Поиск

ТОННЕЛЬ, СОЕДИНЯЮЩИЙ ЧЕГЕМСКОЕ И БАКСАНСКОЕ УЩЕЛЬЯ


   Приглашение к участию в поиске

   Занимательный труд Василия Тепцова «По истокам Кубани и Терека (1892), позволяющий разобраться во многих орографических, этнографических подробностях и деталях жизни пяти горских обществ, составлявших Балкарию, я многократно цитировал. Более того, выпустил отдельным изданием, что сделало его доступным не только специалистам, а практически каждому заинтересованному читателю.
    Особое внимание в работе русского путешественника уделено местности Актопрак, что в Чегемском ущелье, как и самому перевалу, носящему данное название и соединяющего означенное ущелье с Баксанским. В этом описании представляет особый интерес подземный ход, будто бы соединяющих, как и перевал, два ущелья. Вот что писал Василий Тепцов: «У южной подошвы Лха почти от самого берега реки Чегема тянется верст на 5 параллельно Лха глинистый серый гребень – Актопрак. Название это означает «белая глина». Гребень этот как бы нарочно изрыт множеством пещер и темных ходов. Говорят, один из подземных ходов идет через всю двух-трехверстную ширину гребня. Через этот естественный тоннель проходит скот из одной долины в другую. Овцы, козы и телята прячутся от жары в пещерах и галерях Актопрака».

    И уже в конце главы «Баксан», подраздел которой назван весьма необычно для претендующего на научность издания – «Актопрак и его чудеса», читаем: «Подземные ключи и и ныне журчат во многих галереях Актопрака. Из них у подножия этого гребня составляется довольно большой ручей. Вода в ручье грязна, сильно насыщена известью и почему весьма неприятна на вкус. Проводник наш плохо говорил по-русски, и от него мы не могли добиться, что думают об Актопраке горцы. Они боятся заглядывать в его темные ходы из суеверного страха встретить там шайтанов. Пастухи прогоняют скот через тоннели Актопрака на другую сторону, но не нашлось еще смельчака, который сопровождал бы стадо по этим подземным галереям».

Когда лет двадцать назад текст этот впервые попал в мои руки в виде ксерокопии из 14 выпуска за 1892 год «Сборника материалов для описания местностей и племен Кавказа», более известного по аббревиатуре СМОМПК, я тут же, не раздумывая, выехал в Чегемское ущелье.
Актопрак нашел сразу. Был поражен открывшимися видами – глиняных замков. Вот отрывок из написанного тогда текста: «…Если через сотню-другую метров после начала перевала перебраться на правую сторону, то окажешься среди невиданных сооружений – многоступенчатых замков, многометровых башен. Кто посмелее, может забраться в зигзагообразные галереи, проникнуть в узкие лазы, заканчивающиеся тупиком, или ведущие в шарообразные и продольные пещеры высотою в человеческий рост, а то и более. Правда, при этом следует соблюдать немалую осторожность – почва здесь настолько непрочная, осыпающаяся под ногами, что, оступившись, мгновенно окажешься в расщелине или проеме глубиной в несколько метров. И без посторонней помощи сам выбраться не сможешь».
Картина, открывшаяся взгляду, действительно поражала, но ни одно из увиденных чудес, словами Тепцова, тоннелем как таковым не являлось.
После этого я многократно бывал в Актопраке, излазил данную местность вдоль и поперек, каждый раз не уставая удивляться столь необычному творению природы. Но тоннелей так и не нашел и пришел в конечном итоге к мнению, что или: 1. Василий Тепцов приписал Актопраку лишнее чудо; либо: 2. Окружающий пейзаж за последнее столетие столь изменился, что указанные ориентиры потеряли свой смысл. И только на днях я убедился, что русский путешественник ничего не выдумал и рассказал только то, что сам видел и слышал.
А дело было так. Совершая своего рода ознакомительную экскурсию по Чегемскому ущелью с уроженцем Эль-Тюбю Юрием Шахмурзаевым, когда мы проезжали мимо бывшего селения Актопрак, я услышал следующее: «А здесь я летом прогонял по тоннелю скот в Былым».
– Когда прогонял?- не понял вначале я.
– В самом конце тридцатиых начале сороковых годов, будучи мальчишкой.
– Как прогонял? – еще до конца не понял я.
– Взрослые загоняли скот в тоннель, а я на ишачке ехал поверху и встречал скот на другом конце.
– На другом конце, это где?
– В Былыме. Скот перегоняли туда, а дальше на альпийские пастбища.
Из последующего рассказа аксакала выяснилось следующее. Тоннель находился в непосредственной близости от речки, а по большому счету скорее всего являлся ее ответвлением, ведь по нему текла вода; правда, ее было немного – по щиколотку. Представлял тоннель из себя дыру – невысокую, с человеческий рост. Прогоняли через него только коров и быков; овцам и козам туда путь был заказан. Нетрудно догадаться почему. Вероятно, на каком-то из участков тоннеля вода стояла (или поднималась при определенных условиях – т.е., в дождливую погоду) выше роста мелкого рогатого скота. Никто из пастухов животных не сопровождал. Более того, когда Юрий, которому на тот момент было лет десять-одиннадцать, поинтересовался у отца, почему коровы идут одни, а пастухи стараются держаться подальше от черной дыры, его отец, известный всей Балкарии поэт, педагог, занимавший, кстати говоря, в 1939-1941 годах пост заместителя наркома просвещения КБАССР, поняв интерес сына, категорически запретил ему подходить ко входу в тоннель.
Юрий его не ослушался и всегда добирался к конечному месту подземного перегона поверху. Как он вспоминает, загоняли скот обычно ранним утром, а уже после обеда коровы появлялись так сказать на белый свет. Не помнит Юрий Саидович и того, чтобы животные терялись. Все они были наперечет и если бы такое случалось, разговоры бы велись и он бы их запомнил.
Одним словом, воспоминания Ю. С. Шахмурзаева не просто подтверждают описанное путешественником Василием Тепцовым в конце XIX века, но и свидетельствуют, что еще каких-то семьдесят с небольшим лет назад тоннель использовался для перегона скота. Более того, мистическая составляющая – суеверный страх перед шайтанами – по-прежнему не позволяла людям заглядывать в него.

У кого-то мождет возникнуть вопрос: почему же для этих целей (перегона скота) не использовался сам перевал? Ответ таков. Да, перевал Актопрак, позволявший общаться жителям Чегемского и Баксанского ущелий, известен достаточно давно: именно через него проходил старинный торговый путь; более того, есть предположение, что он является одним из ответвлений Великого шелкового пути. Косвенное упоминание о перевале мы находи у Шереф эд-Дин Йезди, летописца походов великого среднеазиатского завоевателя Тимурленга, когда он ведет рассказ о походах к крепостям Кулы и Тауса: «Тимур, снова оставив обоз, двинулся оттуда к крепости Кулы и Тауса. Они также принадлежали к племенам обитателей Эльбруса. У тамошних жителей были крепости и укрепления на вершине горы, и пройти туда чрезвычайно трудно вследствие высоты их, которая была так велика, что у смотрящего мутился глаз и шапка валилась с головы, в особенности крепость Тауса, которая лежала на третьем уступе горы, как гнездо хищной птицы».
Но вот дороги через перевал как таковой не было – имелась тропка, не позволявшая перегонять крупные стада. Кроме того, при перегоне присутствовала немалая опасность потерять часть животных: горы есть горы, а в этих местах пропастей и обрывов более чем достаточно. К слову, более-менее сносная перевальная дорога появилась через Актопрак только в 1942 году – ее проложили наши военные. Вынудили к этому строительству в условиях постоянных боев немецко-фашисткие захватчики, занявшие позиции в районе Заюково и тем самым отрезавшие советские войска, находившиеся в верховьях Баксанского ущелья, от снабжения.
Из всего сказанного ясно, что подземный тоннель был идеальным способом перегона скота – он значительно сокращал время самого перегона, а самое главное, являлся безопасным.
Встает вопрос: что же произошло дальше, почему тоннель перестал функционировать, а потом и само его существование стало восприниматься на уровне хабаров – слухов, живущих лишь в народной памяти. Как я предполагаю, ответ таков. Во время военный действий на территории Кабардино-Балкарии, вероятно, вперед самой оккупацией – где-то в конце октября начале ноября 1942 года тоннель был взорван. Вернее не сам подземный проход, а вход и выход из него.
В 1943 году, естественно, никто и не думал его восстанавливать, а уже в следующем, 1944 году, надобность в перегоне скота вообще отпала. Балкарское население было выселено из Чегемского ущелья, как и из всех других, подчистую. Селения опустели. Скот разводить было некому. И надобность в перегоне, естественно, отпала. После восстановления справедливости и возвращения балкарского народа на свою родину, отпала и надобность в самом тоннеле – теперь имелась перевальная дорога вполне пригодная и безопасная. Актопракский тоннель окончательно ушел в область преданий.
Можно ли ответить на вопрос, что он из себя представлял? Думаю, да. Для этого стоит обратиться к книге известного советского путешественника Сергея Анисимова, автора книги «От Казбека к Эльбрусу» (1928). Одна из глав книги называется «Султанэ» и рассказывает о балкарском мальчике, сыне старшины селения Эль-Тюбю (Анисимов побывал здесь перед революцией 1917 года), который показывает гостям аналогичный актопракскому тоннель, но располагавшийся выше – в ущелье Джилги-су, у выхода которого и расположен Верхний Чегем, он же Эль-Тюбю…
Вот интересный нам отрывок из этой главы:
– Уже пришли! Вот здесь! Смотрите! – воскликнул он и осветил моим электрическим фонариком устье потока. Пред нами кипела белая пена, летевшая из каменного коридора в глубине земли. Она светилась, играла и брызгала нам в лицо мелкой водяной пылью в кружке электри¬ческого света. Но Султанэ гасил фонарик, и тогда нас охватывала такая полная и грозная тьма, как будто ущелье поглощало нас своей пастью. А Султанэ опять нажимал кнопку электрического фонаря, и пред нами вновь кипела подземная река, жутко кружила головы и заманчиво тянула в свою бездну с узкого карниза, на котором мы стояли.
Султанэ отдал мне фонарь, сказал, чтобы я не гасил его, а сам присел и вдруг, напрягшись, прыгнул и перелетел на камень, выступавший скалой из клокочущей воды. Я направил фонарик на него и осветил его спину и обрез речного туннеля перед ним. Свет фонаря несся полосой в глубину. Султанэ, прыгая с камня на камень, пробрался внутрь, обернулся и опять по-горски звонко закричал. И его голос понесся в глубь подземного потока, словно дразнил и звал оттуда какое-то чудовище. А чудовище это сердилось, ревело и пускало ему навстречу пенистые волны. Но Султанэ не унимался и перекликался с ним тысячекратным эхом.
Вдруг мой фонарь погас: не то испортился, не то иссякла его энергия. Мы замерли в страхе за нашего милого гонца. Но Султанэ кричал нам, что он все видит и знает в потоке каждый камень. Мы, было, совсем потеряли его из глаз. Но через минуту Султанэ вернулся к нам на наш карниз, и, присмотревшись к его лицу, я увидел его в экстазе от пережитого впечатления.
– Знаете, еще год назад здесь было совсем сухо и не было реки, – Султанэ сделал загадочное лицо и продолжал: – Просто здесь была сухая дырка. Старики говорили, что раньше, давно когда-то, здесь тоже была река, но лет 50 назад она куда-то вдруг ушла. До прошлого года я много раз лазил туда. Можно было пройти на версту, а может быть, и больше. Там было сухо. И вот прошлый год всю весну гремели грозы и шли дожди, и вдруг в один день оттуда хлынула вода и полетели камни. По всему аулу пошел такой шум, как будто ломалась сама земля»…
А вот какое объяснение дает Сергей Анисимов происхождению тоннеля: «В том, что рассказывал Султанэ, не было, конечно, никакого чуда. Горный склон, к которому прилепился его аул, сложен из известковых пород, и свойства известняков обусловливают все описанные явления. Известняки легко поддаются размывающему действию воды. Она просачивается с поверхности в нижележащие слои, доходит до пород, которые трудно размываются водой, и по склону их пластов начинает стекать и создает здесь целую сеть подземных потоков и рек, размывает для них огромные туннели и галереи. В зависимости от количества воды эти потоки то пересыхают, то вновь возникают. Когда в подземных галереях случаются обвалы и разрушения, потоки меняют свои русла. Одно из таких явлений, очевидно, имело место в ауле Султанэ».
Нечто аналогичное или похожее имело место и в Актопраке – здесь проходил, а с большой степенью вероятности и ныне проходит многокилометроовый тоннель. Ведь еще совсем недавно, каких-то 75 лет назад, он действовал, пастухи прогоняли через него скот. Живы люди, сопровождавшие животных. Тот же Юрий Саидович Шахмурзаев, чья удивительная память достойна восхищения, готов показать как место в горе, куда он загонял скот, так и то, где он его встречал после перегона. Оно никуда не могло деться. А значит? А значит, имеется великолепная возможность найти тоннель, открыть его (если он завален) и изучить. Думается, «смельчаков, готовым пройтись по подземным галереям» будет предостаточно. С шайтанами, которых боялись, по словам Василия Тепцова, местные жители, мы как-нибуудь договоримся. А коль так – поиск актопракского тоннеля с объявляется открытым! Участие в его розыске приветствуется.

viktorkotl.livejournal.com

Добавить комментарий