Поиск

Старая новая любовь


Меня с детства завораживало сочетание слов «старый Новый год». Что-то тут не так! Но так прекрасно, когда вдруг нам даётся ещё одна попытка, ещё один праздник. А иногда людям удаётся отпраздновать и старую, давно оставшуюся в прошлом любовь. Хоть и говорят, что в одну реку не войдёшь дважды, а бывает… Вы верите в это?
Давайте, я расскажу вам одну совершенно реальную историю о старой новой любви?

Тот день не задался, он был промозглый, я подвернула ногу, автобуса не было целый час, поэтому обреченно поплелась на стихийную стоянку частных такси.

Там, как водится, водились узбеки, или казахи, или монголы, оставшиеся, наверное, ещё со времён татаро-монгольского ига.
Они уже упихивали в свои знавшие лучшие времена авто замёрзших тетенек в шарфах, а теперь пытались заманить и меня, широко раскинув короткие руки и призывно выкликая:»Иды сюда!»

Я обреченно зажмурилась, но тут, как в сказке, прямо передо мной выскочил невысокий и немолодой такой среднерусский дядька в курточке, кепочке и бодро прокричал:»Восемьсот рублей!»
-Нет!- менее бодро, но очень категорично выкрикнула я в ответ.
— Почему? — искренне удивился дядечка.
— Потому что я их не печатаю, — так же искренне ответила я.

Этому моему заявлению дядечка почему-то очень сильно обрадовался. То ли он не любил возить фальшивомонетчиков, то ли почувствовал, что нам вместе не будет скучно.

И оттеснив меня от монголов, решительно распахнул передо мной дверь своей машины.
Скрюченная, я упала в недра чистенького, вкусно пахнущего кофием автомобиля.

Минуты две мы ехали молча. Потом шофер несколько раз искоса взглянул на мое печальное, искаженное гримасой боли лицо и предложил:
— Подержись за меня!
— Зачем это еще? Боитесь вывалиться из своей машины? — довольно неучтиво проскрипела я.

Но дяденька не обиделся и, одарив меня лучезарной улыбкой, сказал:
— Да нет! Просто я счастливый. Подержишься — и ты такая
будешь.

— А чего это вы такой счастливый? — недоверчиво, добавив в интонацию побольше скепсиса и иронии, поинтересовалась я.

— Женился два года назад по огромной любви! — продолжал захлебываться от восторга мой попутчик.
— Чего-то не слишком рано! — упорно продолжала злобствовать я, намекая на солидный возраст жениха.

— Да ты не поняла, — возразил дяденька. — Я до этого был женат 38 лет. Трое детей у меня, — терпеливо объяснял мой шофер.

Тема вторых жен для меня больная настолько, что, забыв про больную ногу, я взвилась над сиденьем:
— А первую-то куда дели?!

— Померла она, — спокойно объяснил дядька.- А как я ее похоронил, поехал к себе на родину, под Саратов. Уж больно тоска заела.
Дети-то большие. Я им две квартиры в Москве оставил — в них сыновья живут, а на даче — дочка.
А там село мое, родина. И вот иду по сельской улице — вижу: одноклассница моя бывшая навстречу идет.

Я ее с первого класса любил, портфель носил, за одной партой сидели, в девятом классе у поленницы целовались.
Только вот какая штука тогда случилась. У нас в девятом классе девонька одна родила, ну и всех учителей начальство на уши поставило:»Что это у вас в школе творится?!»

И стали за всеми следить. А уж то, то мы пара, вообще все знали.

И стали мою девушку к директору вызывать и стращать:» Смотри, — мол, — попробуй только школу опозорить!»
А она отличница, учительницей хотела быть, стыдно ей, она и говорит мне:» Ты за мной пока не ходи, давай переждем».

А что я тогда понимал? Обиделся и говорю:»Училкой стать хочешь, уже учить начала?!»
И ушел. И все.
Уехал после школы, женился. Хорошая жена, умная, секретарем работала. Всю жизнь с ней прожил.

А тут иду по этой вот дороге и вижу ту, мою. И знаешь, все у меня внутри оборвалось, стою — а ноги подкашиваются.
И она остановилась, смотрит, моргает, губу закусила. А я ее сразу, вместо «здрасьте», спрашиваю:» Ты сейчас чувствуешь, как я, что все внутри оборвалось?»
Она и говорит:
— Да.
— Тогда, — говорю, — пошли сейчас же заявление подавать. Жениться с тобой будем.
Я к тому времени уже знал от родных,что муж ее тоже помер.

Так и поженились. Старший сын нам на свадьбу путевку в Турцию купил. Мы и к Николаю Угоднику ездили. Ты была?

Вот и живем теперь. Все хорошо, только на машине я ее возить не могу. Веришь? Проедем чуть — я останавливаюсь и бросаюсь ее целовать. И дома так же. Лучше мне рядом с ней не стоять — не удержусь! Вот с первой женой дружно жили, но чтобы чуть что хватать ее — даже подумать как-то дико.

Какой же я счастливый человек — через сорок лет женился на своей самой главной любови! Первая любовь — она самая! Я стихи ей пишу. Давай почитаю?

И он читал мне стихи, долго, но я запомнила только две строчки:
Первая любовь — это вверх глаза,
Первая любовь — неба бирюза…

— И она мне пишет стихи, я их все помню. Она учительница у меня, очень начитанная.
И дальше я уже слушала стихи его жены, но ничего не запомнила, кроме слов «единственный», «ненаглядный» и «родной».

А потом, у дома, я, стеная, выбиралась из машины, и он, сочувственно глядя на меня, проговорил:»Все-таки главное — здоровье!»

А я потом весь день думала о том, то все-таки главное — любовь.
И рада я была, что случился в моей жизни этот неустроенный день и что встретился мне такой влюбленный человек, который не сетует на то, то сорок лет шел к счастью, а просто радуется, что оно в конце концов случилось.
И знаете, нога тоже потихоньку прошла. Видимо, даже мысли о любви целительны.


nikolaeva.livejournal.com

Добавить комментарий