Поиск

Книги Фрэнсис Хардинг


Открыла для себя имя этой писательницы совершенно случайно, когда мне попался ее подростковое фэнтези «Недобрый час» и абсолютно влюбилась в него.  По стилю похоже на цикл про Тиффани Боллит у Пратчетта. Девочка, которая в одиночку противостоит трудностям, и магия, на проверку оказывающаяся игрой чьего-то ума. И немного от Диккенса – перед нами альтернативная Европа XVIII-XIX столетия. Славный город Побор поначалу почти прянично-сказочный поворачивается к нам своей темной стороной. Побор существует по очень странным правилам. Так, жители и гости города разделены по именам — «дневным» и «ночным», отчего зависит уровень их благонадёжности и преуспевания. Дело в том, что в Разделённом королевстве люди получают имена в честь святых покровителей, каждый из которых привязан к определённому часу суток. Получившие дневные, «светлые» имена люди априори считаются в Поборе честными и праведными, а горожане с «тёмными» именами так же автоматически получают репутацию жуликов, которые должны носа не высовывать на светлую сторону и вечно прозябать в Ночном поборе. Ночной Побор вольно или невольно ассоциируется для меня не только с трущобами Диккенса, но и с более близким прошлым – гетто. Тем самым подростковый вроде роман обретает недетскую трагичность. Язык романа — ещё одна вишенка на торте. Ни к автору, ни к переводчику нет никаких претензий. Цветистые, но не раздражающие эпитеты, эффектные метафоры, уместная ирония, а временами горький сарказм — текст Хардинг читается легко и с увлечением.
Так уж получилось, что начала я цикл Хроники расколотого королевства с конца. После второй книги я буквально проглотила первую книгу  цикла про Мошку Май  «Хроники расколотого королевства Fly by Night». Думаю, что эта книга тоже понравится взрослым любителям исторических аллюзий: в ней много отсылок к французской и английской революции. А также религиозная борьба в Расколотом королевстве недвусмысленно намекает на одно из важнейших событий европейской истории —  Реформацию. Также хочу отметить хорошую работу переводчика, у меня ни что не резало слух.
Потом я принялась за другие романы Хардинг. Песню кукушки прочла уже в оригинале, но она уже вышла в переводе. В этом романе больше фэнтези составляющей. Мир людей здесь соприкасается с миром фейри. При чем фейри не из добрых сказок, а опять же сошлюсь на Пратчетта, родственники его эльфов. Песнь кукушки выглядит совсем недетской, она временами мрачная, а то и откровенно жуткая.
 Отдельно хочу сказать о переводе, оригинальное «besiders» для обозначения этого народца переведено как запредельники и запредельницы. По-моему, очень режет ухо. Безусловно, фейри еще те беспредельщики, но называть их прямо вот так явный моветон.   chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий