Поиск

Искусство абсурда


Невозможно просто так прекратить говорить о фильмах Вуди Аллена. Кажется, что еще этот старик покажет, чем удивит? Но и в возрасте под 80 он умеет быть романтичным и ироничным, создает эстетически и стилистически совершенные картины. Что уж говорить о более ранних работах, когда ирония еще не пришла на смену сарказму!

Это вступление – к разговору о картине 2002 года «Голливудский финал» — умопомрачительно смешном и грустном фильме. Это смешение эмоций и есть фирменный стиль режиссера. Именно так он создает смысловую глубину своих простых сюжетов – объединяя смешное и грустное, простое и сложное, ностальгию и современность. Ну как еще можно было бы превратить комедию положений о режиссере-неудачнике, ослепшем накануне начала съемок своего главного фильма, в изысканный деликатес? Сначала кажется, что этот фильм 102 минуты чистого смеха – каждая сцена смешнее предыдущей, но чуть подумав о картине или пересмотрев ее еще раз, появляется какое-то неуловимое, но неотступное тоскливой чувство. Не от того, что «Голливудский финал» так явно издевается над принципами «фабрики грез» с ее продюссерским кино, а скорее от того, что за всем этим ощущается какая-то суетность. Мир спешит, бежит, сбивается с ног, и во всем этом так мало смысла; Вуди Аллен со своей еврейской чуткостью понимает это как никто другой.

Слепой режиссер снимает фильм! Что может звучать абсурднее этой фразы? Но именно так и есть – в этом завязка фильма. И здесь нет поисков ответа на вопрос о природе творчества или о том, каким зрением видит художник – физическим или духовным. Может быть, подумалось мне сейчас, это и легкий стеб над мифом о слепоте Гомера и порожденных им стереотипах, но по сути своей это завязка от начала и до конца парадоксальна. И в этом ее главная задача – быть абсурдом.

Не обойти стороной и альтер-эго Вуди Аллена, которое настолько его повторяет, что даже сыграно им самим. Вэл Ваксман, пораженный недугом истерической слепоты, кажется нам узнаваемым, потому что исполнитель роли сообщил образу столько человеческого, в комизме его положения очень много теплоты, именно поэтому комедия положения не остается плоской и превращается в нечто большее в руках Вуди Аллена.

Конечно, не мог состояться фильм и без музы – Теа Леони в роли бывшей жены и кинодивы харизматична, красива и магнетически прекрасна. Образ выстроен настолько гармонично и ярко, что, сравнивая эту работу Леони с другими, приходишь к уже привычной мысли: можно было стать актрисой ради роли в любом алленовском фильме. Ибо в них артистка открывается с совершенно новой стороны и, наверняка, не только для зрителя, но и для самой себя.

В названии картины тоже заложена неприкрытая режиссерская ирония: это не только высмеивание сюжетных штампов и сценарной предсказуемости (хотя и в этом Аллен неожиданен), но и его прощание с Голливудом. После «Голливудского финала» он там больше не снимал. Так что название картины более чем говорящее – во многих смыслах. marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий