Поиск

Мали. Проблемы туризма.


Туристов в Мали нет. Ну, если не считать отмороженных нас, еще пары бекпеков и нескольких мотокроссеров, которые путешествуют исключительно по югу страны. Но так было, разумеется, не всегда: государство со столь богатейшим культурным и историческим наследием просто не может не привлекать желающих все это увидеть собственными глазами. Собственно, до 2012 года так и было: туристы ездили пачками, аборигены расширяли ресторанный и гостиничный бизнес даже в труднодоступных местах региона, а государство имело приличный бакшиш.

И так было до тех пор, пока западные державы во главе с США в 2011 году не решили, таки, разбомбить Ливию. Дело в том, что после неудачных восстаний 1990—1995 и 2007—2009 годов в северных районах Нигера и Мали многие туарегские повстанцы эмигрировали в Ливию, где вошли в состав ливийской армии. Но страну развалили и образовали Переходный национальный совет, сторонники которого стали репрессировать туарегов. В результате часть служивших в ливийской армии туарегов вернулась в Северный Мали и способствовала созданию единой организации этого народа.

В январе 2012 года туареги подняли очередное восстание на севере Мали с идеей обретения независимости и воссоздания исторического государства Азавад. В течение января—марта повстанцы заняли бо́льшую часть территорий трёх областей северного Мали и вывели их из-под контроля центрального правительства, включая ключевые города Менака, Кидаль и Гао. 6 апреля 2012 года было провозглашено образование Независимого Государства Азавад. Другие страны и международные организации это государство, разумеется, не признали. А тут еще и исламисты пожаловали (с ними туареги отказались сотрудничать из-за принципиальных разногласий по вопросам создания нового государства и роли ислама в нём) и за короткий срок захватили две трети территории Азавада, выбив туарегов из Гао, Томбукту и Кидаля, уничтожив при этом ряд культурных памятников из списка объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Плюс в самой столице Мали был устроен государственный переворот, в результате чего президент Амаду Тумани Туре 8 апреля 2012 года официально подал в отставку. Все это привело к тому, что французам срочно пришлось посылать войска, дабы вытеснить исламистов.

Понятное дело, что туризм, особенно на севере страны, сразу загнулся. Несмотря на то, что иностранному легиону удалось освободить территорию исламского Азавада — провокации, теракты и общая напряженность никуда не исчезли.

В 2014 году в Мали проник вирус Эбола и хотя количество заболевших было невелико — это событие поставило окончательный крест на туризме.

В 2015 году, 20 ноября, исламисты захватили отель Редиссон Блю в столице Мали, взяв в заложники более 170 человек. Малийским силовикам удалось достаточно оперативно освободить людей и уничтожить террористов, однако те успели застрелить 20 человек, в числе которых оказалось 6 наших соотечественников. Это были члены экипажа грузового судна авиакомпании Волга-Днепр (пятеро были жителями Ульяновска, один из Нижегородской области).

В настоящее время массовый туризм в Мали отсутствует, несмотря на безопасные южные территории вплоть до города Мопти и страны Догонов на севере. Люди просто не имеют объективной информации по каждому отдельному региону, а агентства предпочитают направлять турпоток в другие места. В результате в некогда культовой для путешественников стране Догонов местные жители месяцами не видят белого человека и многие вынуждены уезжать в города, чтобы как-то прокормить себя и семью.

На данный момент, по результатам нашей поездки и рассказам аборигенов, я могу сказать, что весь юг страны — безопасен. В Мопти (весьма стремный город, который находится на южной границе самопровозглашенного Азавада — смотрите карту) можно заехать, если у вас есть там человек, знающий текущую ситуацию и умеющий за вас постоять. В стране Догонов — спокойно, но следует путешествовать вместе с догоном. Про Томбукту и прочие северные города нужно забыть. Вот такие дела…


wolfgrel.livejournal.com

Добавить комментарий