Поиск

Оттепель — хорошо, плохо, закономерно…?


  • Как вы полагаете — Оттепель была прекрасным временем в истории России? Или провалом? Или закономерной — чисто человеческой — реакцией на сверхчеловеческие усилия сталинской эпохи? А может диверсией? Или нормальным социализмом, каким он должен быть в реале?

    В Музее Москвы до 31 марта 2017 года работает широкомасштабная выставка, посвящённая Оттепели 1953-1968 годов. Явлена вся палитра тогдашнего бытия — книги, открытки, платья, кино, музыка, а ещё — пылесосы, плакаты, значки и вазочки. Нет деления на официоз и андеграунд — в едином творческом потоке неразличимы «конформисты» и «нонконформисты», а фотографии Никиты Хрущёва, устроившего памятный хэппенинг в Манеже, прекрасно монтируются с картинами его художественно-эстетических оппонентов. Переходя от стенда к стенду, мы начинаем проживать все эти события и годы — благо, среди гостей много людей старшего поколения. Кто они — бывшие стиляги или комсомольские активисты? Постаревшие «аксёновские мальчики» и «девочки-бабетты»? Физики и лирики, походники и скалолазки?

    …Фотографии солнечных, весёлых новостроек — стандартные дома, «хрущёвки» посреди нехоженых и — неухоженных земель. Излюбленный приём — покосившиеся деревеньки и над ними — рассветно-розовый квартал очередных Черёмушек. Всё резко, ровно и без прикрас. Полагали, что жилище должно быть скромным, а человек — стройным. Популярный тип худенькой девушки и поджарого, лёгкого парня — от осознания ценности минимализма. Всё лишнее — уродливо. Не только лишние украшения на фасаде, но и — лишний вес. Любование минимализмом — в дизайне квартир и в модных тенденциях. Вот — реконструированный уголок обычной квартиры (с ярким креслицем, тонконогим столиком и «двухголовым» торшером). А вот — аккуратные мини-платьица для девочек-веточек. Мини-юбка появилась, как ответ модельеров на минимализм в дизайне.

    Оттепель — это радушная открытость, в том числе и по отношению к западной цивилизации. Мы видим пригласительные билеты на Американскую выставку-59, плакаты, посвящённые Фестивалю, открытки, журнальные развороты, значки. Раритет — роскошный шёлковый фестивальный платок. Миру — мир! Следует догнать и перегнать. Войны не хотелось. Гуру шестидесятников — Василий Аксёнов описывал твисты со всей раскрепощённой порывистостью, свойственной его поколению: «Ребята танцуют, и ничего им больше не надо сейчас. Танцуйте, пока вам семнадцать! Не бойтесь ничего, всё это ваше — весь мир». У гостей выставки есть возможность изучить феномен советского твиста — послушать в специальной кабинке музыку, прочесть комментарий — из него становится ясно, что в СССР постарались «одомашнить» стильный танец, сделать его своим союзником.

    В культовых книжках 60-х допускалось умеренное западничество — герой Аксёнова мог влюбиться в девушку, похожую на Брижитт Бардо. Положительная героиня Татьяны Дорониной из фильма «Ещё раз про любовь» имела право произнести фразу, что её зовут в манекенщицы. Советский человек не боялся гуманитарной диверсии со стороны Запада — он понимал, что все эти «бабетты» и твисты — это наносное и проходящее. В «Стажёрах» или в «Хищных вещах века» капиталистический мир — отмирающий. Он ещё агонизирует, но уже готов. Его ценности — абсолютно безвредные, ибо лишены воли, энергии, будущего. И потому — не угрожающи. Ими даже можно попользоваться — не страшно. Не увлечёт, не уведёт от смысла жизни. Космический СССР говорил со всем миром с позиций личной правоты — Спутник, Гагарин давали на это некое моральное право. Поэтому юным героям «Июльского дождя» можно читать заграничные журналы и выплясывать буржуйский танец.

  • Весь текст — тут. zina-korzina.livejournal.com
  • Добавить комментарий