Поиск

когда ученье — не свет


Лето — оно как бы про каникулы, но я напишу про школу. Точнее, про школу и иммиграционный статус. Тема имеет некоторую актуальность, поскольку именно летом мне чаще всего пишут с вопросом «что будет, если ребенка с туристической визой устроить в государственную школу?» Понятно, что соблазн формируется в замысел после того, как некоторые родители посмотрели с ребенком кусочек Америки, завязали знакомства в русскоязычной иммигрантской среде, и услышали популярное мнение «все так делают, при устройстве в школу документов не спрашивают.»

Широко известно, что американское право предусматривает отдельный вид и класс визы практически для любой деятельности. Одних категорий рабочих виз — больше десятка. Виза, полученная для работы моряком, не годится для работы учителем. Виза для служителей культа не годится, чтобы в минуты досуга подрабатывать водителем. Соответственно, есть три категории виз, по которым в Америке можно учиться (M, F, and J), и в отдельных случаях не является нарушением статуса некоторая вовлеченность в образовательный процесс в туристическом статусе, для тех, кто въехал по В2 визе. Проблема в том, что эти «отдельные случаи» абсолютно однозначно не подразумевают зачисление ребенка в государственную общественную школу.

Основной принцип, касающийся права на доступ к государственному образованию, описан в статье федерального регламента 8 C.F.R. 214.2(b)(7). Если читаете по-английски, можете открыть и убедиться — первая же строчка предупреждает, что зачисление в школу встатусе В1 или В2 является нарушением иммиграционного статуса. Более того, есть еще и практика, подтверждающая, что лицо, обучавшееся в статусе В1 или В2, не может больше поменять этот статус на любой другой неиммиграционный, даже если все остальные условия для смены статуса соблюдены.

И тут эта статья, совершенно несекретная и доступная в интернете, вступает в противоречие с «народной мудростью» разных советчиков, которые расскажут, что «в Америке все дети имеют право на образование» и при зачислении ребенка в школу, у родителя спросят только адрес проживания и карточку с прививками. А дальше можно идти учиться, никого иммиграционный статус (или его отсутствие) не волнуют. Как и у большинства других опасных мифов иммиграционного процесса, у этого заблуждения есть легальное обоснование.

В 1982 году Верховный Суд США вынес решение по делу Plyler v. Doe, которое по сей день является основным прецедентным решением в дискуссиях о правах нелегалов на школьное образование в Америке. Фактическая основа дела зародилась в Техасе в 1975 году, когда один из школьных округов ввел требование доказать право на легальное нахождение в стране, либо компенсировать стоимость обучения в государственной школе, для всех зачисляющихся учеников. Поскольку Техас — пограничный штат с традиционно значительной пропорцией населения без легального статуса, огромное количество несовершеннолетних немедленно потеряли возможность посещать школу. Пройдя через многочисленные инстанции, иск инициативной группы иммигрантов из Мексики достиг Верховного Суда, который вынес решение на основании 14-й поправки к Конституции, обычно цитируемой как Equal Protection Clause. Суд постановил, что для того, чтобы отказать нелегальным иммигрантам в образовании, доступным иммигрантам легальным, у Штата должны быть основания, перевешивающие интерес общества в образованном и грамотном населении. Ресурсы, которые Штат вынужден затратить на обучение нелегалов, не перевешивает общей пользы от того, что незадукоментированное население будет уметь читать-писать-считать. То есть, грамотный нелегальный иммигрант — меньшее зло, чем неграмотный нелегальный иммигрант.

Любопытно, что периодически возникают судебные иски школьных округов к правительству, требующие разрешить корректную и элегантную дискриминацию по критерию иммиграционного статуса при зачислении студентов в школу. Один из самых громких процессов был в Иллинойсе в 2006 году, когда один образовательный округ специфически отказался зачислять студента с просроченной туристической визой. Дело зашло достаточно далеко и округ откатил свои требования назад только после того, как в процесс вмешался Государственный Департамент Образования Штата, пригрозивший тем, что конкретно этому округу обрубят доступ ко всем программам государственного финансирования образования.

Так вот, возвращаясь к популярному заблуждению о том, что если ребеночек походит в государственную школу в В2 статусе, беды не будет и никто не обеднеет. Обычно, в поддержку этого утверждения ссылаются на Plyler v. Doe, прецедент, гарантирующий получение образования детям нелегалов. Наши соотечественники самоуверенно рассуждают, что раз нелегалам можно, то «полулегалам» — тем, кто на туристической визе, и подавно не запрещено. Но тут, как всегда в иммиграционном праве, есть нюанс.

Plyler v. Doe полностью построен вокруг аргумента о том, что иммигранты нелегальные и легальные должны иметь равный доступ к системе образования. Это прецедентное решение совсем никак не касается прав не-иммигрантов. Человек, получающий визу В2, заявляет в консульстве об отсуствии иммиграционных намерений. Собственно, поэтому ему визу и дают — посетить Америку и вернуться обратно. Вовсе не для иммиграции. Человек, который пешком идет через пустыню без всякой визы и тащит за собой детей, консульству о своих намерениях ничего не рассказывал. Против него есть иммиграционная презумпция, и он своими действиями эту презумпцию подтверждает. Поэтому одна категория иностранных граждан может без легальных последствий отдавать детей в государственные школы, а другая — не может.

Отсюда возникает логичный вопрос: а как мы классифицируем человека, который въехал с ребенком по туристической визе легально, но в процессе нахождения в США иммиграционные намерения сформировал и теперь хочет отдать ребенка в школу. Такой человек — сюрприз! — становится иммигрантом. Cкорее всего, нелегальным, потому что в момент определения ребенка в школу начинается нарушение туристического статуса, чреватое всеми типичными для этого карами. Как только человек стал иммигрантом, он внутренне отказывается от необходимости возвращаться на историческую родину. Это не значит, что у него появились основания легально жить в Америке. Просто он потенциально больше не должен заполнять заявления на неиммиграционную визу, в которой, кстати, есть вопрос про обучение в Америке в статусе В2. Догадаетесь, зачем там этот вопрос? Правильно — для идентификации иммиграционных намерений и предыдущих нарушений, которые дают основания для отказа в неиммиграционном статусе.

Подведем итог. Те, кто говорит, что в американские школы детей записывают, не проверяя статуса — не врут. Вопрос в ограничениях в использовании этой информации «во благо.»

Мой канал на Youtube

logofilka.livejournal.com

Добавить комментарий