Поиск

“Mорожены сказки” в Московском Театре Кукол


Я — профессор истории Университета Квинс (Queen's University) в Канаде. По приглашению художника Театра Кукол Натальи Мишиной я побывал в Москве на спектакле "Морожены сказки". Спектакль произвел на меня огромное впечатление, и я по горячим следам изложил это впечатление в виде небольшой рецензии.

Сама жизнь в нем не хотела гибнуть и гнала его вперед…
Перед его глазами были только видения.
Его душа и тело шли рядом и все же порознь—такой тонкой стала нить, связывающая их.

Джек Лондон “Любовь к жизни”

Три отважных полярника (Евгений Ильин, Евгений Казаков, Мирон Овсянников) попадают в рай. В белых одеждах спотыкаясь и падая, неуверенно оглядываясь по сторонам они ступают на райскую землю. Но нет в этом раю ни сада, ни солнца, ни тепла. А есть столбы с колючей проволокой и три райские птицы Морены (Александра Капустина, Екатерина Нахабцева, Ирина Пушкарева) неземной красоты, воркующие на неземном языке. Плохо понимая где они находятся и приняв райских птиц за обычных земных “баб”, полярники неуклюже топая грубыми валенками бросаются к птицам, которые легко и удивленно ускользают, паря над сценой на роликовых коньках и ходулях как на котурнах. Так начинается спектакль, который длится три дня и три ночи, сжатые режиссером Натальей Пахомовой в один час сценического действия.

(c) фото suharikk

В полярном рае, где разворачивается действие, люди не живут, они там — чужаки, или “экспедиция”, как определяет группу главных героев программа спектакля. Это действительно экспедиция на сцену из зрительного зала. Неслучайно полярники — как авангард публики-  выходят на сцену не из-за кулис, а с подиума, расположенного среди зрителей. На этом подиуме полярники спят, чтобы потом “проснуться” на сцену, перейти из сна в явь. Но райская явь обманчива. Это — сон наяву, мираж, другое измерение, которое невозможно понять, в котором невозможно выжить при помощи пяти человеческих чувств. В этом мире миражей и заколдованных кругов (словно сковавших сценическое пространство колесами, гнездами, запутанными нитями) полярники нащупывают дорогу, рассказывая друг другу и сопровождающим их Моренам сказки Степана Писахова. Рассказывая небылицы люди пытаются доказать окружающим их миражам свою сопричастность чудесам и небывальщине, доказать, что они свои. Но сделать это невероятно трудно, как всегда бывает трудно человеку преодолеть себя, понять непостижимое.

В этом плане “Морожены сказки” перекликаются со знаменитым рассказом Джека Лондона “Любовь к жизни”, в котором также описано путешествие человека в мир непостижимого и нечеловеческого, олицетворяемый полярной пустыней. По мере углубления в эту пустыню люди пропадают и героя сопровождают только животные: куропатка, медведь, пескари. Больного угасающего человека преследует его двойник и тень — больной и угасающий волк. Чтобы выжить человек превращается в волка, а выжив все равно остается человеком.

Художник спектакля Наталья Мишина населила полярную пустыню “Мороженых сказок” звероподобными людьми — медведями, котами, жирафами, пингвинами, рыбами и птицами. Эти куклы оживают в воображении (сказках) актеров-людей, а ожив часто сами становятся кукловодами, как, например, филины, уносящие полярников как свою добычу.

“Морожены сказки” — это глубокий образный и зрелищный спектакль, замечательный пример синтеза искусств (gesamtkunstwerk) — театра, изобразительного искусства и музыки (композитор — Игорь Волков). Подобно тому как сценическая пластика актеров-людей (режиссер Максим Пахомов) перемешивается и искусно переплетается с механическими движениями кукол, в спектакле в целом перемешаны и переплетены тайное и явное, реальное и чудесное, человеческое и звериное, библейское и языческое. Это одновременно сон и явь; тотемы и люди неотличимы друг от друга; мужчины и женщины — это реальные “мужики”- полярники и чудесные “бабы”-Морены.

В финале три полярника сливаются в одного Адама, а три Морены — в одну Еву. “И дала она плод Адаму…”, и плод этот был апельсин. Подобно красно-оранжевому полярному солнцу гигантский апельсин “восходит” на заднике, а на авансцене один из полярников получает от Морены настоящий живой апельсин. Человек все поймет и наконец станет своим в этом мире, когда съест апельсин. Но нельзя съесть не почистив, а чистить трудно — коченеют на морозе пальцы и хочется спать. И наступает сон, от которого уже не будет пробуждения…

текст (с) Василий Щедрин

ilovemoscow.livejournal.com

Добавить комментарий