Поиск

Похищенный младенец Матвей. Все было совсем не так



Думаю, необходимо досказать эту историю.

Вчера я написала о том, что женщина, потерявшая на поздних сроках ребёнка, забрала тайно из роддома отказника — месячного малыша, от которого отказались родные. Теперь ее нашли, ей грозит тюрьма, ребёнка переправили в больницу. Врачи утверждают: мальчик здоров, ухожен и хорошо развит.

Но вот те показания, которые дала приёмная мать, разом перечёркивают ту картину, которая у нас в ее сложилась в голове.

Мы думали: женщина, ее зовут Лена, под влиянием гормонов потеряла рассудок, пожалела брошенного кроху. Нельзя ее в тюрьму! Васильева, например, была под домашним арестом, пусть и маму не разлучают с малышом.

Но вот что рассказала сама женщина:

— Детей у меня никогда не было. Муж один — Сергей, с которым я познакомилась в 2013 году. Конечно, мы очень хотели детей. И в августе того же 13-го года я забеременела. Три теста дали положительный результат.

— Эти тесты сохранились?

— Нет. А в конце августа… насколько помню, у меня случился выкидыш. Но сказать об этом я никому не решилась.

— То есть вы обманывали мужа, заявляя, что в положении?

— Да. Он так радовался, что у нас будет ребенок. К тому же я очень поправилась. А в мае 2014 года у меня сильно заболел живот, и муж отвез меня в Дедовскую городскую больницу. К врачу я ходила одна, и он сразу же сказал, что никакой беременности нет. Но меня госпитализировали на неделю в гинекологию.

— Муж навещал вас там?

— Нет. Он был уверен, что я лежу в родильном отделении, и мы общались по телефону. Когда же я выписалась, он встречал меня на КПП.

— И что вы ему сказали?

— Что 20 мая родила мальчика (на самом деле Матвей родился 12 мая — прим. Авт.)

— Как же вы объяснили, что выписались без ребенка?

— Сказала, что у него инфекция, и он остался в больнице на искусственном вскармливании.

— Что было дальше?

— В течение месяца я убеждала родных, что малыш под присмотром врачей. Мы купили коляску, игрушки… Но Сергея сама ситуация, конечно, не устраивала. Он возмущался, что его не пускают к сыну, хотел сам звонить в больницу за разъяснениями. Я была в отчаянии. Просто не знала, что делать. Боялась, что Сергей бросит меня.

— И решили выкрасть чужого ребенка?

— Нет. Я решила покончить с собой.

События того дня, 17 июня 2014 года, Елена до сих пор помнит, как будто это случилось вчера. Счастливый «отец», сестра «матери» и сама Елена приехали в больницу. За ребенком, которого не было, женщина пошла одна. И стала кататься на лифте — вверх-вниз, вверх-вниз. А потом написала записку «Я больше не могу врать, я ухожу из жизни добровольно, прошу меня понять и простить, если сможете».

— Я вошла на один из этажей – как потом оказалось – это было детское отделение, но я об этом не знала. Посидела немного на банкетке. А потом…. Вдруг я увидела, что вокруг никого нет. Одна санитарка сидела на посту, что-то там заполняла — и все, тишина. Тогда-то я и решила взять чужого ребенка.

— Вы выбрали отказника?

— Я ничего не знала. Просто вошла в палату, где стояли две кроватки, и взяла младенца. Выбирать не пришлось: вторая кроватка была пуста. Одеялко для выписки у меня было приготовлено.

— Вас никто не остановил?

— Нет, никто вообще не спросил меня ни о чем. Я вынесла ребенка, пришла к родным, и мы поехали домой.

— А что сделали с запиской?

— Сожгла.

В тот же день по Подмосковью разнеслась новость об исчезновении из больницы Матвея Иванова. Рассказывает муж Елены Сергей (кстати, расписались они уже после того как в семье появился малыш): «Мы обсуждали с женой новость о похищении, но вскользь. Ужаснулись, конечно. Мне и в голову не могло прийти такое. Более того, когда Лена вынесла Егорку, я сразу сказал: как он на тебя похож! И свои черты в нем разглядел!»

— Я, конечно, слышала новость о похищении, — продолжает Елена. — Узнала, что выкрала ребенка, от которого отказалась его мать Любовь Иванова. Более того, мы шапочно знакомы — жили в одной деревне. Но менять что-то было уже поздно.

— Почему вы назвали ребенка Егором?

— Так звали друга Сергея, погибшего в Афганистане.

— Как прошли эти два с лишним года?

— Мы очень любили ребенка. А он — нас. Он очень ласковый и добрый мальчик. Мы научили его ходить, разговаривать, считать и распознавать буквы…

— Но как вам удавалось скрывать, что у него нет документов?

— Я сама медсестра по профессии, поэтому знаю, что к чему. А прививок мы не делали. Родственникам говорила, что написала отказ от прививок.

— Вы действительно подделали свидетельство о рождении?

— Нет! Я так и не придумала, что с ним делать. Меня мучили вопросами — где документы Егора, а я отмахивалась: сначала говорила, что некогда оформлять, потом — что боюсь схлопотать штраф… Так и не придумала, что с этим делать. Я прекрасно понимала, что «легализовать» Егора мне не удастся, и рано или поздно это кончится плохо. Поэтому к визиту полицейских я в каком-то смысле даже была готова…»

Источник:http://www.mk.ru/social/2017/01/12/dikie-otkroveniya-pokhititelnicy-mladenca-matveya-beremennost-ya-pridumala.html

Но что же теперь будет с малышом?! И муж Сергей твердит только одно:» Отдайте мне сына!»

В каком ужасе он теперь живет, как чувствует себя домашний залюбленный малыш в казённом заведении?! В каком аду прожила все эти годы запутавшаяся во враньё женщина? Если снять такой фильм, все сочтут его неправдоподобным. Жизнь горазда на сюжеты. Как теперь распутать эту ситуацию?!

Хочу добавить: мне кажется, мама путается в показаниях. Она была знакома с мамой-кукушкой, знала, что та оставила сына. Возможно, тут у неё в голове и сложился пазл: взять оставленного мальчика и выдать за своего. Теперь она придумывает что-то о самоубийстве. Зачем шагать в больницу, чтобы самоубиться?! И брать с собой ещё и свидетелей?! Нет, она точно шла за этим мальчиком. И не стала бы она брать абы кого: уже было объявлено о рождении СЫНА! А если бы в пелёнках оказалась девочка, а? Сейчас бедняга от страха путает следствие и журналистов, тогда как истинная ее мотивация могла бы быть для неё спасительной.

Соседи о том, какой мамой было Лена:

— Ребенок был счастлив в этой семье?

— Родители в мальчике души не чаяли. Лена с ним рано стала заниматься. Не отходила от него ни на шаг. Парнишка развитый не по годам. Рано начал ходить, а сейчас, в 2,5 года, болтает без умолку. Столько слов знает, рассуждает как школьник, а не малолетний. Его отец тоже нянчится с ним постоянно. К спорту его приучает. Зарядку они по утрам делают, отжиматься он мальчонку уже научил. Покрестили ребеночка рано. Крестной стала наша соседка Маша.

— Можно сказать, что Елена — образцовая мать?

— Да я таких матерей и не видела. Например, Егор одну футболку дважды не надевал. Поносит полдня — Ленка стирает. Весь двор обычно завесит его бельем. Он у них чистенький ходил, нарядный. А уж как она его кормила — и яблочки протирала для него, и соки выжимала, все самое лучшее готовила. Справный мальчишка вырос, крепенький. Она всегда говорила: «Живу только потому, что Егорушка со мной».

nikolaeva.livejournal.com

Добавить комментарий