Поиск

Вечность тому вперёд — Greg Egan «Diaspora»


Постсингулярное человечество разделилось на 3 ветви: разумный софт, живущий в компьютерной симуляции, наделённые сознанием роботы, люди с белковыми телами (как правило, подвергшиеся генной модификации). Оцифрованное человечество обитает в полисах, размещающихся на серверах глубоко под поверхностью Земли. Роботы заселили Солнечную систему, бороздят космическое пространство. «Плотчики» (fleshers) населяют поверхность планеты и океаны. Расы мирно сосуществуют, почти не вмешиваясь в дела друг друга: слишком различны выбранные ими модусы существования. Столкновение нейтронных звёзд в далёкой галактике вызывает всплеск жёсткого гамма-излучения, уничтожающего белковую ветвь человечества. Не пострадавшие от катаклизма граждане полисов и роботы снаряжают космические экспедиции, чтобы разгадать причину катастрофы и обезопасить себя в будущем. Что ждёт их вдали от родной планеты? С чем и с кем они встретятся? Смогут ли создать Теорию Всего, объясняющую устройство Вселенной и в том числе таинственное столкновение звёзд, погубившее Землю?

Роман труден для неподготовленного читателя. Во всяком случае, моих общеобразовательных знаний физики и математики оказалось недостаточно для полного понимания идей автора; отдельные куски я просто просматривала, не вникая. Несмотря на «твёрдость», а также на художественную слабость произведения (художественная часть никогда не была сильной стороной Игана), я прочитала роман с огромным удовольствием и считаю его поистине революционной книгой.

Почему?

I. Иган описывает вещи, которые другие авторы обычно избегают, в частности: 1) результат развития цивилизации вселенского масштаба; 2) физику гиперпространства; 3) встречу со сверхцивилизацией, на порядки превосходящую даже развитую цивилизацию «Диаспоры», и т.п. Читать роман – это как получать ответы на детские вопросы, на которые тебе никто не мог ответить: что будет, если долго-долго лететь среди звёзд? Есть ли другие миры, кроме нашего? Как всё устроено в этом мире?
II. Автор не оставляет неясностей, недоговорённостей и не делает конец у романа открытым, за что ему огромное читательское спасибо. Такую масштабность повествования и завершённость я встречала только у Сергея Снегова, хотя его произведения сейчас кажутся наивными.
III. Роман, напичканный под завязку естественно-научными идеями, касается и экзистенциальных проблем – смертности, бессмысленности существования, изоляции; и не просто касается, а формулирует чёткое к ним отношение.

«Диаспора» заставляет задуматься над тем, что такое личность, перекликаясь с другим произведением Игана, «Город перестановок». Что именно определяет человеческую индивидуальность, которая является главной ценностью в современном обществе? Структура? Особенности протекания психических процессов? Последовательный переход от начального состояния к конечному? Даже сейчас один и тот же человек в младенчестве и старости полностью отличается физически и духовно. Цифровые люди, обладающие возможностью психической модификации, помноженной на долгожительство (теоретически – вечножительство), на протяжении жизни существуют в виде череды плавно сменяющих друга друга личностей. Возможна ситуация, когда личность на выходе может не иметь никаких общих черт с личностью на входе. Получается, что индивида определяет некий набор стартовых характеристик, которые в ходе жизненного пути могут полностью измениться?

Может быть, мы цепляемся за индивидуальность только из-за отсутствия альтернативы? Наше сознание жёстко привязано к оболочке-носителю, ограничивающей обмен субъективным опытом. Люди могут сохранять и передавать друг другу различные сведения, но неспособны разделить с другими индивидами опыт непосредственного восприятия мира. Цифровое сознание открывает не только широкие возможности для манипуляции с отдельной личностью, но и позволяет создавать коллективные сознания, объединяя опыт отдельных личностей, дополняя индивидуальную память информацией, содержащейся в мировом информационном банке, предоставляя возможность конкретному сознанию пребывать в разных местах одновременно. Возможно, в далёком будущем проблема сохранения индивидуальности потеряет актуальность, а постчеловеческая цивилизация будет представлять собой единое сознание, произвольно меняющее субстанцию-носитель в соответствии с ситуацией.

Хотела бы я жить в мире «Диаспоры»? Однозначно да.
Граждане полисов бессмертны. Бессмертие человека зависит только от бессмертия поддерживающей его цивилизации. Цифровые люди обладают почти неограниченным количеством свободного времени, могут изменять свои личностные характеристики, моделировать окружающую реальность. Они могут существовать в полностью синтетических виртуальных мирах, действующих по своим физическим законам, также они могут получать информацию от реального мира в намного более широком диапазоне по сравнению с людьми (воспринимать недоступное человеческим органам чувств излучение, «видеть» химический состав объектов и т.п.). У них нет тела, при этом при желании они могут как принимать любой виртуальный облик, так и загружаться в телесную оболочку. Им незнакомы боль и физический дискомфорт. Более того, они могут избегать и душевных страданий, перепрограммируя себя, убирая неудобные характеристики и добавляя новые, стирая болезненные или просто лишние воспоминания.
При этом тотальные анестетики не делают людей будущего чёрствыми в нашем понимании. Они ценят право каждого на автономию и чрезвычайно бережно относятся к чужой жизни, испытывают сострадание к другим существам, способны к глубокой привязанности и любви. Хотя в бестелесном мире (без биологических полов и института родительства) любовь, скорее, единичное явление и не является движущей силой. По описаниям Игана непонятно, чем она отличается от дружбы, возникающей на основе симпатии к чертам характера другого человека. Фактически, каждый гражданин самодостаточен и не нуждается в общении с другими гражданами для полноценной жизни. Подытожив вышесказанное, в обществе будущего существуют аналоги эмоций, но эти взвешенные эмоции выгодно отличаются от слепых страстей нынешнего человечества, вызываемых выбросом гормонов.
Люди будущего обладают почти неограниченными возможностями удовлетворения любопытства, могут заниматься только тем, к чему лежит душа, они избавлены от рутины повседневных дел и поддержания оболочки в надлежащей форме. Чем можно заниматься, имея вагон времени и не имея никаких обязанностей? Познанием мира и размышлением, самовыражением. Впрочем, если индивиду всё надоест, он может «перестроить» себя таким образом, чтобы найти новые смыслы, или в любой момент прервать жизнь по собственному желанию.

Глава «Ковры Вана» (официально переведённая на русский язык и опубликованная в виде рассказа) вызывает у меня стойкие ассоциации с лемовским «Солярисом». Однако идея о том, что «в глубине звёзд нас ждёт неизведанное», не наполнена у Игана пессимизмом: она выражает, скорее, изумление разнообразию форм жизни во Вселенной. Как бы ни различались формы разума, они всегда могут быть поняты друг другом, вопрос лишь в уровне развития понимающего.
Эволюция цивилизации на планете, где обитали «ковры Вана», разительно отличалась от земной, при этом конечный результат этой эволюции поразительно напоминает состояние постсингулярного человечества. Ковры будто пародируют синтетические виртуальные миры полисов. Курьёз, чудо природы? А может, подтверждение мысли о том, что жизнь – это организованная информация, и оцифровка личности и виртуализация существования – закономерный шаг в развитии технологической цивилизации?

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий