Поиск

Конкурсный текст: Лaуреат


— Эй, пора вставать, будущий лауреат!- бесцеремонно тормошил своего киборга Сэма Рой Джекинг.- Процесс самопознания не завершён до конца…
Киборг лениво потянулся, зевнул и сказал:
-А я и занимаюсь самопознанием. Надо же мне освоить эту биологическую оболочку. Ведь ты желаешь, чтобы я выглядел вполне человекоподобно…
— Премию дают не за человекоподобие, а за конкретные достижения в определённой области!
— Но ведь ты же не определился с этой областью. Кем я должен быть: биологом, математиком, физиком?
Рой задумался.
— Знаешь, мне, в общем, неважно, кем ты станешь. Просто я должен доказать миру, а самое главное, этому зазнайке и выскочке Андрису Скотту, что киборг может самопрограммироваться…
-Ну, так и доказывай, при чём здесь я?

Рой Джекин жевал бутерброд и чуть не поперхнулся.
— А не много ли ты на себя берёшь? Без году неделя, а самомнения выше крыши!
— Мне пять месяцев, три недели и два дня! – отрапортовал Сэм. Затем он задумчиво почесал в затылке, как всегда делал Рой во время раздумий, и произнёс:
— Опять эти…как они там называются, поговорки! Какой смысл прятать истинное значение высказывания в какие-то странные словосочетания, не имеющие с ним ничего общего!
— Ну почему не имеют общего значения? Имели когда-то, да утратили.
— Это как? – удивился Сэм, смешно приподняв брови и слегка выкатив глаза.
Рой улыбнулся. Его забавляла эта манера Сэма копировать его жесты и мимику. Киборг в основном общался только с ним, и вживание в образ человека происходило по подобию. Плохо это, или хорошо, Джекинг пока не знал. Программа запущена, задачи определены, ему, как создателю остаётся только наблюдение и корректировка в экстренных случаях.
— А вот так. Займись этим, если тебе интересно.
Киборг некоторое время молчал, а потом произнёс:
— Не пойму я тебя, Создатель. Ты задал мне программу — достичь успехов в науке. И вдруг предлагаешь мне заняться поговорками. А премия тогда что?
— Не называй меня Создателем. Войдёт в привычку – не избавишься. До выдвижения кандидатов ещё далеко. А поговорки…
Рой вдруг хлопнул себя по лбу и воскликнул:
— А ведь это идея! Что нового мы с тобой откроем в той же физике, химии, биологии? Нужны лаборатории, штат сотрудников, оборудование…А в области литературы нужна только твоя самопрограмируюшаяся голова и библиотека!
— А талант? Талант не нужен?
— Не без этого. Но Комитет в нынешнем составе состоит сплошь из учёных-литературоведов, которые в чужих талантах видят свою бесталанность, посему предпочитают соискателей скромных, не выпячивающих своё я, но известных в определённой литературной тусовке…
— Ты неплохо изучил предпочтения Комитета, — с некоторым ехидством заметил Сэм.
-А то!
-Значит, ты предлагаешь мне стать писателем?
— А что? Перечитаешь классиков и лауреатов, определишься с жанром, начнёшь сочинять. Твои сочинения мы разрекламируем, разместим на сайтах, протолкнём в газеты, сделаем пробные тиражи…
— Кто это мы? – в голосе киборга послышалась тревога.
— Я и Элвин, ты же его знаешь…
Киборг успокоился.
— Элвин хороший! — сказал он. – Что же, раз ты хочешь, чтобы я стал писателем, я буду писателем.
— А сам ты ничего не ощущаешь? Никакого интереса?- разочарованно вымолвил Рой.- Мне показалось, что поговорки тебя задели…
— Задели, не значит, заинтересовали, — назидательно ответил киборг.- Не волнуйся, не зря я СЭМ – самоусовершенствующаяся электронная машина.
— Вообще, я назвал тебя в честь своего деда.
— Неважно в честь кого меня назвали, важно, кем я себя ощущаю!– гордо ответил Сэм и прошагал в библиотеку мимо ошарашенного Сэма.
— Растём!- констатировал Рой и пошёл договариваться с Элвином о встрече.
С тех пор, как Рой объявил Сэму о его будущем призвании, тот не вылезал из электронной библиотеки. Он глотал классику и современную литературу, невзирая на жанры. Он с ходу мог назвать состав Нобелевского комитета по годам и поимённо. Он окунался в дискуссии по тем или иным лауреатам, пытаясь составить алгоритм логики, каким руководствовались члены Комитета, выбирая для награждения ту, или иную кандидатуру. Роя это стало несколько напрягать: пора бы определиться с жанром и заняться собственно сочинительством. Но видя, с каким упорством Сэм штурмует публикации, решил не торопить. Он же киборг, разложит информацию по полочкам и начнёт творить.
Наконец Сэм сказал Рою, что будет писать исторический роман. Рой не стал вникать в суть замысла, кивнул головой и углубился в свои расчёты.
Прошёл месяц. Утро у Сэма и Роя начиналось с правки романа. За это время Рой узнал, что гипербола — это не парабола, а тропы совсем не те, что в лесу, что ирония и сарказм несовместимы. И, наконец, Рой предоставил Сэму полную свободу творчества, когда тот показал ему творение одного нобелевского лауреата. Если за такое самовыражение вручают премию, то Сэм уже дважды лауреат.
После этого он с Элвином уговорили бывшего директора научно-исследовательского центра подать заявку на номинацию Сэма. Тот долго не соглашался, но, когда взамен ему пообещали подарить новую модель робота – секретаря, сдался.
И началась небывалая рекламная кампания. Элвин сумел растормошить всех своих знакомых, те своих, привлекли телевидение, говорящие головы читали главы романа почти круглосуточно. Во всех киосках со страниц иллюстрированных журналов смотрел улыбающийся Сэм, указывающий на название своего романа.
А надо сказать название было ещё то! Оно звучало так заманчиво и таинственно, манило приоткрыть завесу и броситься на поиски правды, бичевало пороки и выкрывало зло. «Пертупорейский узник, или тайна Скиртунского замка, проклятье ведьмы Зилнеи и возвращение Чёрного рыцаря»
Вообще названия и имена удавались Сэму лучше всего. Причудливым сочетанием букв и слогов они сразу вводили читателя в ступор. Ещё большим испытанием для почитателей становились необычайные извивы сюжета, в которых порой не мог разобраться и сам автор. Сэму сделали паспорт, киборг стал появляться на многочисленных презентациях и встречах, перестал бояться скопления людей, долго и обстоятельно отвечал на вопросы журналистов, блистая своей эрудицией.
Всё шло, как по маслу. Выдвижение состоялось, лауреатов утвердили, дело шло к голосованию. Рой улыбался, наблюдая , каким самодовольством светится Сэм, созерцая свою физиономию в газетах. Он выбрал себе псевдоним Робин Роб, а фамилия по паспорту у него была, как и у Создателя, Джекинг. Слава ничуть не испортила Сэма, он оставался весёлым славным киборгом. Все наблюдения Роя были аккуратно изложены в доказательства, записаны кибернетическим языком, осталось только поставить жирную точку в виде вручения его изобретению Нобелевской премии.
И тут Роя Джекинга словно ударило током. Он абсолютно забыл о юридических тонкостях. Паспорт, выданный Сэму, де юре приравнивал его к людям! Получив Нобелевскую премию как человек, Сэм перечёркивает всю работу Роя о возможности самопрограммирования киборгов, ибо юридически Сэм киборгом уже не являлся! В обозримом будущем маячил огромный скандал, и этой оплошностью, конечно, воспользуется его злейший враг Андрис Скотт. Вместо жирной точки в виде Нобелевки на репутации Роя будет поставлена жирная клякса в виде судебных исков.
Целый день Рой ходил мрачнее тучи. Заметив унылый вид Создателя, Сэм поинтересовался причиной плохого настроения, ведь всё идёт как нельзя лучше. Рой не стал скрывать правду, и выложил, всё как есть, в подробностях.
— Странный народ вы люди! – задумчиво произнёс Сэм. Насоздавали законов, что сами в них путаетесь. Придётся переквалифицироваться в юриста. И он с таким же воодушевлением, как писал роман, ушёл в мир юридических справочников и инструкций.
Через пару дней Сэм с сияющим лицом подошёл к создателю и сказал, что, возможно, нашёл выход из такой щекотливой ситуации.
-Ведь что главное в юридической практике?- разглагольствовал он. – Главное – создать прецедент. А потом обставить его юридическими тонкостями так, чтобы комар носа не подточил. И Сэм рассказал Рою, что в истории вручения Нобелевских премий были случаи отказа от неё. Поэтому, если ему вручат премию, он сначала откажется от премии. Затем он откажется от паспорта и станет киборгом юридически. А потом он будет апеллировать к академикам, чтобы премия перешла к Рою, как к его Создателю.
— И закрутится юридическая машина! Зашелестят мантиями академики, зашепчутся, забегают! Поднимет шум пресса! А нам это только и надо, о твоём правонарушении либо забудут, либо простят,– с упоением вещал Сэм.
-Да Вы поэт, батенька. Дай-ка я тебя обниму, моё творение! — растрогался Рой.
А ещё через пару дней были объявлены лауреаты, в числе которых был и наш новоявленный прозаик под псевдонимом Робин Рой. До вручения премий оставался месяц, который промелькнул, как мгновение.
Настал торжественный день. Сэм в чёрном смокинге выглядел очень солидно, и Рой как-то совсем потускнел и сник. Его подбадривал друг Элвин и два сотрудника прессы приглашённых Сэмом.
Награждение состоялось.
Взяв из рук короля награду, Сэм стал читать ответную речь.
Это был апофеоз! Зал замер в восторге. Сам король разразился слезами, внимая словам благодарности Сэма своему Создателю.
Прецедент был создан, главный враг Роя Андрис Скотт посрамлён. Рой и Сэм отнюдь не почивают на лаврах. Рой трудится над созданием робота–секретаря, а Сэм пишет научную работу о пословицах и поговорках.
mirnaiznanku.livejournal.com

Добавить комментарий