Поиск

О регулярных и ежегодных праздниках…


Сорок пять лет тому назад стриженый под снова модный полубокс белобрысый мальчик нёсся на работу к родителям размахивая табелем с пятерками и похвальной грамотой за наконец-то оконченный первый класс. Ему застелили кушетку старым байковым одеялом и разрешили читать сколько влезет. Знаете ли вы, что такое лежать на старом байковом одеяле, постеленном поверх кушетки на веранде? А читать сколько влезет? А предвкушение первых в жизни каникул? А листок отрывного календаря с надписью «День защиты детей»?..

— Эй, ты! — мамаша наконец-то оторвалась от телефона и заорала на ребёнка на горке, застывшего от неожиданности.
— Чо «эй»! — Эдик ещё умеет двигаться почти бесшумно. Не то, что четверть века тому назад, но все-таки. Застывший ребёнок удивленно таращится уже на него. Да, дружище, а ты не знал, что твой Эдик умеет быть разным и легко меняет маски? Ты впервые увидел своего друга Эдика в маске «гопник»? Это мелочи. Ты много чего про него никогда не узнаешь и никогда не увидишь его, например, в маске «улыбка, обещающая скоротечный полевой допрос». Да это и правильно. Детям это ни к чему. Урок номер один — вещи не всегда то, чем кажутся.

— Он моего ребёнка толкнул! — мамаша сбавила громкость, и это правильно, ведь Эдик редко ошибается в выборе масок.
— Ты его толкнул?
— Да… — «да» звучит растерянно. Эдик наблюдает как доверие утекает из широко раскрытых глаз мальчика, заменяясь слезами. Правильно, ведь мальчик знает, что Эдик видел, как «мой ребёнок» по-тихому, видимо имея некоторый опыт тренировки на старшем брате, цеплял мальчика сзади и сбоку. Урок номер два — сдают всегда свои, чужим ты и на хрен не нужен.

— Почему ты его толкнул? — Эдик уже сбросил маску и привычно-невозмутим. Мальчик пытается не плакать от несправедливо начатого следствия изо всех сил.
— Он меня первый толкнул! — гордо. Как комсомолец перед расстрелом бандой атамана Григорьева.
— Значит ты молодец! — Эдик невозмутим, но он улыбается про себя, глядя как незаплаканные слезы сменяются в глазах мальчика радостью. Урок номер три — не сдают тоже только свои, потому что своих ты выбираешь сам. — А если ещё раз толкнёт, можешь дать в глаз!

Домой с прогулки после службы в садике мы едем на шее. Эдик улыбается про себя, правда не так, как обещая допрос. По-другому. Потому что катание на шее — это ритуал, который запомнится. И молодой человек будет так же катать на шее своего внука. Или внучку. Но скорее внука. А это значит, что Эдик бессмертен. Как Кощей, смерть которого в игле, игла в яйце, яйцо в утке. Словно в отделении урологи после праздника.

Знаете ли вы, что такое лежать на старом байковом одеяле, постеленном поверх кушетки на веранде? А читать сколько влезет? А предвкушение первых в жизни каникул? А листок отрывного календаря с надписью «День защиты детей»? А вся, непременно счастливая, жизнь впереди?.. nadie_escribe.livejournal.com

Добавить комментарий