Поиск

Григорий Майрановский: «доктор смерть» из НКВД


В Советском Союзе существовала специальная лаборатория, изучавшая влияние отравляющих веществ на человека. Один из ее сотрудников – Григорий Майрановский — не просто экспериментировал — он убивал людей.

Путь

В СССР, как и в нацистской Германии, были свои ученые, ставившие эксперименты на живых людях, в первую очередь, на узниках ГУЛАГа. Но в отличие от немецких врачей-садистов они не подверглись суровому наказанию. Их работа не была самоуправством – действовали они по распоряжению служб государственной безопасности, а значит, во благо своей страны.

Будущий «доктор смерть» Григорий Моисеевич Майрановский (1899-1964 гг.) начинал свой жизненный путь, как обычный советской гражданин. Учился в Тифлисском университете, продолжил образование в Московском медицинском институте, с 1928 года стал аспирантом, затем научным и старшим научным сотрудников Биохимического института им. А. Н. Баха.

Но потом его карьера пошла вверх. С 1933-го по 1935 годы Майрановский руководил токсикологическим отделом института, дослужился до заместителя директора. В 1935 году его позвали во Всесоюзный институт экспериментальной медицины, где он заведовал секретной токсикологической спецлабораторией.

С лета 1937 года в составе 12-го отдела ГУГБ НКВД СССР Майрановский руководил токсикологической лабораторией («Лабораторией-X») — специальным подразделением, занимавшимся исследованиями в области токсических веществ и ядов. Там он становится полковником госбезопасности, доктором медицинских наук и профессором.

Лаборатория смерти

Секретную лабораторию курировал непосредственно министр госбезопасности. Когда к власти пришел Лаврентий Берия, лаборатория модернизировалась, изменился ее штат, но суть оставалась прежней – поиск ядов, которые было бы невозможно идентифицировать при вскрытии жертвы.

Страшное заведение, через которое прошла не одна сотня подопытных, размещалось в угловом доме по Варсонофьевскому переулку в Москве. Лаборатория была поделена на пять отсеков, и в каждом из них имелись помещения для наблюдения за ходом эксперимента. Действие каждого препарата, как правило, опробовалось на десяти подопытных. За мучениями тех, кто не умер сразу, наблюдали через дверной глазок в течение нескольких дней. Если «пациент» оказывался живучим, его добивали.

Для приведения в исполнение смертного приговора группа Майрановского неоднократно использовала облегченные разрывное пули, начиненные аконитином — ядом судорожно-паралитического действия. По словам самого руководителя подразделения, подобный эксперимент был проведен над десятью заключенными. Выстрелы производились в «неубойные места» – смерть наступала обычно в промежуток между 15 минутами и часом.

Работа в лаборатории имела для ее сотрудников печальные последствия: часть ушла в запой, другие не выдерживали и увольнялись, двое покончили жизнь самоубийством, но так или иначе каждый, кто принимал участие в этом конвейере смерти, прошел через болезненную трансформацию психики.

Яд найден

Но Майрановский, несмотря ни на что, продолжал работать. Он начал эксперименты с безвкусным ипритом, однако положительных результатов не достиг – яд продолжал выявляться в трупах отравленных им людей. Больше года изучал свойства рицина (вещество, содержащееся в семенах клещевины), проводил исследования и с другими ядами – колхицином, таллием, дигитоксином. Никто точно не скажет, сколько человек в результате экспериментов «доктор смерть» отправил тот свет.

В конце концов был найден яд с требуемыми свойствами. К-2 (карбиламинхолинхлорид) убивал жертву быстро – в течение 15 минут – и, главное, не оставлял следов. Для проверки надежности яда труп доставляли в институт Склифосовского, где ничего не подозревающие патологоанатомы производили вскрытие. Заключение было однозначным: жертва умерла от сердечной недостаточности.

Идеальный яд нашли, но поиски способов его эффективной доставки в тело жертвы продолжались. В лаборатории придумывались разнообразные механизмы введения яда: его подмешивали в пищу, вводили в лечебную инъекцию, распыляли на кожу, изобретали хитроумные конструкции тростей, зонтов, авторучек и пуль, начиненных отравой.

Развязать язык

В 1942 году Майрановский сделал еще одно открытие: он обнаружил, что под влиянием определенных доз рицина (белковый токсин растительного происхождения) «подопытный» начинает откровенничать. Заинтересованное в появлении нового эффективного инструмента следственной работы руководство НКВД дало добро на разработку необходимого препарата.

Два года ушло на эксперименты по получению правдивых признаний. Допросы с использованием медикаментов проводились не только в лаборатории, но и в тюрьмах Лубянки №1 и №2 и, судя по всему, имели определенный успех. Но все же чаще всего рицину доставалась роль убийцы.

Наиболее известным случаем предумышленного убийства с использование рицина считается устранение болгарского писатели-диссидента Георгия Маркова, произошедшее во времена холодной войны. Капсула с ядом диаметром меньше двух миллиметров была введена писателю при помощи укола зонтиком. Марков скончался через несколько дней.

Убийца

В 1949 году Майрановский занимался более масштабными проектами. По заданию Берии он разрабатывал механизмы отравления пылеобразными ядовитыми веществами, что при массовом скоплении людей способно было привести к большим жертвам.

Точное число жертв экспериментов Майрановского установить сложно. Историки называют разные цифры – от 150 до 300 человек. Полковник КГБ Владимир Бобренев, имевший доступ к следственным делам Берии, утверждает, что большую часть жертв составляли уголовники, но среди убитых были также немецкие и японские военнопленные, граждане Польши, Кореи и Китая.

Павел Судоплатов, в прошлом сотрудник НКВД, писал, что проверки, проведенные при Хрущеве, показали: Майрановский и сотрудники его группы в 1937-1947 годах и в 1950 году привлекались для приведения в исполнение смертных приговоров и ликвидации неугодных лиц по прямому решению правительства.

Судоплатов рассказывал о четырех случаях ликвидации «опасных врагов» советского государства, в которых принимал участие Майрановский. Достоверность этих фактов подтверждается тем, что в операциях участвовал и сам Судоплатов.

Жертвами были: Александр Шумский — один из руководителей украинского националистического движения, Теодор Ромжа — архиепископ украинской Униатской Церкви в Ужгороде, Самет — польский еврей, установивший контакты с англичанами и намеревавшийся эмигрировать в Палестину, а также Исайя Оггинс — американский гражданин, работавший на НКВД за рубежом и арестованный по подозрению в двойной игре.

К примеру, для ликвидации революционера-националиста Шумского группа Майрановского была направлена в Саратов. Агенты вскоре уехали, а Шумский угодил в больницу, где согласно официальному заключению скончался от сердечной недостаточности.

Судоплатов высказывает предположение, что Майрановский мог быть использован и при ликвидации Рауля Валленберга. Шведский дипломат, по словам Судоплатова, был переведен в спецкамеру «Лаборатории-Х», где ему сделали смертельную инъекцию под видом лечения.


Советский офицер и бывшие узники концлагеря Освенцим II (Биркенау) возле ящиков с контейнерами с отравляющим газом «Циклон-Б»

Развязка

После войны Майрановский вместе с двумя другими сотрудниками лаборатории был командирован в Германию для розыска немецких специалистов в области отравляющих веществ. Однако достижения немцев по части ядов были куда скромнее, чем в СССР.

А в 1951 году Майрановский и ряд его коллег были неожиданно арестованы по обвинению в должностной халатности, незаконном хранении ядов и, что самое страшное, в сионистском заговоре с целью захвата власти и уничтожения руководителей государства.

На допросах главный специалист по ядам оказался очень разговорчивым и не мог не поделиться своими достижениями. Он подробно рассказывал о том, как действует то или иное вещество. По словам Майрановского, наиболее мучительной была смерть от аконитина, которым он отравил десять человек. «Должен сказать, что мне самому становится жутко, когда я вспоминаю всё это», – признавался врач-садист.

Поведал он, как на конспиративных квартирах ликвидировал неугодных партии людей: подмешивал яды в напиток или еду, а иногда предварительно «одурманенное лицо» убивал посредством инъекции.

Учитывая, что дело Майрановского было тесно связано с органами НКВД (позднее — МГБ), его рассматривали на закрытом совещании при министре госбезопасности. За незаконное хранение ядов и злоупотребление служебным положением Майрановского приговорили к 10 годам лишения свободы.

Свой срок врач добросовестно отсидел во владимирской тюрьме, правда, периодически пытался апеллировать к высшим инстанциям о смягчении наказания. По иронии судьбы в той же тюрьме содержался нацистский преступник и коллега советского специалиста, один из самых страшных врачей-экспериментаторов Освенцима Карл Клауберг.

После освобождения в 1962 году Майрановский переехал в Махачкалу, где до конца своих дней работал в местном НИИ. В 1964 году «доктор смерть» скоропостижно скончался. Диагноз предсказуем: острая сердечная недостаточность.

Отсюда

См.также:

Как русская армия осваивала химическое оружие и искала от него спасение

10 шокирующих экспериментов, совершенных во имя науки

Вечеринка с ипритом

ДЕЛО ОТРАВИТЕЛЕЙ

Борджиа: любители ядов и инцестов

picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий