Поиск

Невский пятачок. Фото листовок из немецкой агитбомбы. К годовщине операция "Искра".


Оригинал взят у sergyosid в Невский пятачок. Фото листовок из немецкой агитбомбы. К годовщине операция "Искра".

Двадцать два года назад мне, тогдашнему студенту, довелось в составе поискового отряда принимать участие в раскопках в районе «Невского пятачка» недалёко от города Кировска Ленинградской области.
Страшное и героическое место. Небольшой кусочек земли размером два километра на пятьсот метров на левом берегу Невы, удерживаемый нашими войсками с небольшим перерывом в период с сентября 1941 года по январь 1943-го. С этого крошечного плацдарма командование безуспешно пыталось организовать прорыв блокады Ленинграда, всё время посылая и посылая туда подкрепление. Пятачок с трёх сторон простреливался насквозь фашистами. Красная Армия несла там колоссальные потери, к которым добавлялись потери при переправе через Неву. Точные данные об убитых на пятачке сильно разнятся и варьируются в пределах от 50 000 до 200 000 убитых. На таком крошечном плацдарме…Я беседовал в музее «Прорыва блокады Ленинграда» с одним из ветеранов — участником тех событий. Он сказал, что больше недели на пятачке никто не жил. Уйти оттуда можно было только по ранению. Кстати, отец Путина В.В. воевал там, был ранен, и поэтому остался жив. В январские дни 1943 года в ходе операции «Искра» блокада Ленинграда была прорвана. И один из ударов прорыва наносился именно с Невского пятачка. Бои в том районе продолжались практически до января 1944 года, пока данную местность удалось полностью очистить от врага.

Раскопки мы вели не на самом плацдарме, а чуть в стороне. Местные поисковики сказали, что на пятачке копать запрещено. Основной целью нашей экспедиции являлся поиск останков погибших бойцов и при возможности установление их личности. Солдат там наших лежало очень много. В основном все безымянные, но попадались и с «медальонами смерти». Это такой пластиковый пенал, в котором должна храниться записочка с данными владельца. Жаль, но чаще всего медальоны оказывались пустыми. Среди бойцов было поверье: заполнишь медальон — обязательно убьют. Хотя, к счастью, личности некоторых бойцов всё же установить удалось. Останки мы собирали в такие маленькие деревянные ящики, чуть больше посылочных, и передавали их для торжественного захоронения с воинскими почестями местным поисковикам. Помимо этого нам, конечно, попадались и разные атрибуты войны: патроны, миномётные мины, гранаты, каски. Железа там огромное количество в земле. Использовать миноискатель было бесполезно. Он пищал везде и всегда. Даже полусгнившее оружие попадалось. Больше всего трёхлинеек мосинских, пулемёт ДП, немецкий карабин «Маузер». Это всё мы сдавали потом, «куда следует». Такие находки производили очень сильное впечатление. Но наряду с военной амуницией мы находили и сугубо гражданские вещи: расчёски, вилки. Как-то раз в кожаном офицерском планшете обнаружили бутылку яблочного вина с чудом сохранившейся этикеткой. Эта бутылка была распита вечером у костра за тех, кто не вернулся с той войны. На вкус — чистый уксус, но это было не важно.
Однажды в земле мы обнаружили немецкую агитационную бомбу, набитую разнообразными листовками с обращением к нашим бойцам. Листовки лежали внутри этой железяки плотной пачкой. С обоих краёв пачка порядком сгнила, но в центре кое-что сохранилось. Я читал эти бумаги на берегу Невы в далёком ныне 1995 году, через пятьдесят лет после того, как их сбросили на головы наших солдат, и испытывал очень сильные чувства. Куда потом делись эти прокламации, я не помню, к сожалению. Но один мой товарищ их сфотографировал на обычный плёночный фотоаппарат и сохранил фотографии. Спустя много лет он отцифровал их и переслал мне. Сегодня я решил поделиться ими здесь.










foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий