Поиск

Непрерывность сквотов, или Десять лет в раю на краю Парижа


Привет, с вами снова сквоттер-нелегал из подпарижья dao_nyxa; удивительно, но мы еще живы и живем все там же, вопреки прогнозам; долго это не продлится — так что спешите видеть! В третьем выпуске репортажа: ветреное (6 баллов по шкале Бофорта) воскресенье 30 июля 2017; беговая экскурсия по Шоколадной фабрике и замку маркизы де Помпадур; три завтрака за столом и один завтрак на траве; секреты тренировок лучшей команды спортивного "Что? Где? Когда?" во Франции; новости реконструкции Чрева Парижа и прилегающих кварталов, а также культовый фестиваль "Кино под звездами" в парке Ла Вилетт. За мной, читатель, в клоаку смрадных сквотов и на бархат парижских лужаек!

collage_photocat2

1. Проснулась без будильника без четверти шесть; повалявшись, поняла, что обратно не засну — надо встать и придумать себе занятие. Пока искала батарейки для фотоаппаратa — глядь и шесть утра, даже ровную цифру проворонила.

2. Рассвета еще не чутко; горят ночные фонари. Дерево в верхней части снимка — слива; десять лет назад, когда я обосновалась здесь, она была не больше веника — теперь вон как вымахала и обильно плодоносит: весь двор засыпан ягодами. Маленький кофе для разгона…

cafe

3. …и зарядка! Стараюсь делать по меньшей мере две силовые в неделю, в остальные дни — бегаю. Сегодня по плану — многоповторка, трисетами: приседы-выпады-отжимания. Штанга — 24 кг

4. Второй цикл: подъемы перед собой, разведения рук с гантелями, разведения в наклоне. Между трисетами хожу поливать сад дождевой водой из зеленой кадки; в серой бочке — вода посвежей и почище, для других хозяйственных нужд. Поливать, собственно, нечего — лето такое засушливое, что не выросло ни черта, похвастатьcя нечем. Но пока еще надеюсь выходить настурции и испанскую фасоль.

5. После третьего цикла (концентрированные сгибания рук сидя + выпрямление руки с гантелей над головой) встаю в планку на две минуты.

6. Закрываем углеводное окно Заслуженный завтрак! Хит сезона — raw-porridge (в баночке): залитая с вечера миндальным молоком смесь десятка сортов семян, дерезы и овсяных хлопьев. Совет: не пытайтесь добавить туда спирулину — цвет красивый, но ядреный солоноватый вкус её забивает все остальные. Зеленый чай и ржаной крекер с кокосовым маслом.

7. Проверяю входящие — опаньки, экскурсант слился, а я уже нарядилась и велосипед подкачала. С этого лета раскручиваю новый проект: беговые экскурсии по Парижу под заказ — зря ли я по этому городу столько гоняла на роликах и так? Для каждого путешественника я разрабатываю индивидуальный часовой тур — БЕГОМ, чтобы успеть увидеть как можно больше! — и рассказываю по дороге о пробегаемых достопримечательностях. Что ж, сегодня они много потеряли: не увидят ни арен Лютеции, ни лупанариев Сен-Сюльпис, не узнают, на каком перекрестке Пьеру Кюри размозжило голову каретой и не услышат мою декламацию стиха про Элоизу и Абеляра возле их дома на набережной Цветов.

8. Самое трагическое — что я уже позавтракала: в расчете на то, что по дороге до места проведения экскурсии кусочки улягутся; и теперь не могу прямо сейчас бежать на собственную экскурсию-соло: надо хотя бы часик подождать. Вывожу велосипед и еду за водой.

9. Да-да, я мементо. В июне, в засуху, на кладбище отключали воду — то-то я намучилась таскать её издалека; теперь (тьфу-тьфу) трубы починили.

10. Теперь можно перемыть посуду (дождевой водой) и заварить чаю к обеду (кладбищенской, живой).

11. И в путь! Стартуем с пешеходного мостика Шетиве, что на Марне — отсюда до Парижа по берегу реки, до места впадения её в Сену километров 16; но мы побежим в противоположную сторону.

12. По шельскому каналу, спрямляющему изгибы Марны, снуют грузовые баржи. Недавно я узнавала, почему у них капитанская рубка находится в хвосте — не видно же ничего! — говорят, потому что под кормой руль, и так удобней маневрировать.

13. Поселок городского типа Шан-сюр-Марн — домишки все двухэтажные, без садов ни палисадников.

14. Hебольшой загородный дворец Шан времён Людовика XIV. Постоянно переходил из рук в руки; самая знаменитая его обитательница — маркиза де Помпадур. Здесь снимались фильмы "Мария-Антуанетта", "Опасные связи", "Распутник" и десятки других. За замком — очень красивый парк во французском стиле: мини-Версаль с фигурно высаженными клумбами и статуями. Но я пробегаю мимо: расчерченные по линейке гравийные дорожки меня не прельщают — вперед, на крутые тропы парка Нуазьель на холме, склоняющемся к Марне.

15.Идеальная погода: хмуро и нежарко, но сильный ветер обещает разогнать тучи.

sequa

16. Шоколадная фабрика Менье, шедевр архитектуры 19 века. Справа — мельница, где дробили зерна какао, слева — производственный цех с железными конструкциями авторства Эйфеля. Фабрика больше не производит шоколада, в ней размещена штаб-квартира марки Нестле — но в сентябре, в дни открытых дверей памятников национального наследия, её можно посетить и полакомиться продукцией фирмы.

17. Лодки в протоке между островком шоколадной фабрики и берегом — на вечном приколе: никогда не видела, чтоб на них плавали.

18. По воскресному делу парки и берега наводняют бегуны выходного дня — после девяти на дорожках образовывается форменная толчея. Во Франции джоггингом той или иной степени тяжести занимаются 16.5 миллионов — четверть населения.

collage_photocat1

19. Протока, где тренируются каноэ-каякисты; сегодня что-то не видать никого — наверное, высота воды недостаточна. В паводки Марна поднимается метра на два, по берегу змеятся бетонные бортики для защиты крайних домов от затопления.

20. Долго ли, коротко — за час с лишним фотопрогулки протрюхали 10 км: нормально для заминки. Пунктик, которым страдают наслаждаются многие бегуны — пристрастие к ровным цифрам: я выключила часы, метров пятьдесят не добежав до финиша — чтоб было ровно десять; а если бы метров не хватало — побегала бы еще, округлить.

21. Возвращаюсь домой в десять с четвертью. Сравнить интерьер с ним же трехлетней давности можно, заглянув в мой первый пост в сообществе — он появится, если навести курсор на мой юзерпик. По-моему, изменилось немного — карту вот повесила, букет другой, и кубков новых насшибала.

22. Цветы называются мыльнянка, а белый фрукт — кристофорин, родственник чайота. Когда я пишу эти строки, он уже съеден — натерла на крупной терке и сделала салат с петрушкой, зернами граната и не помню чем. Похож на сельдерей, но сочней.

23. Ну и крупный план на моих спортивных победах — сам себя не похвалишь… Начиная с первого соревнования (полумарафон в 2012) я, неожиданно для себя, начала занимать призовые места — в основном скромные вторые. Два года назад доросла до бега на ультрадлинные дистанции (все, что > марафонa, 42.2 км ) и перешла на вегетарианский режим питания — результаты улучшились; только в прошлом году поднималась на подиум пять раз (три вторых, третье и одно первое места). В этом году пока всего одна победа — зато какая! выиграла соревнование 100km de Steenwerck.

24. Клиент пришел. Один из сквотских котов — диких, но не гнушающихся продуктовыми вспомоществованиями от людей. Пугливый и глупый — мы знакомы больше двух лет, но до сих пор функционируем в режиме "положи еду и отойди".

25. Мыться подано — на примусе согрелся чайник дождевой воды. Если бы экскурсия состоялась, у меня бы набралась наконец сумма на абонемент в спортзал — с сауной, джакузи и ништяками; но не судьба, сегодня придется принимать душ на коленке. Летом это, впрочем, необременительно — и экономится куча времени, в джакузи бы я минимум час отвисала.

26. А не позавтракать ли мне еще раз? В банке — арахисовая паста без добавленного сахара, в стакане — чайная смесь Блю Детокс. Беговую форму, прежде чем отправить в корзину, подвяливаю на веревке — на таком ветру она сохнет мгновенно.

27. Котик никогда не откажется от дополнительного завтрака — кидаю ему крокеты Вискаса по штучке; он за день десяток кормильцев обходит не по разу, обойдется легкой закуской.

28. Мелочи быта. Фонарем и свечами почти не пользуюсь — когда вечером возвращаюсь домой, зажигаю, но редко: я прекрасно ориентируюсь в темноте и знаю, где у меня что лежит.

3images

29. Расфасовываю орехи в маленькие пакетики — покупаю большие пакеты, недорого, и составляю себе смесь ассорти по 50 г: брать с собой в город на полдник.

30. И снова седлаю велосипед: скататься на воскресный рынок.

31. Рынок работает с утра до обеда три дня в неделю: вокруг павильона — несъедобное, внутри — съедобное.

32.

33. На развале стоковой одежды у пакистанцев нахожу платье, за которым гоняюсь много лет, из коллекции 2009 что ли года: этот рисунок и цвет меня завораживает — увы, размер безнадежно не мой. Будем продолжать поиски!

34. В центре крытого рынка происходит традиционный воскресный бранч — посиделки знакомых и не очень за первым стаканчиком розового вина или пива (уже почти полдень) и болтовней обо всем на свете.

35. Время от времени собеседники поднимаются, чтобы успеть закупиться у молочника, пока он не закрылся, или у зеленщика, выкрикивающего баснословную скидку на абрикосы; трофеи тут же разворачиваются и все угощаются свежим хлебом, ветчиной и горгонзолой.

36. Возвращаюсь домой в час пополудня — время сиесты. Закрываю ставни и завожу будильник на полчаса; даже если заснуть не удастся — просто сам факт спокойного лежания и сопения в полумраке, пауза между беготней — отлично перезагружает организм и позволяет дотянуть до вечера длинного дня.

37. Едва задремываю — звонит будильник. Ну, мы же не собирались вот прямо высыпаться часами? Ломонос, лиана над террасой, так разросся, что окно открывается с трудом — приходится вскакивать на подоконник и отводить вьющиеся плети.

38. Ветер вроде утих — утром он бушевал, засыпая двор сучьями и вывернул наизнанку парасоль.

collage4

39. Экспресс-обед: хумус с линонными корочками, ржаные крекеры, оливки, болгарский перец и холодный матэ с грейпфрутом. И, конечно, свежий номер бегового журнала — пусть я наизусть знаю все методы подготовки к забегам, советы диетологов и экипировочные хитрости — но все равно, разворачивая новый выпуск, наслаждаюсь ритуалом.

40. Быстро пообедали — и в дорогу: в Париж, по делу, срочно! Омондье, зачем мне столько шляпок? В мае, когда бежала 100 км в 30-градусную жару, меняла козырьки и бейсболки каждые 25 км пропотевшие на свежие; а вообще я не ношу их, разве что в очень сильный дождь.

41. От моего дома до центра города Cвета — 16 км или 20 минут на электричке: ближе, чем до некоторых районов в самом Париже. Но какой контаст — у меня: река, поля, леса и замки — а там каменные ущелья и автомобильные пробки; ни за что бы не поменялась с "настоящим" парижанином. Читаю "Хождение по мукам" — том "Сестры" ничего так зашел, но остальные три, про войну и революцию, неодолимы; это неправильный Толстой, он не умеет смешивать войну и мир в нужных пропорциях!

collage_photocat3

42. Пересадка на Северном вокзале — стены платформы украшают загадочные формулы, сопромат, что ли.

43. И вот я в парке Монсури, на южной окраине Парижа — это здесь герои Кортасара в грозу бросали сломанный зонтик с обрыва на заброшенную железную дорогу Petite ceinture.

44. В парке летом проводятся тренировки парижского клуба "Что? Где? Когда?" — совмещенные  с пикником. Приходим не во фраках, играем не на корову — что называется "уютная домашняя чгкашечка" — ведущий зачитывает вопрос, игроки минуту (или как получится) обсуждают его и дают ответ…

45. …не забывая выпивать и закусывать Это уже какой у меня завтрак на сегодня — четвертый или пятый?

46. Мягкая и прохладная мурава оказывается зарослями карликового клевера — как не стараюсь, найти четырехлистник не удается.

47. Нашевелившись мозгами, расходимся ближе к семи вечера — каждый в свою сторону: чгкшники живут в противоположных пригородах, и парк Монсури выбран именно потому, что до него всем одинаково далеко.

48. А мой путь лежит в Чрево Парижа, где под землей, в торговом центре, находится мой любимый киноклуб Forum des Images. Выходы из метро второй год контролируют охранники с металлодетекторами — но сумки предъявлять не просят, чисто для острастки стоят.

49. Вот и он — вход в клуб, справа, под стрелочки, на rue du Cinema. …yпс — в последний день перед летними каникулами у них техническая неполадка: закрыто, очень извиняются. Ну ладно, я уже показывала Форум — в прошлом репортаже все есть.

50. Что поделаешь, закончить день под землей не получится — выбираюсь на поверхность из Чрева, новая лестница ведет к апсиде базилики Сент-Эсташ, славящейся самыми высокими сводами (если смотреть изнутри).

51. Немного туризма — типичные парижские брассри в пешеходном квартале Монторгёй…

52. Bот зачем я выбралa этот выход: поглядеть, не вернулась ли рыбка-бананка на свое место. Портал часовенки на задней стене Сент-Эсташ раньше украшал такой симпатичный барельеф — в память об основателе церкви, торговце рыбой. И вот пару лет назад рыбка исчезла! Мы думали — на реставрацию; но вот в интернете нашлись новые сведения: сняли по указанию парижской мэрии, насовсем. Обидно: кому она мешала? Я всегда водила гостей столицы сюда, симпатичная же деталь. Говорят, барельеф поместили в крипту церкви — но никому теперь не показывают.

collage5

53. А над чревом Парижа, где некогда возвышались чугунные-кружевные Балтаровские павильоны рынка, затем, уже на моей памяти — зеркально-пластиковые киоски, затем подъемные краны, которые можно видеть в фильме "Пена дней", теперь раскинула свой полог Канопея — гигантский стеклянно-металический занавес без опор. Впечатляющее сооружение!

54.

55.

56. Hаправляю свои стопы к Бобуру — неизбежному и спасительному: библиотека центра Жоржа Помпиду работает по вeчерам и в выходные, когда все остальное закрыто.

57. Библиотека публичная и бесплатная, доступ к коллекциям свободный, но книги и материалы на дом не выдаются, работать с ними только на месте.

58. Доступ в интернет с общественных компьютеров с недавних пор сделали свободным — раньше требовалось отстоять небольшую очередь за билетиком для 40-минутной сессии; теперь нашел свободную машину — и сиди хоть целый день.

59. По громкоговорителю объявляют об акции "Лето в музее" — на библиотечном ресепшене раздают желающим контрамарки для прохода в музей искусства 20 века, на других этажах здания. Запаслась билетиком, надо сходить до конца августа — контрамарка действует и на временные коллекции тоже.

60. Площадь перед Бобуром с торчащими белыми вентиляционными трубами — похоже, музей уходит под землю на столько же этажей, сколько и ввысь. Просвет между домами — rue Venise, одна из самых узких улочек в Париже; в конце её находится ресторан "Dans le noir".

61. Библиотека закрывается в десять вечера; спускаюсь в метро, станция Рамбуто на углу — совсем неглубокая, два десятка ступенек вниз. Во время недавнего ливня, когда за час на Париж вылилась месячная норма осадков, эту линию затопило — но с обеду следующего дня все наладили.

62. Всегда жгуче интересно, что читают люди в метро — но, как ни исхитрялась, не смогла разглядеть обложку книжки в руках у этого чувака, испещряющего страницы карандашными пометками.

63. Выхожу на станции Porte de Pantin — в моем любимом парижском парке Ла Вилетт. Когда-то в этом павильоне лилась кровь зверей (одноименный документальный фильм рекомендую) — тут были большие парижские бойни; теперь это настоящий городок искусств: концертные и выставочные залы, музеи и библиотеки раскинулись на берегах скрещивающихся каналов Урк и Сен-Дени.

64. На огромной лужайке посреди парка проходит мой любимый летний фестиваль — кино на пленере. С июля по конец августа на гигантском надувном экране, с наступление темноты, показывают фильмы — старые, классические и новые-задорные. обычно цикл фильмов объединен какой-нибудь общей темой; этим летом это "А table!" — "Все за стол!"

65. Ну что, догадались, что за фильм? А поинтригую-ка я, выявляя киноманов и родственных душ; лента старая и одна из моих любимейших — хотя и очень грустная: зато практически про меня. Кроме того, в программе "А table!" мы увидим (или уже увидели) такие фильмы как "Пир Бабетты", "Ан", "Ланч-бокс", "Ослиная шкура", "Рататуй" и "Амаркорд".

66. Сеанс заканчивается без четверти полночь; на поле включаются прожектора, заливая режущим светом тысячи людей, раскинувшихся в шезлонгах и на покрывалах. Подхватываю свой киноспальник и шагаю в темноту, на ходу выпуская воздух из надувной подушки. Через двадцать минут со станции Пантен отправится мой поезд домой — хотелось бы успеть.

67. Берегом Урка, канала, прорытого в 16-м веке по проекту самого Леонардо. Извилистый канал имеет 100 километров в длину, и его береговая линия, бечевая тропа — любимый маршрут бегунов, походников и велосипедистов. само собой, я исходила его вдоль и поперек во всех направлениях.

68. Ярко освещенные Мельницы Пантена — их разбомбили и сожгли в 44-м отступающие немцы, но недотла; в последние годы мельницы окончательно перестроили в офисные здания.

69. Так, отлично успела: мой поезд через три минуты — как раз спуститься на платформу

70. Вот я и дома. Свечи не зажигаю и с фонариком в постели, противу обыкновения, сегодня читать не буду — устала, день был длинный. Последняя фотография — при свете уличного фонаря во дворе. Спасибо!

odin-moy-den.livejournal.com

Добавить комментарий