Поиск

Участие отца в уходе за ребенком и последующее поведение детей в возрасте 3, 5 и 7 лет (пер. иссл.)


Собрано не так много данных о том, каким образом участие отца в уходе и воспитании детей влияет в дальнейшем на их поведение. В этом исследовании были изучены данные масштабного национального проекта UK Millennium Cohort Study, в котором была собрана информация о детях Великобритании, рожденных в 2000-2001 годах. В результатах исследования наличие убеждений позитивного воспитания у отца и его занятость в креативных играх с детьми были связаны с более низким риском последующих поведенческих проблем у детей обоих полов. Не было найдено уверенных доказательств, указывающих на связь поведенческих проблем с частотой участия в деятельности по уходу за ребенком отца в возрасте 9 месяцев, 3 и 5 лет. Из чего исследователи сделали вывод, что на последующие поведенческие проблемы скорее влияет качество воспитания и взаимодействия с ребенком, чем разделение рутинных действий по уходу за ребенком между отцом и матерью.
Участие отца в уходе за ребенком и последующее поведение детей

Оригинальное название исследования: Участие отца и последующее поведение детей в возрасте 3, 5 и 7 лет: анализ данных когортного* исследования UK Millennium / Early Father Involvement and Subsequent Child Behaviour at Ages 3, 5 and 7 Years: Prospective Analysis of the UK Millennium Cohort Study
Исследователи: Mary E. Kroll, Claire Carson, Maggie Redshaw, Maria A. Quigley
Исследование принято к публикации: апрель 2016 года
Копирайт и лецензия: © 2016 Kroll et al., Creative Commons Attribution License
Испытуемые: 22 125 детей

Участие отцов в уходе за младенцами и маленькими детьми в Великобритании сильно возросло во второй половине 20 века. Между 2002 и 2005 годами с введением закона о декретном отпуске для отцов количество мужчин, берущих отпуск по уходу за ребенком более чем на две недели, возросло с 22% до 36%, а количество мужчин, переходящих на свободный график работы, – с 22% до 54%. Вместе с тем, поддержка родителей новорожденных все еще направлена на помощь матерям, хотя нередки мнения, что большее участие отцов в уходе за новорожденными может улучшить результаты воспитания в долгосрочной перспективе.
Предполагается, что участие отца может способствовать развитию эмоциональной регуляции, социальных навыков и других аспектов поведения детей. Тесная близость с ребенком в раннем детстве может впоследствии повлиять на формирование хороших отношений с родителями и партнерами в юности и взрослой жизни.
Накоплено не так много сведений о влиянии участия отцов в уходе за ребенком. Традиционно понятие «участие отца» относится к совместному проживанию и частоте общения. Последние данные указывают на то, что между воздействием отца и матери, возможно, нет большой разницы, и в исследованиях стоит фокусироваться не на гендере родителя, а на его качественных и количественных характеристиках как родителя (положительное взаимодействие, тепло и отзывчивость). При этом влияние отцовского участия может быть разным для мальчиков и девочек, что тоже стоит учитывать.

В настоящем исследовании были использованы данные UK Millennium Cohort Study (MCS) – национального когортного исследования детей, рожденных в 2000-2001 годах. С родителями этих детей были проведены интервью, когда детям исполнилось 9 месяцев, 3 года, 5 и 7 лет.
Данные MCS были поделены на три группы в зависимости от возраста детей: 1) от 9 месяцев до 3 лет, 2) от 3 лет до 5, и 3) от 5 до 7 лет. В выборку попали соответственно 8 408, 6 970 и 6747 детей.
Поведение детей было оценено с помощью опросника «Сильные стороны и трудности» (Strengths and Difficulties Questionnaire, SDQ), который был заполнен основным «заботящимся» родителем в возрасте ребенка 3, 5 и 7 лет. Этот опросник, основывающийся на ответах родителей, широко используется при исследовании детского поведения и был валидирован для детей в возрасте от 3 до 12 лет.

В анализе были использованы два взаимоисключающих суммированных показателя по шкалам SDQ: «общие затруднения» (сумма по шкалам четырех типов поведенческих затруднений: эмоции, элементы поведения, внимание и проблемы со сверстниками) и «просоциальные сильные стороны» (сумма по шкалам пяти положительных характеристик, таких как «внимателен к чувствам других», «охотно делится с другими детьми», «стремится помочь, если другому плохо», «добр к младшим», «часто вызывается помочь другим»).
Из данных MCS были также отобраны показатели отцовской включенности в уход за детьми, такие как согласие с принципами позитивного воспитания, частота выполнения различных действий по уходу за ребенком и уровень разделения действий по уходу с матерью ребенка. Те же параметры, где это было возможно, были собраны и для матерей.
Был принят во внимание целый ряд дополнительных «осложняющих» параметров, таких как темперамент детей, задержка в развитии и наличие заболеваний. Другие параметры, также принятые во внимание, оказались статистически незначительными: возраст родителей, социально-экономическое положение, образование и профессия родителей, количество часов на работе, количество братьев и сестер, симптомы депрессии у родителей и прочее.

Результаты
Анализ данных был проведен отдельно для мальчиков и девочек.
Некоторые статистические показатели различались в зависимости от пола ребенка. Так, в возрасте 3х лет ребенка отцы чаще играли с ребенком или помогали ему подготовиться ко сну, если это был мальчик. Аналогично, в возрасте 5 лет ребенка отцы чаще оставались с ребенком одни или занимались общей с ребенком деятельностью, если это был мальчик; однако, чаще занимались музыкальной активностью – если это была девочка. В возрасте 5 лет ребенка матери чаще занимались с ребенком физически активными играми, если ребенок мальчик, и артистической и музыкальной деятельностью – если ребенок девочка.
В остальном распределение параметров касательно вовлеченности отца было одинаковым для детей обоих полов. Без учета дополнительных параметров была выявлена связь между деятельностью отцов (игры/укладывание спать/чтение) и более низким риском поведенческих проблем по опроснику SDQ у девочек 3 и 5 лет; однако после введения дополнительных параметров данная связь стала статистически незначительной. Такая же связь (без учета дополнительных параметров) была выявлена для мальчиков 5 лет.
Отцовское участие в активных играх было большим для мальчиков, чем для девочек. Участие матери в креативных играх было большим для девочек, чем для мальчиков. Позитивные родительские убеждения в отношении воспитания, участие в активных играх матери и участие в креативных играх отца не показало статистической значимости в зависимости от пола ребенка. Все эти параметры вовлеченности показали связь с низким риском поведенческих проблем у детей обоих полов по шкале «общих затруднений». После учета дополнительных параметров статистически значимыми остались показатели отцовской вовлеченности – следование принципам позитивного воспитания в 9 месяцев и креативные игры в 5 лет – для детей обоих полов.
Что касается шкалы «просоциальных сильных сторон», то до учета дополнительных параметров была выявлена связь между низким риском поведенческих проблем у мальчиков и девочек и вовлеченностью матери, а также между вовлеченностью отцов и низким риском поведенческих проблем у мальчиков. После учета дополнительных параметров вовлеченность матери осталась статистически значимой для мальчиков и девочек; вовлеченность отцов утратила статистическую значимость.

Выводы
Среди семей Великобритании с двумя родителями наличие убеждений позитивного воспитания у отца и его занятость в креативных играх с детьми были связаны с более низким риском последующих поведенческих проблем у детей обоих полов. Не было найдено уверенных доказательств, указывающих на связь поведенческих проблем с частотой участия в деятельности по уходу за ребенком отца в возрасте 9 месяцев, 3 и 5 лет.
Таким образом, результаты исследования указывают на то, что в контексте последующих поведенческих проблем имеет значение скорее качество отцовского взаимодействия, чем частота отцовской активности или участие в рутинных занятиях по уходу за ребенком. Такой вывод согласуется с когортным исследованием детей, проведенным в Австралии (Longitudinal Study of Australian Children, LSAC) в 2011 году, данные которого обнаружили положительную связь между поведением детей и качеством отцовского воспитания (тепло во взаимодействии с ребенком, самостоятельность и эффективность в воспитательной деятельности и хорошие партнерские отношения с матерью), но не обнаружили связи с частотой контактов между отцами и детьми.
Другие данные о значимости отцовского участия довольно ограниченны. В систематическом обзоре работ по теме в 2007 году был сформирован вывод о «доказанном положительном влиянии отцовского участия на социальные, поведенческие и физиологические показатели ребенка», но было также отмечено, что все исследования в этой области вынуждены сталкиваться с серьезными методологическими ограничениями.

*Когортное исследование – частный вид лонгитюдного (длительного по времени) исследования, выборкой в котором выступает когорта (группа людей, объединенных определенными характеристиками, обычно переживших одни и те же события за выбранный период времени – например, рождение или выпуск из школы) и сбор данных в котором проводится в виде среза через заданные промежутки времени.

Источник: PLOS
Исследование переведено: yourumka ru-psiholog.livejournal.com

Добавить комментарий