Поиск

Любого ребёнка имеют право забрать из детского сада и школы в приют на полгода


Самое страшное, что может произойти с матерью, — это потеря ребёнка.

«Расторгнут договор опеки по восьми приёмным детям, изъятым неделю назад из семьи Светланы Дель,- заявил в среду Владимир Петросян, глава столичного департамента соцзащиты. Теперь против семьи выдвигаются обвинения, касающиеся не только побоев, которые обнаружили у одного из детей в детском саду, но и недостаточного ухода за детьми. Сами дети не хотят возвращаться домой — такой вывод сделали опросившие их специалисты.

Да, я сама видела, как не хотят. Вот так не хотят:

Вот что говорят педагоги, почти ежедневно посещавшие семью Светланы

Друзья свидетельствуют:

Мнение высокой комиссии, которая опрашивала детей:

«Мы ехали в Зеленоград, будучи полностью убеждены, что детям будет лучше в семье, чем в детском доме, — секретарь СПЧ Яна Лантратова. — Но, пообщавшись с детьми, мы были просто поражены. Все дети рассказывали, что их бьют, что они боятся отца, а некоторые говорили, что они не хотят возвращаться в семью и им лучше в детском доме. И мы все, люди совершенно разных позиций, высказали консолидированное мнение — и это нонсенс для нас, — что детям лучше будет остаться в этом учреждении, чем вернуться в семью. Во всяком случае, приемным детям».

Многодетная мама Светлана Дель и её старшая дочь Дарья провели весь день в том же «Центре содействия семье и детству», где с детьми общались специалисты. Родным так и не разрешили увидеть других детей, кроме двоих усыновленных. Сначала всем детям вернули телефоны, и они начали переписываться: «Я скучаю мама», «Мама я люблю», — смс-ки детей Светлана опубликовала в своём инстаграме. Затем, по её словам, телефоны снова забрали, а ей объявили, что дети не хотят возвращаться домой.

Понятно, что ничего не понятно.
Могу сказать только одно: с детьми не разговаривают «комиссией», это не опрос, а допрос. И испуганные дети ответят утвердительно на любой вопрос. К детским высказываниям вообще очень трудно подходить с мерками взрослых диалогов.

Мои родители однажды, вернувшись из театра, застали мою бабушку Лизу в слезах: оказывается, я ей на вопрос, откуда у меня на ногах синяки, твёрдо ответила, что родители меня побили. Мне было года четыре, я этого совершенно не помню. Надо ли говорить, что родители меня пальцем не трогали?!

Сегодня мой внук Добрыня Никитич, недовольный критикой со стороны своего обожаемого пятнадцатилетнего дядьки, сидел и бурчал:» Вооот, ворчат тут на меня!» Я спросила со смехом:» Может, мы еще тебя и лупим?!»
«Дааа, конечно, — тут же согласился Добрыня, — как сидорову козу!»

Вот так. И синяк наверняка где-нибудь у него есть. Не бывает здоровых мальчиков без синяков.

Это разговоры дома, когда ребёнок спокоен и счастлив. А если десятки взрослых людей изо дня в день твердят одно:» Тебя папа бил? Тебя папа бил?» Тут любой ребёнок ответит утвердительно, лишь бы от него отстали все эти страшные и чужие люди.

Я никогда не поверю, что волонтёр с огромным стажем, Светлана Дель, будет брать из казенных заведений детей с такими страшными заболеваниями только для того, чтобы хорошенько их отлупить. Или позволить своему мужу бить малышей.

Эта история ещё и страшнейший антипиар для будущих приёмных родителей.

Не все так просто в этой истории, совсем не все. Надеюсь, новость о том, что детей у матери отняли, не последняя новость об этой семье.

Мы с вами не можем делать никаких окончательных выводов о семье, так как находимся вне ситуации, можем только предполагать.

Но мы обязаны делать выводы в отношении самих себя, эта история показала, что мы все в опасности!

«Адвокаты, защищающие интересы семьи, пока не добились предъявления документов, обосновывающих изъятие детей: акта об изъятии, акта обследования жилищных условий. Зато стало известно, что формально детей забрали как беспризорных — об этом сообщило РИА «Иван-Чай» и подтвердил источник «Коммерсанта», близкий к правительству Москвы: при изъятии полицией был составлен акт о беспризорности, хотя все дети были изъяты из-под надзора — из дома, из детского сада, с занятий».

В обсуждении сотрудники ДСЗН попытались оправдать действия опеки и полиции современной трактовкой термина «безнадзорность» — в частности, тем, что Светлана Дель не обратилась в медучреждение по поводу синяков у ребёнка, а это является признаком его безнадзорности. Также выяснилось, что в Москве действует региональный закон, который позволяет полгода удерживать детей, привезенных в полицию по акту о безнадзорности в приютах для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Получается, что, если у наших детей в детском садике найдут синяк, их могут забрать на полгода в приют?!
Как Вы относитесь к подобной трактовке закона?


nikolaeva.livejournal.com

Добавить комментарий