Поиск

НАЗНАЧЕН ВЛАСТЬЮ …ЛИДЕРОМ ПОВСТАНЦЕВ Часть 4


   Продолжение материала о так называемой Балкарской контрреволюционной повстанческой организации.

   Каковы же эти факты, на взгляд следователей? Приводимые ими доказательства действительно убедительны, только вот свидетельствуют они не о вражеской злонамеренности, а о терпимости, уважении к людям, взвешенной позиции, умении не рубить с плеча, а тщательно разобраться в каждом конкретном случае и судьбе.
    Обвиняемый Мусса Тапасханов: «…Когда у князя Балкарова и дворянина Дудуна была отобрана земля, то Гемуев дал распоряжение возвратить таковую, и земля была возвращена…
    В 1925 году, когда я, как председатель сельсовета, арестовал князей Мамашевых-Кучуковых, то после этого мне Ако Гемуев у себя на квартире в г. Нальчике говорил: «Зачем арестовывать князей? Я не хочу в своем ущелье ликвидировать князей, каких ликвидируют в Кабарде», – и эти арестованные были освобождены.
    В 1926 году мне дали списки на арест в нашем селении помещиков Мамашевых и князей Кучуковых, то Гемуев, как предокрисполкома, когда я ему показал список, сказал, что арестовывать не нужно их и дал мне совет, когда приеду, написать в окрисполком о том, что намеченных к аресту лиц дома нет, что я и сделал».

    Свидетель Али Эфендиев: «…Гемуев Ако сказал: «Если мы в настоящее время поможем тауби и будем их защищать и охранять от арестов, то они в свою очередь, когда власть перейдет в их руки, будут защищать нас…
    Гемуев находился в поселке Думала, где собрал собрание зажиточной верхушки села и советовал жить мирно с б. князями, т. к. Советская власть будет свергнута и мы можем найти защиту то-гда у б. князей, которые нас спасут… Гемуев Ако, работая пред. Балкарского округа, вместо того, чтобы проводить в жизнь директивы партии и Соввласти, проводил в Балкарии кулацко-мусульманскую политику, опираясь исключительно на зажиточные слои деревни.

   В 1925 году Гемуев дал крупному кулаку Эльбаеву участок земли. В 1927 году в момент конфискации земли у б. князей Гемуев препятствовал этой конфискации. Благодаря упорной защите и сопротивлению со стороны Гемуева осталось неконфискованным имущество князей Балкаровых, Барасбиевых и Кучуковых. Считаю линию Гемуева Ако контрреволюционной…»
    Вспомним еще раз про докладную записку В. Грузкия: все те же обвинения по поводу, в частности, земли, выделенной Эльбаеву. Не нашедшие подтверждения, но вновь и вновь выдаваемые за правду. Более того, следствие апеллирует к показаниям, ничтоже сумнящеся делая вывод: «Лично Гемуев в основном не отрицает показания обвиняемых и свидетелей в этой части и гово-рит: «…Я нечетко проводил классовую линию, не опирался на бедноту в союзе с середняком, а опирался на кулаков… Советовал кулакам продавать скот, не эксплуатировать чужой труд, непра-вильно восстанавливал кулаков в правах голоса…». «…Признаю, что я сошел с генеральной линии партии, вел антипартийную работу, которая заключалась в том, что поддерживал аульских кула-ков, вел групповую борьбу в Балкарии, говорил с кулаками на политические темы…».
    Действительно, сознался. Понимая, что все это звучит достаточно неубедительно, следствие делает вывод: «По мере наступления на кулацкие элементы и обострения классовой борьбы, особенно в период 1928–1930 гг., Гемуев уже прямо начинает в близких кругах говорить о неизбеж-ности гибели Соввласти и вновь пытается продвигать вопрос о выделении Балкарии в автономное образование».
    Именно так: с одной стороны, похороны Соввласти, с другой – автономное образование в ее рамках! Доказательства (показания обвиняемых) прямо-таки железные.
Обвиняемый Магомет Гемуев: «Гемуев Ако мой родной брат, я с ним живу дружно и он мне, как родному брату, говорил, что Соввласть переменится не сегодня-завтра и будет меньшевист-ская власть… Коммунисты хотят строить социализм и сделать равноправие, а меньшевики дадут свободно всем жить и развивать свое хозяйство…».
    Свидетель Каракизов: «Гемуев Ако мне говорил – все аресты, которые проходят в Балкарии, делаются по распоряжению Калмыкова, если бы нам удалось добиться отделения Балкарии от Кабарды в самостоятельную автономную область, то тогда бы не было никаких арестов и весь балкарский народ жил бы хорошо…»
    «Гемуев был большим националистом, все время защищал бывших людей дворян и кулаков, пытался отделить Балкарию от Кабарды, дабы жить свободно балкарскому народу независимо от его социального происхождения. Благодаря этой гемуевской политике в Балкарии еще много видных князей дворян и помещиков живут спокойно и даже имеют землю…»

    «Я лично не подвергался преследованию, как гемуевец со стороны обкома ВКП(б), а отказался от Гемуева, как от человека, ведущего низовых работников и всю балкарскую массу по непра-вильному пути, сводящемуся к социал-демократизму…»
    Обвиняемый Адрая Калабеков: «…Гемуев советовал нам продавать скот и приобрести мануфактуру, так как скоро будет война, и когда пойдут капиталистические страны на Соввласть, то горские области восстанут и пойдут против Соввласти…».
    Обвиняемый Кайсым Эльбаев: «С 1927 года Гемуев Ако стал вести работу по свержению Соввласти. Мне часто говорил в беседах о том, что власть неизбежно погибнет…».
Но это все цветочки. Главное обвинение впереди: «Осенью 1929 года, когда стали широко продвигаться вопросы коллективизации аула, в с. Яникой на сходе кулаки избили часть местного актива. Боясь ответственности, инициатор избиения кулак Геляхстанов Юсуф-хаджи, по совету Гемуева Ако, скрывается из аула и затем организовывает банду. При этом Гемуев не только не предупреждает формирование последней, но и сохраняет с ней связь, обещает снабжать ее оружием и дает руководящие указания банде. Такую же линию Гемуев устанавливает и в отношении всего скрывающегося бандэлемента Балкарии. Таким образом, уже с конца [19]29 года Гемуев ре-ально становится на путь организации вооруженной борьбы с Соввластью».
Доказательства?
    Свидетель А.-Гирей Ахматов: «Гемуеву я передал, что у нас в пос. Кочкарты находятся банди-ты Мамашевы, что нужно принять меры к их задержанию, на что Гемуев ответил: «Поймать Мамашевых нетрудно, это можно сделать в два счета, но тебя это не касается». Стал давать мне советы, чтобы я о Мамашевых никому не сообщал, затем Гемуев добавил: «Хорошо, если останется Соввласть, но если Соввласти не будет, то тебе будет плохо за то, что ты потопил Мамашевых; ты не начальник милиции, ты не пред. сельсовета, такие дела тебя не касаются, а поэтому молчи и храни при себе, что ты знаешь…».
    И, пожалуй, одно из самых серьезных обвинений, выдвинутых следствием: «Организовав банду Геляхстанова, Гемуев предложил этой банде убить председателя Яникоевского сельсовета Ге-лястанова Мустафу. Банда намечала также убийство пред. Балкарского исполкома т. Настуева Хусейна и брата последнего Магомета, как противников Гемуева. Убийство, по независящим от них причинам, не удалось.
    Обвиняемый Юсуф-хаджи Геляхстанов: «Когда Гемуев Ако предложил мне скрыться, то ска-зал: «Надо убить Гелястанова Мустафу, иначе он вам не даст жить…».
Обвиняемые Геляхстанов и Этезов (на очной ставке): «Мы намечали убить Геляхстанова Мустафу по заданию Гемуева Ако. Настуева Хусейна, его брата Магомета мы также намечали убить…»
    Вот так-то: собирались, намечали, но не осуществили. А если и собирались осуществить, то скорее всего по подсказке следователя.
А вот и эпизод, который проверял В. Грузкий, но излагается он теперь так: «Под давлением обкома ВКП(б) и местного отдела ОГПУ Гемуев Ако в конце 1929 года склонил банды Геляхста-нова и Мамашевых к добровольной явке, но в то же время предупредил бандитов, что «Соввласть долго существовать не будет» и предложил хорошее оружие спрятать.
Показания обвиняемых Геляхстанова и Этезова: «Ако Гемуев сказал, чтобы хорошее оружие не сдавали, а сдали похуже, так как Соввласть погибнет, но это не скоро, а сейчас нас могут по-бить. Я лично для себя оставил винтовку, оставил также Юсуп-хаджи и Мурачаев Исхак. Три хороших винтовки оставили, а плохие сдали в ГПУ».
    Показания обвиняемых Сагида и Юсуф-хаджи Геляхстановых: «После этих разговоров Гемуев мне сказал: «Ты приходи без оружия и скажи, что такового у тебя не было, остальным бандитам передай, чтобы они дали похуже винтовки, а хорошие оставили. Соввласть сейчас крепка, но скоро провалится, а за вас взялись серьезно и могут побить».
    И царица доказательств – показания самого обвиняемого: «Гемуев показания Геляхстановых подтверждает и в этой части: «…Сказал я Геляхстанову Юсуф-хаджи, согласно его просьбе оставить ему винтовку и разрешил банде Геляхстанова оставить еще одну винтовку». «Эльбаев мне сказал также: «Зачем я занимаюсь грязной работой по склонению к добровольной явке бандитов – Геляхстановых и Мамашевых». Я ответил Эльбаеву, что мне это поручил обком и ГПУ и я выполняю…».

Продолжение следует

viktorkotl.livejournal.com

Добавить комментарий