Поиск

О грустном: литературные итоги 2016-го года.


Пора подводить итоги года.
И если в политике «счёт игры не подведён» (и «скорее плох, чем хорош») — но о политике говорить не в канун Нового Года — то в литературе уходящего года — безнадёга, во всех сегментах — от сугубо патриотического до продвинутейше глобалистского. На одном фланге — нескончаемая байгушевиада, на другом фланге — тихое помешательство («тихий пикет»), протухший «не зяблик», ну ещё в последние три дня все какую-то Янагихару вспоминают; наверное это тайная ипостась Олега Митяева.
Я исправно читал литературные журналы: были неплохие тексты. Я читал книги: были неплохие книги. Но ни одного «литературного события года». «Зимняя дорога» Леонида Юзефовича — это, всё-таки, 2015-й год, а не 2016-й. И книга Кирилла Кобрина о Шерлоке Холмсе, за которой я охочусь — тоже 2015-й год.
Проза года такова, что на её фоне романы и повести Игоря Савельева — только добротные (по советским меркам — «Жуховицкий» или «Амлинский»), смотрятся недосягаемым Эверестом. В поэтическом культурстроительстве главная новость такова: гордый ум Д. Кузьмина изнемог в Латвии и стал отвергать авторство в поэзии. Ведущие литэксперты не ведают, что публикуется в их же журналах (в смежных отделах) и всерьёз сравнивают Марию Ватутину с Юрием Кузнецовым: если таковы «сливки», то каково же «молоко»?
Литература не ловит современное общество; она растеряла все инструменты, все опции, все методологии для этой операции. В первой половине года были хотя бы политические романы-памфлеты, самым недвумерным из которых оказался отрецензированный мной роман «Коронация зверя» Валерия Бочкова. Во второй половине года — сплошь воспоминания. Сразу три журнала выпустили «спецномера» на тему детства и детской литературы? Когда такое было возможно? Воображаю: в 1843-м году выходят спецномера «Современника», «Москвитянина» и «Библиотеки для чтения» на одну тему. Или в 1909-м году выходят спецвыпуски «Вестника Европы», «Русского богатства», «Весов», «Аполлона» и «Шиповника» на одну тему. Такого не было даже в советской литературе (окромя ленинских юбилеев). Я не склонен считать, что все журналы захвачены марсианами и рептилоидами; разгадка проще, она в присловье — как раз из моего детства — «ни ума, ни фантазии».
Наверное в «океане российской литературы» есть что-то живое. Но, опять-таки, нет инструментария, нет методологии, чтобы выявить это живое, так и остающееся «вещью в себе».
Плохо и с литсайтами: «Перемены» ушли в индийский астрал, а «Литерратура» с ноября не приходит в себя. Нет очередных номеров еврейского «Народакниги» и русско-архивного «Наследия».

ankudinovkirill.livejournal.com

Добавить комментарий