Поиск

Три Дона


Для Проекта № 119 — «День Дона Педро» в Заповеднике Сказок

Однажды Дон Педро семь дней и семь ночей скакал без передыха и остановился лишь на краю водопада Игуасу.
Вот какие были раньше кактусы. А лошади тогда у Дона Педро не было.

Из Всеобщей энциклопедии кактусов.

Однажды Дона Педро застрелили насмерть. И он стал труп. Чёрному трупу терять нечего, и он моментально потерял всякий страх. Долго был Дон Педро бесстрашным трупом и храбро щёлкал затвором своей чёрной винтовки везде, пока однажды во время сиесты не потревожил сон Дона Хуана.

Дон Хуан был шаман и владел секретами жизни и смерти. Очень не любил Дон Хуан, когда его во время сиесты будят надоедливые мертвецы. И он в гневе оживил Дона Педро. Дон Педро обрёл плоть и прежнюю мудрость малодушия. Но его погубила привычка щёлкать затвором — не прошло и дня, как его вновь застрелили насмерть. Как известно, злые гринго палят из кольта быстрее, чем щёлкают ржавым затвором такие суровые гаучо, как Дон Педро.

Тогда Дон Педро поспешил к дому Дона Хуана и дерзко разбудил его в час сиесты. Дон Хуан же, владевший тайной пути воина, на этот раз не стал оживлять неугомонного Дона Педро, а просто отнял у него винтовку.

Дон Педро опять явился к Дону Хуану в час сиесты и принялся стучать в дверь чёрным патронташем. Дон Хуан забрал у него патронташ.

На третий день Дон Педро пришёл к дому и стал греметь чёрными шпорами, и шпоры у него Дон Хуан тоже отнял. Вместе с сапогами и растрёпанным сомбреро.

Когда упрямый Дон Педро заявился в час сиесты фальшиво бренчать струнами, Дон Хуан в гневе разбил его чёрную гитару на его чёрной черепушке.

Но не смирился Дон Педро — повадился приходить в час сиесты и щёлкать костями, как кастаньетами. Плюнул Дон Хуан и, не долго думая, превратил назойливого Дона Педро в койота.

Став койотом, Дон Педро жутко выл у дома Дона Хуана по ночам и мерзко тявкал в час сиесты. В конце концов, он вывел Дона Хуана из равновесия, не на шутку разозлил. В порыве гнева схватил Дон Хуан патронташ, зарядил винтовку и пристрелил койота.

Тихо стало на фазенде, но не обрёл покой Дон Хуан, не стало в нём безмятежности, и сон в час сиесты больше не приносил ему силу. Собрал он обглоданные кочевыми термитами косточки койота и закопал у ограды. В три дня выросла на том месте могучая акация, и в её густой кроне стало оглушительно стрекотать полчище цикад, премного досаждая Дону Хуану. Несомненно, так проявлял себя скандальный дух Дона Педро.

Утром в гневе срубил Дон Хуан акацию, покромсал ветки, а после заката разложил из обрубков большой костёр и в мудром молчанье сидел подле него, наслаждаясь тишиной безлунной ночи. Выполз к нему из лесного мрака Дон Большая Анаконда, шипя: «Я славно поохотился сегодня и теперь жажду веселья. Играй, пой, за это я подарю тебе, что пожелаешь». — «У меня нет гитары», — ответил ей Дон Хуан. — «Как жаль, — сказал Дон Большая Анаконда, — стоило мне захотеть веселья, как попался совершенно никчёмный человек». — «Однако, — раздумчиво произнёс Дон Хуан, — я знаю одного неутомимого кабальеро, чей дух пляшет сейчас в языках этого костра. Оживи его, если можешь, и он сыграет тебе на гитаре, если захочешь».

Дон Анаконда выхватил из пламени мятежный дух Дона Педро и оживил его. Дон Педро предстал перед ними во всей красе — с пышными усами, в белых штанах, узорчатом пончо, белом сомбреро, с винтовкой и патронташем, гитарой, сигарой и большой флягой превосходной текилы.

Втроём они лежали у костра до зари, отхлёбывая по очереди из фляги и горланя песни так, что навсегда отвадили злых гринго появляться в здешних местах. Так Мексика избежала участи Техаса. mirnaiznanku.livejournal.com

Добавить комментарий