Поиск

О любви — говори


Из прошлого:
Вот, честное слово, мне всегда не хватает всяких важных разговоров в семье. Не тех, которые о том, кончился ли у нас хлеб и есть ли молоко.

И даже не тех, что о ребенкиной школе или о семейном выезде на отдых.
Мне не хватает самых-самых важных разговоров. О себе.

О том, какая я молодец, умница и красавица.
И говорить все это должен, конечно, муж. С чувством, с толком, с расстановкой. Весомо и убедительно, негромко, но часто.

А он не говорит. От слова совсем.

Топорщит лохматую бороду, косит карим глазом, но молчит.
Вот я — нет. Я всегда говорю ему комплименты. Недавно, например, сказала, что у нашего мини-пига Хрюни такие же умные глаза, как у него. Умные и карие. Сразу двум членам семьи комплимент сделала. А муж не оценил, даже пригрозил, что расскажет моим жж-френдам в прямом эфире, как я с ним обращаюсь. Нашел чем напугать! Все мои френды давно и крепко знают, что Хрюня — прекрасен. И сравнение с ним для любого лестно.

А сам-то вообще молчит! Так всегда было. И когда он за мной ухаживал тоже. И этим он, надо сказать, очень выгодно отличался от моих других болтливых кавалеров, которые и строки старательно рифмовали и выражения сложные на лице сооружали.
И я чувствовала рядом с ними себя бедной рыбкой-селедочкой, вокруг которой разбросаны блескучие блесны, расставлены хитро сплетенные сети. В ужасе уплывала я от этих опытных рыбаков в ту тихую заводь, где сидел на бережку бесхитростный мой будущий муж и по-детски лупил по воде ладошками, хохоча и думая, что именно так и ловят рыбку-селедочку.

Так я возле него и осталась. Любовалась брызгами, наслаждалась тишиной.
А потом как-то внезапно и по словам соскучилась.

Говорю мужу:

— Ты бы мне о любви рассказал, о том, какая я такая, необыкновенная во всех отношениях.
А муж смотрит внимательно и молвит задумчиво:

— Ты просто мечтательница. Более земной надо быть. Вот.

И сижу я и понимаю, что прав он. Пустое это, несерьезное, не на слова смотреть надо, а на дела.

И вот проживем мы с ним так нашу большую жизнь, хорошую жизнь, человеческую. А потом умрем. И окажусь я в незнакомой заоблачной стране, а там все тревожно и трепетно, непривычно. И вдруг увижу такое родное лицо, брошусь к мужу, а он мне улыбнется и скажет:

— Ты осваивайся тут, а у меня еще дела есть. И ринется на соседнее кудрявое облако.
А я не выдержу и заплачу.

Затормозит муж, обернется ко мне, посмотрит жалостливо:
— Ты просто слишком земная. Учись мечтать и летать. Вот.

И умчится как ветер. А я поудобнее усядусь на своем облачке и буду смотреть на закат. Потому что только закат принадлежит и небу, и земле, и только он всегда такой, как надо. Абсолютно совершенный.
Муж и Хрюня. Близнецы-братья 🙂


nikolaeva.livejournal.com

Добавить комментарий