Поиск

Восстание в Варшавском гетто (1943) в произведениях живописи.


Оригинал взят у m2kozhemyakin в Восстание в Варшавском гетто (1943) в произведениях живописи.

Ко Дню памяти жертв Холокоста.

Вагиз Адельшин (Россия, Санкт-Петербург). Реквием Холокосту.

Это монументальное 10-метровое полотно, написанное петербургским художником Вагизом Адизяновичем Адельшиным, посвящено трагедии европейского еврейства в 1933-45 гг. в целом. Однако в центральной части картины помещена группа фигур героев и жертв Восстания в Варшавском гетто под бело-синим боевым флагом еврейских повстанцев.
При работе над этой частью картины, очевидно, использована одна из фотографий из печально известного рапорта палача Варшавского гетто начальника полиции и СС Варшавы группенфюрера СС Юргена Штропа рейхсфюреру СС Гиммлеру, на которой запечатлен драматический момент захвата эсэсовскими карателями предположительно одного из повстанческих командиров:

Мечислав Ваторский (Mieczyslaw Watorski, Польша). Бой в Варшавском гетто, 1943.

Жанр "классической" батальной живописи при обращении к этим трагическим событиям довольно редок, и картина варшавского художника Мечислова Ваторского, на которой запечатлена отчаянная схватка бойцов еврейского Сопротивления с гитлеровцами — пожалуй, единственный известный пример.
К сожалению, художником допущена фактическая ошибка: им изображен германский средний танк Рz.Kpfw.III, которые при подавлении восстания в Варшавском гетто не применялись. На самом деле карателями были задействованы трофейные французские легкие танки "Рено" R35 (В Вермахте получившие обозначение, в зависимости от года выпуска модификации: Pz.Kpfw.35/38/39H 735(f)).

Если верить боевому расписанию гитлеровских подразделений, применявшихся в Варшавском гетто, приводимому в рапорте Штропа, речь идет об участии в боях одного танка и нескольких легких бронетранспортеров Lorraine 37L, также французского происхождения.
К сожалению, вооруженные только небольшим количеством легкого стрелкового оружия, самодельными гранатами и бутылками с зажигательной смесью повстанцы мало что могли противопоставить бронетехнике. Тем не менее, в первый день восстания, 19 апреля 1943 г., еврейскими бойцами были сожжены два бронетранспортера, что признается и в германских документах. Несколько раз борцам Сопротивления удавалось поджечь и танк, но под прикрытием подавляющей огневой мощи карателей экипаж всякий раз выводил его из боя и сбивал пламя.

Христо Стефанов (Болгария-Канада). Восстание в Варшавском гетто.

Эмануэль Романо Глиценштейн (Emanuel Romano Glicenstein, Италия-США-Израиль). Призыв Варшавского гетто.

Франсуа Шульман (Франция). Варшавское гетто.

Серия картин Израэля Бернбаума (Israel Bernbaum, Польша-СССР-США).
Его произведения, выполненные в жанре примитивизма, ценны тем, что сам Бернбаум пережил Холокост в Польше, подростком сумев бежать из Варшавского гетто. Помимо живописных полотен, он является автором воспоминаний, изданных в 1985 г.

Восстание Варшавского гетто — героизм и Сопротивление (1982).

Еврейские матери в гетто (1980).

По обе стороны стены Варшавского гетто (1973).

При изображении художником "праздника жизни" в христианской Варшаве во время уничтожения нацистами Варшавы еврейской явно имеет место гротеск, на мой взгляд — неуместный.
Известно, что помощь "подпольной Польши" выступившим с оружием в руках борцам еврейского Сопротивления (среди которых была по крайней мере одна влиятельная организация, позиционировавшая себя как структурное подразделение польской Армии Крайовой (АК) и возглавлявшаяся польскими офицерами еврейского происхождения — Еврейский воинский союз, Żydowski Związek Wojskowy) была достаточно неоднозначной.
Армия Крайова, являвшаяся официальной правопреемницей Войска Польского и подчинявшаяся Лондонскому правительству Польши в эмиграции, до начала восстания ограничилась эпизодическими поставками оружия еврейским подпольщикам. Польские источники называют весьма внушительные партии стрелкового оружия. в т.ч. автоматического, сотни гранат и сотни кг. взрывчатых веществ, однако выжившие участники восстания признают только 60 пистолетов и одну партию гранат. С началом полномасштабных боевых действий в гетто действия АКовцев несколько активизировались. Были осуществлены несколько попыток подрыва стены гетто с целью вывести оттуда часть людей. По разным причинам все они закончились неудачей, а самая масштабная из них, организованная уже в первый день восстания, привела к гибели двух и ранению четырех "саперов" в стычке со случайно оказавшимся поблизости немецким подразделением (немцы и коллаборационисты из польской "синей" полиции потеряли 4 человека убитыми). Также отрядами Армии Крайовой был осуществлен ряд нападений на германские посты и патрули по периметру гетто, в которых польским бойцам удалось уничтожить нескольких гитлеровцев, однако действенной помощи сражающемуся Варшавскому гетто это не оказало.
Рейд 27 апреля 1943 г. на территорию гетто на помощь повстанцам отряда из 18 автоматчиков под командой майора Корпуса Безопасности (Korpus Bezpieczeństwa) АК Генрика Иваньского (псевдоним "Быстрый"), отвечавшего за связь с еврейскими подпольными организациями, в настоящее время ставится под сомнение историками — возможно, это была "героическая легенда", сочиненная в Народной Польше в послевоенные годы.
А вот многочисленные разрозненные попытки "стихийных" групп польских патриотов, в т.ч. 13-16-летних участников молодежного скаутского движения "харцеров" (Związek Harcerstwa Polskiego), прорываться на помощь гетто действительно имели место. Однако оканчивались они в лучшем случае тем, что храбрецам удавалось вывести на свободу лишь небольшую группу узников, а в худшем — гибелью или арестом всех участников.
Помощь борцам еврейского Сопротивления со стороны ориентировавшейся на СССР левой Гвардии Людовой была более существенной. Левым партизанам удалось организовать крупные "отвлекающие" диверсии на железной дороге 22 апреля 1943 г., провести попытку масштабного прорыва периметра гетто (полный провал, пленение и расстрел большинства участвовавших в бою польских бойцов), а также наладить своевременное информирование советских разведывательных органов о событиях в Варшаве.
Да и обычные варшавские обыватели, за исключением отдельных коллаборационистски и националистически настроенных элементов, явно не испытывали при виде гибели своих еврейских соседей радости и веселья, тенденциозно запечатленных на картине Израэля Бернбаума.

Из записей одного из руководителей восстания в Варшавском гетто Мордехая Анелевича: "Известия, что ППР-овцы (партизаны Польская рабочей партии — М.К.) атаковали немцев, а радиостанция "Рассвет" (базировавшаяся в Лондоне) передала прекрасную передачу о нашей самообороне, наполняют меня чувством признательности. Среди грома пушек, дыма пожаров и моря крови умерщвляемого гетто шлем вам братское сердечное приветствие. Ведется бой за нашу и вашу свободу!"
Из рапорта начальника полиции и СС Варшавы Ю.Штропа: "Наши части постоянно обстреливаются… с арийской (польской — М.К.) стороны… Удалось схватить 35 польских бандитов, коммунистов, которых тут же ликвидировали… Бандиты погибали с возгласами "Да здравствует Польша! Да здравствует Москва!"

Улицы Варшавского гетто (1979).

Фрагмент картины, посвященный борцам еврейского Сопротивления Варшавы:

Девушки, запечатленные на этом фрагменте картины с оружием в руках, очень напоминают еще одну из известных фотографий из рапорта Штропа:

Историки восстания в Варшавском гетто выяснили, что на ней изображены попавшие в руки гитлеровских карателей подпольщицы из молодежного сионистского движения "Хе-Халуц" ("Первопроходец"). В середине — Блюма Вышогродская (Bluma Wyszogrodzka), командир отделения; она вскоре погибла. Справа — 17-летняя Малка Здроевич-Хоренштейн (Malka Zdrojewicz-Horenstein), которая прошла через заключение в концлагере Майданек и выжила.
_______________________________________________________________________М.Кожемякин.

picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий