместитель управляющего трестом «Ленинруда» по фамилии Медведев открыто заявил сотрудникам НКВД, что военнопленные – это для него обуза, которая мешает ему и его коллегам-инженерам работать. Он настоятельно просил избавить его от такой неэффективной рабочей силы.

Их нравы
Среди заключённых имели место неоднократные побеги. Причём большинство беглецов ловили и снова возвращали в лагерь. Правда, слишком откровенных антисоветчиков в среде поляков периодически отбирали и отправляли в печально известный Осташковский лагерь. Их дальнейшая участь была трагична.
Примечательно выглядят морально-психологический климат в среде польских военнопленных. Вот как описывал в ноябре 1939 года нравы, царившие в лагерях, начальник управления НКВД СССР по делам военнопленных майор Сопруненко:
«Взаимоотношения военнопленных между собой выражаются в кастовости и резком национализме, а против евреев ещё и в наличии антисемитизма. Например, группа офицеров всеми средствами старается обособиться от рядового состава, полиция от офицеров и солдат, солдаты ненавидят тех и других. Группа польских солдат враждебно относится к украинцам и белорусам, одно воеводство враждебно настроено против другого. По отношению к евреям как офицеры, так и солдаты относятся крайне враждебно…»

Не лучшим образом вели себя и советские граждане, по долгу службы вынужденные контактировать с военнопленными. Уполномоченные НКВД в своих докладных записках жаловались вышестоящему начальству, что сотрудники внутренней охраны, так называемые вахтёры, занимаются постоянным вымогательством у заключённых. Они за сущие копейки скупали у военнопленных карманные и наручные часы, серебряные портсигары и бритвы, хромовые сапоги и кожаные ремни. Руководство лагеря, как могло, боролось с этим своеобразным мародёрством, пойманных с поличным беспощадно увольняло, а отобранные таким хитрым образом вещи возвращало их законным владельцам, однако жажду лёгкой наживы среди советских граждан искоренить так и не удавалось.

Ликвидация
22 декабря 1939 года доведенные до отчаяния военнопленные Криворожского лагеря, закрепленные за трестом «Октябрьруда», забастовали. Руководители лагеря вынуждены были применить вооружённый конвой и силой гнать людей на работу. Через два дня всё повторилось вновь, но только неповиновение уже проявили работники всех трестов Криворожского лагеря. Теперь вместе с отказом выходить на работу поляки ещё и объявили массовую голодовку, которая продлилась до 28 числа.

26 декабря по приказу Берии в Кривой Рог была направлена правительственная комиссия, которая в ходе проверки выявила вопиющие недостатки в организации труда и быта военнопленных и категорическое нежелание большинства самих поляков идти на добровольное сотрудничество с советской властью.
По донесению начальника 1-го отдела управления по делам военнопленных Тишкова, массовые отказы бывших польских военнослужащих от работы в Криворожском лагере продолжались и в январе 1940 года. Тех военнопленных, кто всё же соглашался работать, свои же соплеменники беспощадно били. Поляки требовали от советского руководства отправить их на родину или хотя бы чётко определиться, до каких пор они будут находиться на принудительных работах в СССР.
В начале марта 1940 года, в виду того, что так и не удалось наладить эффективную работу польских военнопленных, было решено ликвидировать Криворожский лагерь. Уже в мае часть заключённых, а это около 2000 человек, лояльно относившихся к советской власти, перевели в Ровно, на строительство дорог и аэродромов. Оттуда их планировали после окончания работ отпустить домой. Увы, их дальнейшая судьба была трагична – в 1941 году они попали в немецкий плен и были почти полностью уничтожены.

Остальных польских военнопленных, не примирившихся с советской властью, отправили в Северный железнодорожный лагерь ГУЛАГа, где они приняли участие в строительстве Северо-Печорской железнодорожной магистрали от Котласа до Воркуты. С началом войны эти заключённые были переданы в польскую армию генерала Андерса и вскоре покинули территорию СССР.

Добавить комментарий