Поиск

Взрыв в метро. Санкт-Петербург.


Вчера произошло крайне безобразнейшее событие в Санкт-Петербурге. Террористический акт … Убиты простые граждане, невинные люди. Те, кто ради политических целей убит. Для нормального человека методы террористического характера не могут быть приемлемы. Организаторы этого чудовищного акта не обладают и миллионной долей чести, исполнители – мозгами. Версий не мало: начиная от протестных настроений до религиозного радикализма.
Для таких черных дел потенциально могут найти фанатиков. Запрос на кровь в обществе существует до тех пор, пока свободно культивируется образ борца против системы, пока не всё в порядке с инстуциональным подходом в управлении на местах. Животрепещущими являются темы (коррупция, безработица. экономика и т.д.), как для тех, кто выводит людей на несанкционированные митинги, так и для власти, готовой на ответные действия.
Терроризм – это, в первую очередь, отражение идеологии. И как любая идея, терроризм питается невостребованностью части молодёжи. Ведь, именно молодёжь способна на самые радикальные действия: кто овладел их умами, может уверенно вести свою игру.
Либералы погрели ручонки на теракте. Те, кто причислил себя к лику политических святых не скрывали своего злорадства. Мелкая и подленькая месть в их исполнении. Другие же начали уплывать в сторону ГэБэшных заговоров, мол, сейчас всем «гайки закрутят». Это какой-то политический мазохизм – ожидать самого худшего и получать при этом удовольствие от этого! А вот, Г. Гудков, оппозиционер, бывший КГБэшник, на полном серьёзе утверждает в интервью «Радио Свобода» от 3 апреля, что в этом теракте есть «исламский след». «Может быть даже ИГИЛ, потому что группа давно работала…», далее утверждает он. Возникает вопрос, откуда он знает именно о группе, характере её работы и относит теракт к ИГИЛ? А ИГИЛ в его понимании обязательно «исламский». Беда части либералов в самом восприятии современного терроризма, который не может быть априори исламским по простейшей причине: в Исламе нет идеологической основы подобному социально-политическому явлению. Терроризм использует самые лучшие идеи в своих черных делах. Россказни о справедливости порой овладевают умами некоторых молодых людей. Террор нацелен на самоутверждение, где другие идеи, воззрения и .т.д. всего лишь инструменты.
В своём заблуждении либералы, оппозиционеры, как они себя называют, схожи с реакционной частью общества, которые уже сейчас винят мусульман, не славян, их религию в склонности к терроризму. При этом, умалчивают то, что мусульмане есть первые жертвы того самого терроризма. Вбивается в сознание граждан, что Ислам политический использует методы терроризма для достижения определённых целей. Эта крайне пагубная формулировка гуляет по СМИ благодаря небольшому количеству российских религиоведов-исламофобов. Например, Е.Сатановский как-то высказался о коллективном намазе в Москве: «…совершенно недопустимой и безобразной вещью является организуемые – конечно, в качестве давления на власть — коллективные намазы по сто или сто пятьдесят тысяч человек. Это есть другая вещь – политическое мероприятие, которое организаторы проводят для того, чтобы показать, что с ними надо считаться, и ежели они зайдут, то им надо подписать, чего они скажут». В намазе он видит давление на власть, отсюда и дальнейшие выводы в отношении вообще мусульман: под видом борьбы против терроризма, конечно. С одной стороны, высказывается уважение к мусульманам, с другой – очерняются исламские символы, термины наполнением их террористическим содержанием. Для мусульманина же очевидно, что существует Ислам и против него – хариджизм, выдаваемый исламофобами за Ислам. И делается это преднамеренно. По мнению исламофобов политический Ислам есть исламизм, исламистский терроризм или просто уже не скрывая – исламский террор. Вроде хвалятся тем, что знают эту религию, а скрывают отрицательный взгляд Ислама на терроризм. Попытка поставить знак тождества между терроризмом и Исламом отражает 2 линии атаки: 1. борьба против Ислама, воспринимаемого как религиозно-идеологический противник; 2. политика «разделяй и властвуй». Делается это для отвлечения внимания и фокусирования его на межрелигиозных отличиях.
По признанию некоторых официальных лиц, у них в ходе интервью журналисты спрашивали о национальности террориста. Утверждалось при этом, что был самоубийца, (слава Богу, что не использовали терминологию: «шахид», «пояс шахида»). При всей тяге некоторых журналистов к тому, чтобы преподнести свои материалы с нотками национального или религиозного «ингредиентов», пока выкладываются более-менее умеренные информационные «продукты». Как это было раньше, не говорится в стиле «лицо кавказской национальности» или «исламский террорист» и т.д. Но в первые же часы нашли фото «террориста». К удивлению граждан, "террорист" сам пришёл в полицию, не желая оказаться в ситуации «без меня – меня женили»: «Ранее ряд СМИ распространили скриншот с камеры наружного наблюдения, на котором изображен высокий мужчина с бородой и в черной одежде, который, предположительно, мог совершить теракт. Позже эта информация не подтвердилась». Стандартный набор образа террориста – вот что сработало, так как «террорист» был с бородой и в тюбетейке. У страха глаза велики говорят. Не совсем … в данном случае продавливается тема религиозного (исламского) характера.
СМИ интересовались национальностью террориста. Зачем? Вряд ли только ради желания получить высокие рейтинги. Это хорошо, что у официальных лиц хватило мудрости не указывать ни нации, ни религии. По предельно простой причине: эти весьма чувствительные факторы являются непричастными к терроризму. Важно, что есть в верхах есть такое понимание. В противном случае, вместо демократического общества в стране процветал бы, как минимум, строй с признаками шовинизма. Очевидно, это -контрпродуктивный путь.
Кто-то ссылается на непрофессионализм спецслужб. Но при этом надо учитывать то большое количество раскрытых преступлений, среди которых 42 предотвращенных теракта за прошлый год по сообщению НАК России. Хотя удачный для террористов акт – провал государства в вопросе защиты населения. Конечно, при этом абсолютно всё не предусмотреть.
Некоторые полагают, что теракт является ответом на действия РФ в Сирии. Речь идёт о части арабоязычного Инстаграм, где были видны злобные комментарии, демонстрировавшие удовлетворение от произошедшего. По большому счёту, такие комментарии следует отнести к особенностям работы пропагандистской машины террористического фронта или сирийской вооруженной оппозиции. Своими высказываниями они, фактически, ставили на одну полочку себя с террористами, так как расценивали смерть россиян как наказание России за смерть людей в Сирии. При этом, видна однобокость восприятия ситуации на Ближнем Востоке: когда проходит информация о бомбёжках коалицией, возглавляемой США, (допустим, тот же Мосул), то нет той активности по материалам или комментированию, как по теме действий ВКС РФ в регионе.
С 4 апреля в Санкт-Петербурге объявлен трёхдневный траур. Погибли невинные люди, жертвы чьих-то уродливых амбиций. И даже если следствие установит причастность конкретных лиц, (что есть дело чести помимо всего прочего!), к сожалению, жертвы теракта будут предметом обсуждений и политических дрязг. Погибли люди как погибали в ходе войн или терактов, чья вина заключалась в том, что их кровь была кому-та нужна. Выражаю слова соболезнования близким погибших … И скорейшего выздоровления раненным. aligrozny.livejournal.com

Добавить комментарий