Поиск

Яков Кошельков-преступник, который ограбил В.И. Ленина.


Оригинал взят у mrdou в Яков Кошельков-преступник, который ограбил В.И. Ленина.


Яков Кошельков, более известный в преступной среде под кличкой Янька Кошелек. Его отец был осужден за разбойные нападения к длительному сроку каторжных работ и умер в Сибири. Впервые Кошельков был осужден в 1912 году еще сравнительно молодым человеком. Вскоре вторая судимость. В 1913 году вновь дважды садится на скамью подсудимых. В начале 1914 года его судили в пятый раз. Побег из тюрьмы, но через несколько месяцев новый арест за кражу со взломом. И снова побег из-под стражи. В 1916 году Кошельков в десятый раз предстает перед «карающей десницей» царского правосудия. Яков Кошельков еще в 1913 году был поставлен на полицейский учет как опытный домушник и поначалу на «мокрые» дела шел только исключительно в целях самозащиты.
Освободившись по амнистии Временного правительства, он возвращается в Москву, сколачивает банду численностью 18 человек, промышлявшую налетами. Первое время банда действовала в районе Сокольников, а затем, по мере пополнения новыми членами, ее деятельность распространяется на весь город и его окрестности. Налеты банды Кошелькова отличались исключительным цинизмом и жестокостью. Даже ближайшие подручные побаивались своего главаря. Печальная слава о его «мокрых делах» ходила не только по Москве, но и далеко за ее пределами.
Зимой 1918 года 28-летний он выехал «развеяться» на бандитскую свадьбу в Вязьму. В разгар застолья на свадьбу прибыли незваные гости — сотрудники местного ЧК. Под конвоем троих сотрудников Кошелькова повезли поездом — держать ответ за содеянное — в Москву. Дружки Кошелька, задавшиеся целью спасти атамана, ехали в соседнем вагоне. План спасения созрел на ходу. Было куплено несколько буханок черного хлеба. В одну из них бандиты упрятали заряженный кольт. На вокзале в Москве бандит, переодевшийся торговцем-разносчиком, подошел к конвойным и попросил разрешения продать арестованному хлеба. Неопытные сотрудники пожалели арестованного, не удосужившись проверить буханку. Когда шли по Мясницкой, Кошельков, разломив буханку, вытащил кольт, убил на месте двоих конвойных, тяжело ранил третьего и скрылся в поднявшейся суматохе.

Делом рук Кошелькова были: вооруженное ограбление сберегательной кассы на Покровке на сумму 100 тысяч рублей, вооруженное ограбление артельщика Ярославской железной дороги на сумму 400 тысяч рублей, ограбление артельщика в помещении вокзала Николаевской железной дороги (ныне Ленинградский вокзал) с убийством милиционера и машиниста.Но самой известной страницей похождений банды Яньки Кошелька было нападение на машину В. И. Ленина и его сестры Марии Ильиничны, когда 6 января 1919 года Янька со своей бандой пьянствовал в Сокольниках и при этом разрабатывая план ограбления особняка на Новинском бульваре и кооператива на Плющихе. Идея раздобыть машину для «дела» возникла спонтанно. Бандиты отправились на дорогу, чтобы завладеть первым попавшимся автомобилем, а этим первым автомобилем оказался автомобиль в котором ехал Вождь Революции и его сестра. Город прочесали. Черный «роллс-ройс» Ленина обнаружили на набережной Москвы-реки. Кошельков растворился. Начальник ЦУУР (Центрального управления уголовного розыска) Розенталь доложил, что в районе Сокольнического шоссе в поисках Яшки были обысканы все квартиры и меблированные комнаты и арестовано около двухсот человек. Но результат был нулевым. За дело было поручено взяться сыщику Федору Мартынову — бывшему рабочему «Трехгорки», ныне начальнику Особой ударной группы Московской чрезвычайной комиссии. Уже через три дня после нападения зампредседателя ВЧК Яков Петере собрал экстренное совещание представителей ВЧК, МЧК, Моссовета и уголовного розыска, призвав их дать настоящий бой распоясавшимся бандитам. Был издан приказ: «Всем военным властям и учреждениям народной милиции в пределах линии Московской окружной железной дороги расстреливать уличенных и захваченных на месте преступления виновных в грабежах и насилиях». Имена банды Кошелькова чекистам были известны: Ванька Волков (Конек), Леонид Кириллов (Ленька-сапожник), Федя Алексеев (Лягушка) и два Василия — Михайлов (Черный) и Зайцев (Заяц). Но что это давало? На живца — подставные авто — Яшка не клюнул. Мартынов пошел ва-банк — отправился по злачным кабакам и, подпоив «ханжой», рисовой китайской водкой, их завсегдатаев, вышел на след Конька — любителя бани. Его со товарищи взяли в Проточном переулке. Допрос был жестким, в присутствии самого Дзержинского. Адрес Кошелькова был получен, и в его квартире на Брестской устроили засаду, но безрезультатно. Один раз его чуть не взяли в другом месте: пришли брать дельца-спекулянта, а Кошельков «утек» через черный ход. Стоявшим там чекистам он представился их начальником Петерсом, которого они внешне не знали, проверил у них документы и… застрелил на месте. На банду Кошелькова была устроена настоящая охота. Спустя неделю несколько человек из его группировки были ликвидированы. Однако после революции бандиты совсем страх потеряли. В ответ на чекистский террор Янька устроил свой, бандитский террор.

Узнав адрес участвовавшего в его розыске сотрудника МЧК Ведерникова, Кошельков с сообщниками заявился к нему на квартиру и устроил там судебный фарс. Янька выдвинул Ведерникову обвинение, сам приговорил его к расстрелу и сам же привел свой приговор в исполнение, убив чекиста на глазах его семьи. 1 мая на Воздвиженке Кошельков сначала устроил прохожим «праздничные» первомайские ограбления, а потом расстрелял трех милиционеров, присланных для пресечения нарушений правопорядка. Во многих случаях бандит действовал легально, выдавая себя за представителя власти, открыто производил обыски и изымал большие ценности не только в квартирах граждан, но и в государственных учреждениях и организациях. Однажды Кошельков с группой сообщников явился на московский аффинажный завод, предъявил удостоверение убитого им сотрудника МЧК Ведерникова и вызвал представителей заводского комитета. В присутствии общественников преступники приступили к обыску. На глазах у многих честных людей они легально похитили около трех фунтов золота в слитках, три с половиной фунта платиновой проволоки и 25 тысяч рублей. Завладев большими ценностями, Кошельков любезно поблагодарил представителей завкома за помощь и вместе с дружками благополучно скрылся.
Разгромить банду Кошелькова удалось не сразу. Сотрудники МУРа вместе с работниками МЧК приложили немало усилий, чтобы положить конец кровавым похождениям кошельковцев.Кошелькова ловили огромными силами, весь город был в засадах, постоянных облавах. На него выходили случайно, но природная наглость и крепкие нервы позволяли вору уходить. Выход появился совершенно случайно – по делу о подделки документов сотрудниками РОСТА была задержана Ольга Федорова. При этом на допросе совершенно неожиданно она призналась, что является пассией Кошелькова. А в розыске было известно про существование у Якова любимой женщины, но имя ее было тайной. Довольно быстро чекистам удалось ее склонить к сотрудничеству. С ее помощью попытались заманить бандита на свидание в Екатерининский сквер, но он не пришел.

К этому моменту практически вся банда Кошелькова была переловлена, их быстро судили и приговаривали к расстрелу. Но один бандит сдал своего вожака, назвав адрес дома № 8 по Старому Божедомскому переулку. Вот что докладывал Ф. Э. Дзержинскому в июне 1919 года начальник МУРа А. Трепалов:

«После долгих, упорных и опасных обысков и облав сотрудникам уголовного розыска в настоящее время удалось задержать всю шайку бандитов с атаманом Яковом Кошельковым и его помощником по кличке Барин, открывших стрельбу по сотрудникам Управления уголовного розыска, находившимся в засаде… Бандиты попались в ловушку, направляясь в дом с целью разработать новый план ограбления артельщика и кассира в Щелкове, которые должны были везти 2 миллиона рублей для уплаты рабочим. Облава увенчалась успехом 21 июня сего года».

Из оперативной сводки:

«21 июня 1919 года были получены сведения о том, что Кошельков и Емельянов по кличке Барин скрываются на конспиративной квартире в доме № 8 по Старому Божедомскому переулку; немедленно была предпринята операция, и секретной засадой около 5 часов вечера были атакованы Кошельков и Емельянов. На команду «руки вверх» они открыли стрельбу из автоматических револьверов, причем Емельянов был убит наповал, а Кошельков тяжело ранен и скончался через 18 часов. При убитых обнаружено и отобрано: у Емельянова две заряженные бомбы и один револьвер системы «наган», у Кошелькова — два «маузера» с выпущенными патронами, револьвер системы «браунинг», отобранный им во время ограбления у В. И. Ленина, а равно документы на имя сотрудников МЧК Караваева и Ведерникова, отнятые Кошельковым после их убийства».

За организацию раскрытия банды начальник МУРа А. Трепалов получил «революционную благодарность» от Президиума Моссовета и был награжден Ф. Э. Дзержинским золотыми часами. Якова похоронили в безымянной могиле, его всех сообщников расстреляли. А Ленин использовал этот случай, как пример компромисса, в своем обосновании Брестского мира.

foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий