Поиск

Экспедиция «Желтый круиз» в Китай Citroen C4 Autochenille Kegresse


«Желтый круиз» (Croisière Jaune) , который проходил с 4 апреля 1931 по 12 февраля 1932 , также известный как » Миссия Центральная Азия » или « 3-я миссия G.M. Haardt — Audouin-Dubreuil» , является одним из автомобильных рейдов, организованных André Citroën. Это, его третья моторизованная экспедиция, первой из которых является переход через Сахару, а второй — «Черный Круиз» (Croisière noire) .
Они позволили бренду стать победителем Prix Henry Deutsch de la Meurthe спортивной академии в 1932 году .

Столкнувшись с положительным эффектом «Черного Крузиа» в 1928 году, Georges-Marie Haardt , использовал его при подготовке планов открыть » шелковый путь «для движения: 13 000 км от Бейрута до Пекина через Туркестан , в Синьцзяне и пустыню Гоби. Маршрут планировал возвращение в Бейрут через Ханой , Сайгон , Бангкок , Калькутту , Дели , Кветту , Исфахан , Багдад и Дамаск .

Так же, как когда-то «Черный Круиз», целью André Citroën и G.M. Haardt являлось продемонстрировать свое техническое превосходство, способное организовать и выполнить рейд в сложных условиях и где никому не удавалось раньше это сделать. Эта третья экспедиция должна была засвидетельствовать успех не только смелых мужчин, но и автомобильной техники , а также «сломать географические, культурные и политические границы в мире».


На фото G.M. Haardt второй слева .

Не менее трех лет ушло на организацию этой новой экспедиции : выбирался маршрут, производилась предварительная разведка и получались все необходимые согласования для пересечения различных государств, на право установки лагеря и пунктов питания .

Это оказалось очень сложным делом , так как китайские власти рассматривали экспедицию как замаскированную военную миссию. Однако после многочисленных дискуссий удалось убедить их в достоинствах проекта. И , наконец, националистическое правительство в Нанкине во главе с маршалом Чан Кай Ши , соглашается при условии, что экспедиция будет переименована в » Великую китайско-французскую экспедиция 19 -ого года «и что китайские ученые присоединится к экспедиции. Кроме того, французские ученые не имели права осуществлять археологические раскопки , изготавливать карты областей или производить любые другие «виды деятельности, которые могли бы нанести ущерб суверенитету или безопасности территории Китая».

Экспедиция была разбита на две группы : Одну под названием «Памир» возглавили Haardt и Louis Audouin-Dubreuil, участие которых было очевидно , так как они уже участвовали в двух предыдущих подобных экспедициях .
Вторую группу под названием «Китай» возглавил Victor Point.

Обе группы должны были путешествовать по разным маршрутам. Группа «Памир», во главе с Haardt и Audouin, должна была выти из Бейрута и передвигаться с запада на восток, а группа «Китай», во главе с Point, должна была выйти из Тяньцзиня, и передвигаться с востока на запад. Предполагалось ,что обе группы соединяться в Синьцзяне , и продолжат двигаться вместе к Пекину .

Группа «Памир» имела в своем составе семь новых автомобилей Citroen autochenilles Kégresse (6 — Type P17 и один -Type P14, оснащенный TSF) легкие с четырех-цилиндровыми двигателями , в то время как група «Китай» , использовала уже известные, тяжелые, военного-стиля автомобили Type P21 с 6-цилиндровыми двигателями.

Каждый автомобиль, в отличии от «Черного Круиза», имел идентификационную эмблему, и нес определенную функцию: кухня, радио, кино, командный, …
Небольшие радиостанции, расположенные по маршруту экспедиции использовались для ретрансляции радиосигнала «Желтого Круиза» в Париж .
Главная машина везла карты, компасы, оружие; научно-исследовательская — археологическое, геодезическое и топографическое оборудование.

Две машины везли кино- и одна радиоаппаратуру. Машина техпомощи одновременно была санитарной. Полевая кухня размещалась в отдельной машине, где имелись работающие от бензина плиты для приготовления еды для 30-ти человек.

Немного расскажем об истории создания автомобилей экспедиции :
В 20-е годы Ситроен приобрел патент на «снеговой мотор» и активно эксплуатировал идею мягких гусениц. В патенте (№ 26751-а от 31 мая 1914 года) значились «автомобильные сани, движущиеся посредством бесконечных ремней с нажимными роликами и снабженные поворотными полозьями на передней оси». Именно на автомобилях с такими устройствами Ситроен совершал свои автопробеги.

Автор идеи «снегового мотора» — Адольф Кегресс (Adolphe Kegresse, 1879-1943), французский инженер, механик, личный водитель государя и начальник транспортного отдела (технический директор Императорского гаража в Царском Селе под Санкт-Петербургом). С 1906 года очень успешно работал над идеей движения автомобилей по рыхлому снегу и грунту (ведь в России и того и другого очень много), активно оснащая своим устройством императорский автопарк. Передние колеса менялись на лыжи (или дополнялись лыжами), задние заменялись на мягкие гусеницы из толстого верблюжьего войлока, позже резины. Такие автосани не только с успехом возили членов царской семьи, но и одерживали победы в гонках по снегу.

Кегресс разработал целую серию грузовых и легковых автомобилей разного назначения на полугусеничном ходу, в том числе военных (броневик Остин). После февральской революции инженер вернулся во Францию и его патенты приобрели многие автомобильные заводы. В память об изобретателе мягкие гусеницы стали именоваться «кегрессами».

Применение полугусеничных вездеходов Ситроен во время экспедиций, действительно, позволило передвигаться в местах с проблемным для автомобилей дорожным покрытием, но совсем не способствовало коммерческому успеху самих вездеходов. Этого нельзя сказать о популярности самой марки в целом — продажи других моделей росли, затраты на дорогостоящие мероприятия окупались.

Итак , 14 апреля 1931 года , подготовка к экспедиции завершена и группа «Памир» под руководством Haardt оставила Бейрут и направилась к столице Афганистана Кабулу через Дамаск , Багдад , Тегеран, Герате и Кандагаре .
Спустя 2 месяца 14 июня экспедиция достигла Кабула.

Этот перегон был очень жестким : высокие температуры , иногда достигавшие 50 ° C, выпаривают топлива и ограничивают мощность двигателя. Ночь переносилась еще труднее из-за тепла, запасенного в породе в течение дня.
Вскоре прошли Хайберский перевал , где гусеницам приходилось работать на асфальтированной дороге до границы поста Ланди Хана к северо-западу от Британской Индии .

Затем группа через Пенджаб и Равалпинди добралась до подножия Гималаев в столицу Кашмира , Сринагар, где получили груз, от Махараджа Хари Сингх . Часть запланированного маршрута после Сринагар являлось наиболее сложным во всей экспедиции, так как необходимо было пересечь Гималаи и , в частности, преодолеть перешеек Burzil , расположенный на высоте 4132 м в Гилгит .

В то время как местные жители утверждают, что ни один автомобиль не сможет выйти за пределы перешейка Гилгит, Haardt убежден, что запланированный маршрут является возможным и утверждает 20 июля как дату, на которую две группы должны соединиться в Кашгар . Оценивая время перехода в 45 дней на каждого человека необходимо было взять запасов не менее 450 фунтов , включая необходимое оборудование : продукты питания, одежда, палатки, топливо и оборудование. Гусеницы принято решение полностью демонтировать, и перевезти их мулами .

Тактически для преодоления перевала было решено разделить группу «Памир» на з отдельных отряда , стартующих через 8 дней после предыдущей группы . Это время , необходимое носильщикам и мулам возвратиться в точку старта и организовать сопровождение следующей группы .

Это решение подразумевало, что третья группа должна была отправиться только спустя 24 дня после первой, но это была слишком большая задержка в пути и поэтому было принято решение продолжать путь численностью только 2-ух групп , а остальные должны были вернуться во Францию. Багаж ограничили 250 кг на человека. Задача осложнялась также после получения радиограммы 29 июня 1931 года от Victor Point , который стал свидетелем конфликта между мусульманами и китайцами в Синьцзяне, что задерживало их прибытие в Кашгар .

12 июля вторая часть группы «Памир» начинает свое восхождение . Дороги очень повреждены в результате оползней из-за проливных дождей. На перевале Burzil снег лежит даже летом , так что гусеницы позволяли двигаться автомобилям только со скоростью не более 1 км / ч , с тем ,чтобы люди могли обследовать путь, по которому должны пройти автомобили , чтобы избежать любых трещин .
Прошло уже три месяца с момента выхода экспедиции из Бейрута и за это время преодолели почти 5 600 км .

Из-за практической непроходимости дорог 25 июля Haardt решили полностью разобрать треки-гусеницы , тщательно упаковать их в пакеты по 30 кг , чтобы легко транспортировать мулами. 27 числа преодолев основные сложности , группа начала восстанавливать треки на автомобили.
Наконец они достигли 4 августа города Гилгит, где их ожидала общественность.

Между тем, группа «Китай» замедляется наличием конфликта в регионе, где они находятся, и их маршрут несколько расстроен. Хуже того, Haardt узнает после прибытия в Гилгит, что вторую группу захвачена в Урумчи полевым командиром на расстоянии около 1 200 км на северо-восток. В связи с этим становится ненужным продолжать экспедицию согласно запланированного маршрута, так как группа «Китай» не может достичь точки встречи. Группа «Памир», узнав о злоключениях группы «Кита» решила идти спасать их, даже отказавшись от изначальной цели.

Haardt и Audouin, чтобы начать операцию по «спасению» группы Китай решили отказаться от двух гусеничных с научной командой и киноаппаратурой и путешествовать на лошадях.

В свою очередь группа «Китай» , начала свою экспедицию 6 апреля 1931 в Тяньцзине , ранее испытав много проблем. Шкивы , полосы и подшипники гусеничного привода плохо регулировались и запчасти, взятые группой с собой были исчерпаны еще до прибытия их в Пекин . По прибытии в Пекин Victor Point попросил Андре Ситроен отправить новые зап.части по железной дороге. 24 апреля , когда Великая китайская стена находилась в пределах видимости группы, в Калгане, новые запчасти были получены. Также китайская делегация должна была присоединиться к экспедиции в это же время. Но это происходит только 24 мая и задерживает движение группы «Китай» к Монголии .

27 мая Victor Point и его команда достигли пустыни Гоби и прошла в песках около 100 км / день , со скоростью в десять раз выше, чем у обычных караванов. Тем не менее продвижение группы замерло 2 июня, в связи с сильной песчаной бурей, и 6 июня, когда произошел взрыв газового резервуара под действием тепла.
Резервное топливо позволило им пройти только 200 км , в то время как следующая точка заправки была в 400 км . Victor Point и Petro вынуждены были оставить отряд, чтобы принести достаточно топлива. И, несмотря ни на что, 15 июня 1931 , девять автомобилей и пассажиры дошли до Suchow .

Victor Point регулярно получал информацию на протяжении всей экспедиции о беспорядках в регионе. 28 июня, группа достигла оазиса Хами , где горели дома, и целые деревни были заброшенные. В регионе вспыхнула борьба между китайцами и мусульманами. Члены экспедиции стали свидетелями варварства и жестокости, помнящихся еще со времен орды Чингисхана . Кроме того, Victor Point пришлось пережить неоднократные трения с китайской делегацией.

Хотя оазис находился под контролем правительства, в городе Хами было не так . По прибытии в город, начальник гарнизона сообщает им, что он получил приказ от маршала Шу-Джен, генерал-губернатора Синьцзяна, остановить экспедицию и сопроводить ее членов под охраной до Урумчи .
Маршал нарушил условия безопасности проведения экспедиции, на том основании, что ,якобы, «сцены наступательной борьбы за китайское достоинство» были сняты и сфотографированы. Реальная причина взятия «заложников» в том, что маршал не получил обещанных три Citroën. Они были доставлены повстанцам. 1 июля члены группы оставили Хами и достигли Урумчи 19 июля.

Victor Point быстро понимает, что без посторонней помощи, группа, вероятно, останется под арестом до тех пор, пока гражданская война не будет завершена . Для предотвращения этого необходимо было незаметно передать группе «Памир» информацию об их ситуации и что регион Синьцзян в настоящее время закрыт для них.

Они находят хитрый способ передачи кодированного радиосигнала в коде Морзе. Празднование столетия Третьей республики 24 июля позволяет им построить свою радио-антенну ,сокрытую в виде мачты для поднятия французского флага. Когда охранники задаются вопросом, какие причины запуска двигателя в ночное время, группа утверждает, что требуется электричество для работы граммофона. Таким образом 4 августа Haardt в группе «Памир» принимает весть о ситуации . Грамофонная пластинка , используемая группой для прикрытия шума радио была с известной песней «Parlez-moi d’amour» , записанная Lucienne Boyer в 1930 году.

В связи с усложнившейся ситуацией в китайско-мусульманских столкновениях маршал требует помощи французов.
20 августа он обратился к группе «Китай»: «Хотя ваши разрешения были отменены в Нанкине, я готов позволить вам руководителю г-ну Haardt дойти до Синьцзян но при условии, что вы предоставите в нашем распоряжении вашего радиста для восстановления связи со столицей «.

27 октября экспедиции впервые с начала миссии, встретились в Урумчи . Оставалось только группам получить разрешение от короля, чтобы продолжить их путешествие. Тем не менее, король скоро предоставить это разрешение не сможет , будучи слишком занят своими обязанностями на посту губернатора. Haardt то волновался, что экспедиция продолжится в зимних условиях , поэтому он решает провести утепление автомобилей и приобрести теплую одежду с войлоком и из овечьих шкур .
Король также потребовал, чтобы обещанные Citroën были ему отправлены . Поэтому, переговоры между Haardt и королем возобновились только тогда, когда эти три автомобиля для короля прибыли 20 ноября 1931. На следующей неделе они получили разрешение , но целых пять месяцев были напрасно потеряны в Урумчи .

Опасения Haardt климатом были очень обоснованы. Погода в Монголии и пустыни Гоби такова, что за несколько минут замораживала воду в радиаторах автомобилей , и приходилось оставлять включенным двигатели, т.к. они не смогли бы перезапустить их больше. Более того, несмотря на температурные катаклизмы автомобилям был необходим ремонт , в то время как металлические детали могли достигать температуры 30 градусов ниже нуля.
12 февраля 1932 , миссия, наконец, достигает своего конечного пункта назначения, Пекин.

Хотя экспедиция была очень сложной, исследователи все же уже продолжили ее за пределы Пекина в Шанхай , а затем в направлении Хайфона и Гонконга на лодке. Прибыв в Индокитай , Haardt и другие члены экспедиции пытались разработать новый маршрут между Ханоем и Сайгоном . Некоторые даже думали начать обратный путь к Сиаму в Индии, Персии, через Багдад, чтобы снова добраться до Бейрута .

Однако в Шанхае, 3 марта 1932 г. , Haardt начал жаловался на проблемы со здоровьем. Доктор DELESTRE, врач экспедиции, поставил ему диагноз небольшое охлаждение. Haardt, который с детства страдал от проблем в бронхах получил переохлаждение от пересечения Китая в зимний период. Врач посоветовал ему несколько дней отпуска.

Однако, когда они прибыли 12 марта в Гонконге, Haardt слег . Врач губернатора Гонконга, профессор Джеррард, диагностировал у него тяжелый случай гриппа и рекомендовал по крайней мере три недели отдыха. Но состояние Haardt не улучшилось и во вторник, 15 марта пневмония развивается в нижней доле левого легкого, сильно ухудшая дыхание. 16 марта в 3:40, Haardt умирает.

«Желтый круиз» заканчивается триумфом и трагедией . «Экспедиция, несмотря на многочисленные изменения и смерть Haardt, завершает свою миссию и достигает Пекина. Научные открытия таковы, что никто не забудет , что автомобилю Citroen autochenille Kegress удалось пересечь весь азиатский континент. История запомнит эту экспедицию , как «незабываемый пример человеческой способности преодолевать трудности» .

Однако самому Citroen «Желтый круиз» принес 17 миллионов франков долгов. Компания разорена, и ее вскоре поглощает Michelin. Видя, как идет прахом дело его жизни, Андре Ситроен умирает.

Интересный факт , что в составе группы «Памир» был русский художник Александр Евгеньевич Яковлев , который нарисовал много путевых зарисовок .

Результатом стала масштабная выставка в галерее Шарпантье в 1933. Выставка имела неимоверный ажиотаж и стала громким событием в художественной жизни Парижа. Автор представил 500 работ, 50 из которых были исполнены в цвете в уникальной книге издательства Л. Вожеля тиражом всего в 500 экземпляров. Впечатления от выставки работ «Желтого круиза» описывает в своих воспоминаниях А. Бенуа: «Нынешняя выставка Яковлева еще более, нежели выставка Croisière Noire, устроенная несколько лет назад, изумляет как обилием, так и необыкновенной ровной качественностью выставленного…. Сноровки во всем так много, что тому, кто не видал Яковлева за работой, может почудиться, будто при этом функционировал какой-то аппарат. Когда же убеждаешься, что такой сверхчеловеческий фокус все же произведен руками, интеллектом и волей человека, то невольно проникаешься к нему чувством, похожим на суеверное почтение. В средние века Яковлева заподозрили бы в колдовстве и в пользовании услугами нечистой силы. Каждому такому “документу” веришь, как самой безошибочной фотографии. Но, разумеется, здесь нечто бесконечно большее, нежели фотография».

(С.)

foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий