Поиск

Мали. Путь в Дженне.


Добраться из Сегу в Дженне общественным транспортом напрямую ну никак не возможно. Впрочем, если очень хочется, то можно рискнуть. Для этого надо просто озадачить старшего сына хозяина дома, на крыше которого и приютилась наша палатка. Сын свяжется с другом, у которого живет родня в Дженне. Тот озадачит родню, и те позвонят аж в столицу, чтобы зарезервировать чисто под себя пару мест на проходящий мимо автобус с тем условием, что автобус немного изменит маршрут и подберет пару тубабов (белых людей) прямо на трассе, куда их предварительно забросят на байках друзья первого озадаченного человека.

По меркам Африки это – просто элементарный пасьянс, который раскладывается совершенно не напрягаясь. Что, разумеется, не гарантирует вам спокойной доставки до места.

Вокруг — сахель вперемежку с саванной. На небе – ни облачка, но солнца толком не видно: в воздухе висит пыльная длань вездесущей Сахары. С непривычки постоянно слезятся глаза и непрерывно течет что-то из носа. Взрослым малийцам, похоже, на висящую пыль наплевать, но вот мелкие дети, так же как мы, чихают и истекают соплями. Дорога, как ни странно, прилична, хотя местами и зияет воронками как из-под бомбежек. Ехать каких-то шесть-семь часов, но африканский стиль транспортного салона, когда с кресел не снимается заводской пластик (а если он рвется, то его клеют скотчем) буквально за час выжмет из вас семь потов и весь перегон покажется почти бесконечным. Впрочем, нам уже пофиг: мы уже погрузились в реальность и даже, местами, отдельные слова языка бамбара обретают смысл в наших белых воспаленных мозгах.

Дженне – небольшой городок, окопавшийся в излучине притока Нигера на небольшой возвышенности, которая в период дождей превращается в остров. Идеальное место для защиты и ведения рыбного промысла: теперь понятно, почему тут издревле жили люди бозо. Впрочем и сейчас до селения непросто добраться. Надо форсировать реку, а моста, конечно же, нет. И, сдается мне, что и не будет: аборигены заняты перевозкой людей и техники и никто не жаждет терять такую работу. Особенно, если совсем нет туристов.

Мной раз сердце замирает, когда видишь, как утлая лодочка тащит три-пять мотобайков и десяток людей поперек бодрого речного потока. А что до крупного автотранспорта, то для него есть паром. И на него даже смог въехать наш автобус. Но – только въехать. Мотор вонюче чихнул и заглох прямо перед финалом. Его, конечно, починили. Африканским кувалдометром и какой-то там матерью, но, как обычно, неспешно и без малейшего шанса ускорить процесс, так что в Дженне мы въехали уже в темноте.

Есть хочется адски, но в городке нет ни одного ресторана. Все давно разорились, ибо туристов нет от слова совсем, а аборигены едят по домам или на рынках. Да и отели позакрывались: нечем платить персоналу. Остались лишь те, кто сам живет в сдаваемых площадях. И наш отельчик – как раз из таких: несколько комнат для постояльцев, а на первом этаже обитают хозяева. А это значит, что тут можно попросить приготовить поесть.

Ночер. Внутренний дворик отеля. Огромный тазик салата, аппетитная рыба, папайя и чай, а над головой уже светятся звезды. Да – это Африка, детка. И мы в самой ее глубине.

Дженненская соборная мечеть — самое большое глинисто-наносное здание в мире.
В составе объекта «Старый город Дженне» мечеть в 1988 году включена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Салон типичного малийского автобуса.

Парнишка из автобуса. Помог нам с парой местных звонков.

Паром, ага.

Члены семейства нашего отельчика.


wolfgrel.livejournal.com

Добавить комментарий