Поиск

Противостояние немцев и русских в Южной Америке (Боливия, Парагвай)


Оригинал взят у kstk71 в Противостояние немцев и русских в Южной Америке (Боливия, Парагвай)

Отставному обер-лейтенанту имперской армии («райхсхеер») Вольфу Остлингу не везло с самого утра. Уже не хватало сил удерживать крепость: три четверти людей из его роты погибли, обстрел не прекращался ни днём, ни ночью. Когда враг пошёл в атаку, распевая во всё горло песню, Остлингу показалось, что он сходит с ума. Немец прислушался — но нет, ошибиться было невозможно.

Та самая мелодия, «Прощание славянки», знакомая по окопам Восточного фронта, — только на этот раз её исполняли на испанском языке. У Остлинга сдали нервы. Схватив револьвер, он выбежал из форта навстречу атакующим. Русского офицера Вольф вычислил сразу — даже загоревшие, они сильно отличались от малорослых парагвайцев. Оба выстрелили одновременно, каждый попал противнику в грудь. Обер-лейтенанта Остлинга индейцы добили штыками, а есаул Донского казачьего войска Василий Орефьев-Серебряков скончался на руках у солдат, успев произнести: «Сегодня хороший день, чтобы умереть!» На следующее утро (29 сентября 1932 г.) крепость Бокерон пала.

Это лишь один из эпизодов 1932-1935 гг., когда на полях так называемой Чакской войны против друг друга воевали российские и германские офицеры. Действуя под командованием белогвардейцев, парагвайская армия наголову разгромила боливийские войска, возглавляемые элитой кайзеровской Германии.

«Сожрём русских»

В 1932 г. противоречия по поводу предположительно богатого нефтью Чакского региона вылились в ожесточённые бои между двумя южноамериканскими странами — Боливией и Парагваем. Традиционно боливийскую армию тренировали немцы — высшие офицеры, эмигрировавшие сюда после поражения Германии в Первой мировой войне. Советником там служил даже соратник Гитлера — лидер «штурмовых отрядов» СА Эрнст Рем.

Войсками Боливии командовал генерал-майор Ганс Кундт, воевавший против России на Восточном фронте; танковыми бригадами «заведовал» нацист Ахим фон Крис; а в целом у боливийцев военными делами занимались 120 офицеров армии Вильгельма II. Боливийские солдаты носили кайзеровскую форму с «шишаками» на касках, обучались по прусскому образцу, и, едва страна заявила претензии Парагваю, Ганс Кундт сказал: «Мы не станем миндальничать, сожрём русских молниеносно».

Почему русских? Кундт знал, кому именно бросает вызов. В соседнем Парагвае на службе состояли 80 офицеров бывшей Российской империи, включая начальника местного Генштаба деникинского генерала Ивана Беляева и чиновника Министерства обороны «врангелевца» Николая Эрна. Один казачий полковник командовал дивизией, ещё 12 — полками, 40 — батальонами.

Кундт планировал «блицкриг» и завершение операции за 2-3 месяца — ведь в отличие от оснащённой новейшим оружием Боливии защитники Парагвая являли собой плохо организованное, не имевшее опыта ополчение: поначалу не было даже сапог, и большинство парагвайцев отправились на фронт босиком.

Главный парадокс ситуации — и русские, и немцы ранее уже сражались против друг друга в 1914-1917 гг. на полях России и поэтому хорошо знали боевой стиль друг друга. Германские военспецы надеялись на броневики и превосходство в живой силе (на каждого парагвайского солдата пришлось по три боливийских), русские были одержимы местью «рассчитаться с фрицами» за Первую мировую.

Действительно, первоначально боливийцы углубились далеко на территорию Парагвая, но тут же возникли проблемы: партизаны под руководством русских перерезали пути снабжения, и солдаты начали голодать. ПВО Парагвая (их создал с нуля «белый» капитан Сергей Щетинин) успешно уничтожала вражеские самолёты, вскоре оставив Боливию без авиации.

Озверев от неудач, 20 января 1933 г. генерал Кундт послал всю армию на штурм города Нанава, из коего открывалась дорога на столицу Парагвая Асунсьон. И разразился ад… Влёгкую просчитав тактику немцев, Беляев и Эрн заранее окружили Нанаву минными полями с колючей проволокой, вырыли окопы, возвели доты с пулемётами. Кундт бросал истекающие кровью батальоны в лобовые атаки, потери были огромные. Не помогла даже бронетехника Ахима фон Криса — обученные русскими фронтовиками (в частности, братьями Оранжереевыми) спецотряды парагвайцев успешно жгли танки из засад.

За неделю боливийская армия потеряла 2000 человек, парагвайцы — всего 249, второй штурм в июле постигла такая же неудача. После столь ужасного разгрома Ганса Кундта отправили в отставку, и вскоре российские командиры объявили о наступлении. В битве у Кампо-Виа (4-11 декабря 1933 г.) в окружение попали две боливийские дивизии, 10 000 человек было убито и взято в плен. Через год схожее побоище произошло у города Эль-Кармен: немецкие советники, бросив «подшефных», в панике бежали. К 1935 г. боливийская армия перестала существовать.

«Они как сумасшедшие»

В той далёкой войне погибло шесть офицеров из России. Это упомянутый есаул Орефьев-Серебряков, закрывший своей грудью амбразуру дота капитан Борис Касьянов, уроженец Москвы Николай Гольдшмидт, гусар Виктор Корнилович, ротмистр Сергей Салазкин, казачий хорунжий Василий Малютин. В честь каждого из героев названа улица в Асунсьоне — этой чести удостоился и капитан Николай Блинов, спасший от снайпера офицера-парагвайца и получивший тяжёлое ранение.

Генерал Иван Беляев в 1941-1945 гг. поддерживал СССР в войне с нацистской Германией, собирая деньги на помощь фронту. Он умер в 1957 г., и в Парагвае был объявлен трёхдневный траур. У гроба стоял в почётном карауле президент республики, а в похоронах приняли участие сотни тысяч человек, включая военных — одетых в форму, напоминавшую мундиры русских казаков.

Бывший главком армии Боливии Ганс Кундт, озлобленный и обиженный, вернулся в Германию. А скончался он в Швейцарии в 1939 г. Успел дать интервью газетам, оправдываясь за то, что белоэмигранты разбили «лучшие военные таланты Германии». «Так не должно быть, — удивлялся Кундт. — Всё указывало на нашу победу, а мы проиграли: русские вели себя в бою словно сумасшедшие».

picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий