Поиск

Мы почти достигли своего — это "полный писец"


«Акт 2017 года о противодействии враждебному поведению России» (Counteracting Russian Hostilities Act 2017)

«Акт 2017 года о противодействии враждебному поведению России» (Counteracting Russian Hostilities Act 2017) — по сути, это переход от секторальных санкций к общеэкономическим. В целом конструкция напоминает финальные версии санкционных актов США 1996 года в отношении Ирана (ILA и ISLA).

Авторы документа пытаются принципиально изменить механизм санкционного давления США на Россию, называя самым важным аспектом возведение санкционного режима в ранг закона!
Санкционный режим детально описан в положениях закона для ряда сегментов российской экономики — например, для ТЭКа, выглядящих почти фатально.
Чрезвычайно жесткие меры предлагается ввести в отношении российского ТЭКа. Для российской нефтегазовой отрасли он может означать, по сути, коллапс не только развития, но и поддержания добычи и переработки.
Законопроект закрепит не только возможные новые санкции, но и уже действующие (сейчас же санкции, введенные исполнительными указами президента, могут быть отменены им самим). Принятие закона на федеральном уровне сделает «соблюдение санкционного режима обязательным для всех резидентов США — физлиц и юрлиц, находящихся по всему миру».
Оппоненты Дональда Трампа в Конгрессе США предложили усиление ограничительных мер против РФ.
Дональд Трамп, избранный президент США, вчера назвал неуместным слово «перезагрузка» применительно к новому этапу отношений с Россией. Новая санкционная инициатива группы сенаторов США рискует сузить господину Трампу пространство для маневра и сделать «поладим» почти невозможным. По сути, предлагается развернутая и очень конкретная программа внешней и внутренней политики США, в которой Россия займет место Ирана.
Трамп и после победы на выборах не упускает случая поддеть бывшую соперницу Хиллари Клинтон. Вчера в ходе пресс-конференции, отвечая на вопрос о перспективах российско-американских отношений, избранный президент США сказал: «Нет никакой кнопки перезагрузки».
Кнопка с такой надписью фигурировала на одной из первых встреч госсекретаря США Хиллари Клинтон и министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Шел 2009 год, и две страны с новыми президентами готовились дружить, отбросив наследие одного бывшего — Джорджа Буша-младшего. Сегодня, когда бывший начальник госпожи Клинтон Барак Обама прощается с Америкой, а Москва еще бодрее прощается с господином Обамой, о тех надеждах вспоминать можно только с иронией. В Конгресс США был внесен законопроект, который может связать его по рукам и ногам.
Авторами концепции законопроекта «Акт 2017 года о противодействии враждебному поведению России» (Counteracting Russian Hostilities Act 2017), проекта комплексных экономических санкций в отношении России, были сенаторы-республиканцы Джон Маккейн и Линдси Грэм, в Конгресс проект документа вносится от имени демократа Бена Кардина, соавторами числятся девять членов Конгресса — и демократы, и республиканцы, преимущественно противники господина Трампа.
Акт призван создать единые рамки для экономических и персональных санкций против России по трем основаниям: враждебные действия РФ в киберпространстве (причина — акт появился после отчета ФБР о внешнем влиянии из РФ на выборы в США), такое же поведение Москвы по отношению к странам-соседям (аннексия Крыма, Украина, Южная Осетия, Абхазия) и необходимость системного отстаивания демократии и борьбы с коррупцией в Восточной Европе. В целом конструкция напоминает финальные версии санкционных актов США 1996 года в отношении Ирана (ILA и ISLA) — по сути, это постепенный переход от секторальных санкций к общеэкономическим, хотя и не предусматривает, как в случае с ILA и ISLA, фронтального запрета на всю внешнюю торговлю.
Юристы сходятся на том, что авторы документа пытаются принципиально изменить механизм санкционного давления США на Россию, называя самым важным аспектом возведение санкционного режима в ранг закона.
Юрист адвокатского бюро А2 Ксения Риф отмечает, что его авторство принадлежит сенаторам, тогда как действующие сейчас в отношении России, ее предприятий, организаций и граждан санкции установлены в основном в соответствии с указами (executive orders) президента США. Речь идет о том, что в новом документе санкциями (которые по-прежнему вводятся указами президента) называются уже меры воздействия на нарушителей антироссийского режима. Сам же этот режим детально описан собственно в положениях закона для ряда сегментов российской экономики — например, для ТЭКа, выглядящих почти фатально.
Ксения Риф добавляет, что законопроект закрепит не только возможные новые санкции, но и уже действующие. Сейчас санкции, введенные исполнительными указами президента, могут быть отменены им самим. То есть с момента инаугурации Дональд Трамп получит право отменить действие указов Барака Обамы, но если санкции будут закреплены на уровне закона, то отмена указов президентом ничего не изменит. Проще говоря, подчеркивает юрист, инициатива направлена именно на устранение возможности будущего президента по собственному решению отказаться от санкционного режима. Помимо прочего, добавляет госпожа Риф, сенаторы могут получить возможность расширять круг лиц и организаций, подпадающих под действие санкций.
Управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай согласен, что смысл принятия закона в том, чтобы санкции, введенные предыдущей президентской администрацией, было сложно отменить. «Видимо, есть опасения, что новый президент может ослабить действующий сейчас санкционный режим, изменить его, поэтому эту ситуацию пытаются сделать гораздо менее поворотливой и способной к разворачиванию»,— говорит господин Тай. Управляющий партнер адвокатского бюро Trust Алексей Токарев добавляет, что принятие закона на федеральном уровне сделает «соблюдение санкционного режима обязательным для всех резидентов США — физлиц и юрлиц, находящихся по всему миру».
Для принятия закона потребуется поддержка и республиканцев и демократов. Глава аналитического департамента УК «БК-Сбережения» Сергей Суверов, занимающийся финансовыми и энергетическими вопросами, говорит: «Идет игра на опережение действий Дональда Трампа. Авторы хотят противодействовать возможному улучшению отношений с Россией, в связи с чем и возникла эта инициатива».
Эксперт полагает, что вероятность одобрения новых мер остается, поскольку в США сильны антироссийские настроения.

Партнер King & Spalding Илья Рачков считает, что, по сути, неважно, успеют ли принять этот закон до инаугурации Трампа, поскольку в США вето президента преодолеваемо Конгрессом. Алексей Токарев полагает, что законопроект будет принят и это может произойти уже в феврале. «И даже если президент его не подпишет, закон все равно вступит в силу и отменить его по своему усмотрению президент не сможет, как и все ранее действовавшие санкции»,— подчеркивает юрист.

В законопроекте содержатся только два условия, при соблюдении которых президент США может просить Конгресс пересмотреть положения закона или проголосовать за его отмену — это прекращение военной операции России в Сирии и отказ Москвы от «дестабилизации ситуации в Украине».
Сами авторы американского законопроекта уверены, что их усилия не напрасны. «Речь идет об обозначении позиции Маккейном и другими сенаторами, которые дают понять Трампу, что могут начать конструктивное сотрудничество с избранным президентом, если он откажется от сближения с Россией и продолжит проводить конфронтационную политику в отношении нее»,— считает программный директор Фонда клуба «Валдай» Дмитрий Суслов.
Но даже если принятие законопроекта затянется, он не перестанет быть высоким риском для России, подтверждением чему выглядит история «списка Магнитского». За его введение в 2012 году подавляющим большинством голосов проголосовали Сенат и Палата представителей. Обама тогда был категорически против, рассчитывая на эффективное взаимодействие с Россией, но в итоге подписал законопроект. Это решение стало окончательным завершением попыток «перезагрузки», в Москве его восприняли как откровенно недружественный шаг именно со стороны президента США. Сходство двух ситуаций еще и в том, что главным лоббистом наказания Москвы за смерть Магнитского также был Бен Кардин. Еще в апреле 2010 года он попросил госсекретаря Хиллари Клинтон закрыть въезд в США для 60 российских чиновников, причастных к смерти господина Магнитского. И спустя 2,5 года его усилия увенчались успехом.
Десять лет без права инвестиций.
Новый антироссийский законопроект группы из десяти сенаторов США может принципиально расширить возможности Вашингтона по давлению на Москву. Для российской нефтегазовой отрасли он может означать, по сути, коллапс не только развития, но и поддержания добычи и переработки. Фактически сейчас речь идет уже не об отдельных санкциях, а о десятилетней развернутой антироссийской программе внешней и внутренней политики США. Шансы на принятие столь резкого, жесткого и масштабного документа есть.
Законопроект Counteracting Russian Hostilities Act 2017, проект комплексных экономических санкций против России, официально внесен его разработчиками в Конгресс США. На пресс-конференции в Вашингтоне авторы отказались прогнозировать сроки принятия документа, подчеркнув лишь, что «не имеет значения», будет закон в случае принятия исполнять действующий до 20 января президент США Барак Обама или же после 20 января — президент Трамп.
От хакеров до нефтяников.
В первой части документа, посвященной киберпреступности, речь идет де-факто о секторальных санкциях по отношению к структурам и лицам в РФ, имеющим отношение к «враждебной киберактивности» в США, по аналогии с секторальными санкциями США к РФ в военно-промышленном комплексе.
Речь идет об идентификации таких структур и лиц в течение 180 дней после подписания акта, аресте их активов и активов в США, использующихся ими, визовых запретах, запретах на сделки резидентов США с ними, в том числе на кредиты выше $10 млн сроком более года, сделки по покупке структурами США их активов и т. д. Реализовывать эти санкции (и делать исключения) может уже только Трамп. На эти мероприятия бюджету США предлагается выделить в 2018–2019 годах $25 млн.
Вторая часть — «противодействие военной активности РФ» — гораздо шире. С одной стороны, это прямой запрет на признание в США в той или иной форме Крыма территорией РФ, а Абхазии и Южной Осетии — независимыми государствами, и де-юре, и де-факто, включая печать госструктурами признающих это карт.
Ни одно судно под флагом США не может ходить так, как будто Крым — часть России, а Абхазия не Грузия. Это же относится к самолетам американских перевозчиков. В чем именно должно выражаться игнорирование, документ не поясняет. Но очевидно, что в такой формулировке авиакомпании США, например, не смогут воспользоваться ни одним коридором в воздушном пространстве Крыма, в обслуживании которого участвуют российские диспетчеры.
Чрезвычайно жесткие меры предлагается ввести в отношении российского ТЭКа. Так, под санкции подпадет любой инвестор, вложивший $20 млн и более в любую деятельность, «прямо и существенно влияющую на способность РФ разрабатывать нефтяные и газовые ресурсы». Запрещены и инвестиции от $5 млн, если их совокупный объем за любые последовательные 12 месяцев превысил $20 млн.
Более неприятно выглядит то, что санкции могут быть введены для компаний, передавших в аренду или предоставивших России товары, услуги и технологии для «поддержания или увеличения производства нефти, нефтепродуктов и природного газа», если стоимость одного товара превышает $1 млн или общий объем сделок больше $5 млн за 12 месяцев. Эта мера если и не означает полный запрет поставок оборудования, то очень близка к нему. В частности, запрет распространяется на оборудование для модернизации НПЗ, которое большей частью закупается в Европе, США и Японии.
Эта мера также может весьма серьезно сказаться на динамике добычи нефти, так как российские нефтяники по-прежнему активно закупают оборудование для проведения гидроразрывов на традиционных месторождениях. Более того, многие работы осуществляются западными подрядчиками «под ключ». «Кое-какие шаги по импортозамещению сделаны, но если запрет будет полным, отрасль ждут тяжелые времена и сокращение бурения»,— говорит один из собеседников “Ъ”. Но если поставки западных буровых растворов, насосов и запорной арматуры все-таки можно в течение нескольких лет заместить, уточняет он, то этого нельзя сказать про нефтеперерабатывающее оборудование, системы IT и связи.
И, наконец, законопроект подразумевает введение санкций за инвестирование более $1 млн (либо более $5 млн за 12 месяцев) в российские экспортные трубопроводные проекты, либо предоставление товаров, услуг, технологий для создания и поддержания энергетических трубопроводов в России. Это прямо угрожает проектам «Газпрома», в частности Nord Stream-2, так как он подразумевают инвестиции со стороны западных компаний или банков.
Дюжина для нарушителей.
К компаниям или гражданам, которые нарушат описанный выше режим ограничений, согласно документу, может быть применен широкий список санкций. Так, им может быть отказано в поддержке американского Эксимбанка и доступе к госзакупкам в США, они не смогут получить разрешения на поставки товаров или услуг из США, а также кредиты американских банков. Если под санкции подпадет финансовое учреждение, оно не сможет работать с американскими долговыми инструментами, обменивать валюту и т. д. Компания, подпавшая под санкции, может столкнуться с запретом трансакций в долларах, запретом осуществлять сделки на территории США. Американские власти также могут запретить вкладывать деньги в долговые инструменты такой компании или ее акции. Те же меры, в том числе запрет на въезд в США, могут быть применены персонально к менеджменту санкционных компаний.
Отдельными статьями (секции 210–201 проекта акта) президенту США предписывается воспользоваться 5 или более санкционными инструментами из представленных 12 (от запрета кредитования банками США до полного запрета любых финансовых операций) в отношении структур—резидентов США, участвующих в приватизации госсобственности в России или в размещении ее суверенного долга. На практике применение этих мер будет означать так или иначе запрет для американских инвесторов покупать российские госактивы и евробонды.
Все эти акты президент США может ввести после консультаций с соответствующими комиссиями Конгресса. Действие второй части проекта акта может быть окончено при соблюдении двух условий: прекращение участия РФ в конфликте в Украине и выход РФ из военной операции в Сирии. Законопроект при этом никак не ограничивает президента США в введении персональных прежних санкций по акту 2015 года IEEPA, в рамках которых проводились ранее санкционные действия российских структур и физических лиц в России, в Украине и в самопровозглашенных ДНР, ЛНР, Абхазии и Южной Осетии.
Наконец, третья часть проекта акта может быть принята как отдельный закон США — «Акт 2017 года по борьбе с коррупцией и в поддержку демократии в Европе и Евразии». В ее рамках в течение 90 дней после принятия закона Госдепартамент США должен определить контролируемые и спонсируемые Россией государственные СМИ и сети «антизападного характера дезинформации и информационных фальсификаций» и выпускать раз в год отчет о них для Конгресса. Вместе с международными структурами и НКО в 2018 году должен быть создан европейско-евразийский демократический и антикоррупционный фонд с софинансированием из бюджета США объемом $100 млн — он должен как пропагандировать идеи демократии, информационной свободы и пр. в России и сопредельных странах, так и вести антикоррупционную агитацию.
Впрочем, все не ограничится по планам разработчиков акта именно агитацией — Минфину США проектом предписывается создать в рамках Сети борьбы с финансовыми правонарушениями подразделение, которое будет отслеживать нелегальные финансовые операции структур России в банковской системе США, помогать аналогичным структурам в Европе с теми же полномочиями, а также анализировать (с юридическими последствиями) владение подпадающих под акт структур недвижимостью в США.
Третья часть также может выполняться, как и первая, только президентом Трампом — формулировки акта предполагают, по крайней мере в части финрасследований, что подразделение Минфина США может создаваться во второй половине 2017 года. Вторую часть акта — нефтяные санкции и ограничения на участие США в госдолге РФ и приватизации — в теории может выполнить, если Конгресс США успеет сделать проект акта законом до 19 января, и действующий президент Обама.
Санкции в случае принятия длятся десять лет с возможностью продления
Бенджамин Кардин — автор законопроекта о новых санкциях против РФ — ранее был главным лоббистом наказания Москвы за смерть Магнитского.

Как добавляет начальник аналитического департамента УК «БК-Сбережения» Сергей Суверов, в Америке сейчас «сильны антироссийские настроения, поэтому вероятность одобрения новых мер существует».
Новые санкции опасны для «Газпрома», считают эксперты.
Новые санкции США могут быть опасны для газпромовских проектов «Северный поток-2» и «Турецкий поток», считают опрошенные РИА Новости аналитики.

Законопроект предполагает, что президент может наложить санкции против лиц, которые инвестируют в российскую отрасль добычи нефти и газа более 20 миллионов долларов. Под санкциями может оказаться также лицо, осуществившее продажу, аренду или предоставление России товаров, услуг, технологий, информации или поддержки в сфере добычи полезных ископаемых рыночной стоимостью более 5 миллионов долларов за год или 1 миллиона долларов единовременно. Такие же суммы предельных инвестиций предлагается установить для лиц, намеренных вложить средства в создание российских экспортных трубопроводов.
США уже вводили санкции против российского ТЭК: секторальные санкции включают запрет на участие в добыче нефти на шельфе, в том числе поставку оборудования или технологий, а также разработку сланцевых месторождений. Кроме того, были введены ограничения на доступ крупных российских компаний к зарубежному финансированию. Эти меры оказались достаточно действенными: из-за них, например, было заморожено финансирование геологоразведки со стороны ExxonMobil, Eni, Statoil в рамках договоренности с «Роснефтью» об освоении Арктики, разработка англо-голландской Shell Южно-Киринского месторождения на шельфе Сахалина и другие проекты.
«Реальный ущерб может нанести распространение санкций на инвесторов из третьих стран – в первую очередь это может коснуться проектов, в которых принимают участие европейские компании», — считает заместитель директора группы корпоративных рейтингов агентства АКРА Василий Танурков Танурков.
По словам Тануркова, чувствительной мерой для европейских компаний, которая может ударить по совместным российско-европейским проектам, станет возможность введения ограничений в доступе к финансированию в американских и международных банках вплоть до полного запрета расчетов через банковскую систему США.
Риски для трубы
По мнению экспертов, американские санкции могут создать дополнительные риски для строительства «Северного потока‒2», структура финансирования которого еще не определена.
«Наибольшую угрозу это несет инфраструктурным проектам «Газпрома» на западном направлении («Северный поток-2», «Турецкий поток»), в меньшей степени – проекту «Ямал СПГ» «Новатэка».
Планировалось, что партнеры по проекту ‒ компании Engie, «Газпром», OMV, Shell, Uniper и Wintershall ‒ станут акционерами (с долями по 10%) компании Nord Stream 2. Однако соглашение акционеров не было подписано, партнеры решили отозвать поданное в Польше уведомление о создании совместного предприятия для строительства газопровода. Ранее СМИ сообщали, что партнеры могут вложить 1 миллиард долларов в покупку конвертируемых облигаций Nord Stream.
Если законопроект будет принят в существующем виде, он может создать проблемы с привлечением финансирования для строительства газопровода, согласен заместитель генерального директора по газовым проектам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.
Согласно межправительственному соглашению по проекту газопровода «Турецкий поток», к строительству трубы российский «Газпром» и турецкая Botas могут привлечь третьих лиц. При этом инвестиции в полную реализацию газопровода «Турецкий поток» значительные — с учетом ранее понесенных затрат на «Южный поток» оцениваются в 7 миллиардов евро, говорилось в пояснительных документах к законопроекту о ратификации межправсоглашения.
Конгресс США грозит России взрывной девальвацией рубля.
Группа сенаторов в конгрессе США разработала законопроект о новых санкциях против России, который радикально ужесточит действующий санкционный режим.
Документ, подготовленный пятью демократами и пятью республиканцами во главе с экс-сенатором Джоном Маккейном, предусматривает санкции против юридических и физических лиц, которые инвестируют в российскую отрасль добычи углеводородов более 20 млн долларов, включая как поставку товаров и услуг, так и технологии.
Под санкции попадут инвесторы, которые в течение года вложат в строительство Россией трубопроводов более 5 млн долларов, а также инвесторы, вложившие более 1 млн долларов в гражданские ядерные объекты.
Кроме того под новые санкции попадут компании и лица, которые занимаются операциями с государственными облигациями РФ.
Напомним, предыдущие санкционные пакеты распространялись на российские госкомпании и госбанки, но покупать долговые бумаги правительства РФ не запрещали.
Иностранные банки активно пользовались этим: нерезиденты, по данным ЦБ РФ, приобрели за 2016 год облигаций федерального займа на 330 млрд рублей, увеличив свою долю на этом рынке до исторического максимума в 27% и обеспечив приток на российский рынок валюты в условиях дефицита нефтедолларов.
Законопроект предлагает полный запрет на такую практику. Причем санкции за его нарушение предлагается вводить не только против компаний и граждан США, но и против лиц из третьих стран.
Бегство иностранных банков из российских гособлигаций приведет не только к росту стоимости займов для российского правительства, но также может спровоцировать очередную взрывную девальвацию рубля, предупреждает заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин. Сейчас, по его словам, на российском валютном рынке надут пузырь за счет притока зарубежных инвесторов.
«Грубо говоря, доллары/евро вкладываются в рубли под высокий процент, стабильный или даже укрепляющийся рубль дает возможность их вывести через некоторое время обратно, получив очень высокую по мировым меркам валютную прибыль», — объясняет Миркин. Проблема в том, что при первых признаках каких-либо рисков капитал стремительно побежит обратно. «Это стандартный механизм подготовки будущего валютного/финансового кризиса в России (и не только), который уже сработал три раза, и, видимо, может сработать четвертый», — отмечает эксперт.
Остается надежда на то, что в нынешнем сверхжестком виде законопроект принят не будет, сказал РИА Новости программный директор дискуссионного клуба «Валдай» Ярослав Лисоволик.

a_01z.livejournal.com

Добавить комментарий