Поиск

AMERIKA (1987). Серии 2-3


СЕРИЯ 2

В прошлой серии жена Питера Аманда пересилила свою нелюбовь к беженцам и пошла в их городок помочь им – толчком послужила встреча с девочкой-беженкой. Причем встреча была в начале 1-й серии, а раскачалась Аманда только в конце. Именно у беженцев ее и встретил Девин, и они оба… проника-а-а-аются…

Дело в том, что это друзья детства, несостоявшаяся супружеская пара. Парочка долго беседует у костерка, и наконец Аманда с улыбкой спрашивает: какого хрена ты, старый козел, не пошел уже домой к своим детям? Я не хочу возвращаться к ним вот таким бомжом, – печально говорит тот. Аманда в ответ искренне извиняется, что вышла замуж за Питера – но фарш невозможно провернуть назад, и вообще, с тобой явно было что-то не так. Ты вечно всем был недоволен, все разрушал. Я тебя никогда на самом деле не любила. И еще я хотела… МОНТАААААЖ! Аманда в доме говорит родным, что Джек ничего не знает о своей семье. Прально, – кивает на это Питер, – Америка исчерпала лимит на революции (без шуток, почти именно это он и говорит). Мы должны стройными рядами идти на строительство социализма и возвращаться на верстовую дорогу цивилизации.

Тем временем по телеку вещаютЪ о том, что Америка доблестно выполняет семилетний план и теперь по праву занимает должное место в мировом экономическом сообществе. Причем, судя по кадрам, на правах кукурузной республики.

Все это обещает лояльность местного руководства оккупантам. Андрей с Самановым встречаются с новым президентом Америки, и тот радостно сообщает им, что страна удовлетворена решениями Третьего съезда Американской партии Континентального Конгресса.

А Девин с товарищем любовно наблюдает ночью сохранившийся кусок земли и произносит слащавые речи о свободном труде на земле. Оптимизма обоим добавляет оркестр бомжей со скрипками, который под руководством черного врача разучивает в ближайшем амбаре американские марши. Закончив репетицию, врач произносит пафосную речь о том, как под действием примера Девина он отверг новую экономическую американскую политику и проникся интересами истинного американского патриотизьму. Радостные скрипачи приветствуют своего вождя Девина Милфорда.

Итак, вдохновленные приходом вождя диссиденты начинают действовать. Где-то на дороге какой-то самозваный отряд Росомах из Ред Дауна, а точнее, кучка школоты в куртках с дробовиками под предводительством нашего Джастина собирается грабить корованы – ради борьбы с оккупацией, само собой! Джастин лично садится за баранку джипа и, ослепив водителя грузовика фарами, приводит к тому, что ни в чем не повинный человек наезжает на заботливо укрытый хворостом трамплин и врезается в дерево.

Одна из самых дорогостоящих сцен этого шикарного сериала…

Наставив ружья на водителя, граб… повстанцы заставляют его открыть двери. А там – полный грузовик жратвы, которую вывозят гнусные коммуняки из страны, обрекая несчастных маленьких американцев на голодную смерть… Джастин пафосно говорит, что если они возьмут это – они будут не лучше оккупантов. Надо это сжечь! «Это пафосно и тупо!» – говорят ему не без резона товарищи. Надо это сжечь! – повторяет Джастин, и все говорят: ну ок, Глупость и Отвага – наш лозунг. Коктейлями Молотова партизаны поджигают свинину и лук, которые горят не хуже бензина, и сваливают под пафосную музыку из порнофильмов.

Вот примерно о такого рода акциях бомжи-скрипачи рассказывают Девину и объясняют, что подобные неорганизованные экспроприации ставят под угрозу организацию революционной борьбы. Но новоявленный американский вагоновождь колеблется в своем сочувствии повстанцам и уходит.

Оккупанты же еще ни о чем не догадываются… Вечером Андрей с Самановым проводят отдых в лучших традициях советской номенклатуры – сидят у камина, потягивают из бокалов vodka, слушают записи balalaika (больше напоминающие итальянскую национальную музыку) и обсуждают значение декадентского рока и завоевание Запада с помощью блюза, о чем им преподавали в университете. Саманов раскрывает секрет – Москва сказала ему, что в Маньчжурии нарастают беспорядки и для освобождения сил надо срочно решать задачу по развалу Америки. И первой ласточкой будет именно Центральный район Андрея.

Тем временем недогубернатор Питер вместе с отцом и главой оккупационного корпуса UNSSU – прибывшим из ГДР майором Гёртманом (с которым, к слову, трахается Алетия) – осматривают остатки грузовика. И только теперь они догадываются дать конвоям охрану, хотя нападения по всей стране идут со времен оккупации. А проницательный Гёртман также замечает, что между этим грабежом и возвращением Джексона явно есть связь… Какой высокий интеллект у этого немца, согласитесь?

Сама Алетия после тяжелого разговора с Амандой все-таки решает, что Девин имеет право знать, что случилось с его детьми и приходит к нему на ферму. Тот, конечно, в шоке, что его дети живы и не арестованы как vragi naroda, но когда он прибегает к Питеру за справкой, тот показывает ему бумажку, где черным по белому сказано, что политссыльным запрещается общаться с родственниками. И так как опасный преступник должен быть немедленно обезврежен, то к палатке Девина отправляются отряды черных штурмовиков Империи Зла – оккупационные отряды UNSSU на квадроциклах, джипах и броневиках.

А также с kalashnikoff и в броневатниках! Ha-ha-ha! Slava Russian Oruzhie – Russki Bronevatnik!

Его арестовывают и увозят на Лубянку прямо в черном voronok bronevik UNSSU.

Злобный Гёртман зловеще допрашивает Девина в каком-то подвале перед светящей лампой, а потом требует от него публичного признания, покаяния и разоружения перед американским народом. Несмотря на упорство Девина, его высокого патриотизма хватает ненадолго и он быстро на все соглашается. И вот уже на следующий день в Милфорде проводят масштабный военный парад в честь нового революционного праздника под названием Lincoln Week, заменившего 4 июля.

Слава нашей родине, Центральному Административному Району, таваристчи!

Стройные ряды комсомольцев проносят флаги дружественных нам стран – Советского Союза, Кубы, Канады и Мексики. Слава нерушимой дружбе СССР и Социалистической Америки!

Трудящиеся Небраскинщины демонстрируют успехи народного хозяйства на селе!

По проспекту вышагивают молодые члены спортивных организаций, будущее советского американского спорта! Трудящиеся города проносят портреты наших любимых американских вождей.

С портретами лидеров нашего народа проходит и молодые граждане своей социалистической родины – юные американские пионеры. Их девиз на протяжении долгих лет остается неизменным – «Будь готов ко всему, маленький товарищ!»

Последними на парад выходят наши союзники: славные войска UNSSU – гордость ООН и оплот американских границ!

В честь наших русских друзей оркестр играет Гимн Советского Союза.

Слава несокрушимой UNSSU-вской армии, товарищи! Ура! Ура! Ура!

По лицам горожан видно, что они испытывают неподдельный энтузиазм и радость от программы.

И наконец, после военных проходят ветераны войн США с почему-то перевернутым американским флагом, несмотря на то, что он запрещен. Их толпа приветствует громкими криками патриотического оргазма.

Но русские союзники могут не терять лицо в любой обстановке.

И вот под самый конец происходит потрясающее – самими последними проходят беженцы с транспарантами «Мы тоже американцы», «Наши дети голодают», «Хотим в ЕС» и все в таком духе.

Несмотря на эту возмутительную демонстрацию, Питер не теряет лица, произносит речь об объединении духа общества и передает слово председателю местного парткома АОП, майору Герберту Листеру и эмиссару национальной миротворческой организации майору Гёртману. И вот именно здесь хитрый майор дает слово самому Девину, которого демонстративно тащит к трибуне целый отряд броневатников.

Толпа, собравшаяся у трибуны, замерла. Все глаза были направлены на Девина, собравшиеся были готовы внимать каждому его слову. И доблестный герой не подкачал. Он долго-долго-долго оглядывает толпу… и под действием этого взгляда а-ля гипножаба… собравшиеся постепенно… начинают… засыпать петь американский гимн. Петь. Американский. Гимн. Все громче и громче. Все тверже и тверже. Все увереннее и радостнее. Заканчивала толпа громким пением и аплодисментами не сказавшему ни слова великому оратору. И несмотря на целую армию броневатников, майор не решается ничего сделать, а потом даже дает Девину уйти – вот каков советский gumanizm!

Так как формально Девин слова против оккупации не сказал, то после тупого нудного трогательного разговора с Питером о том, что надо оставаться друзьями, Девин выходит из его кабинета, его окружают друзья, которые поздравляют его с великолепной речью, а также приходит его главный поклонник – майор Гёртман.

Но после длинной паузы и переглядывания становится понятно, что он пришел по душу…. Алетии! – и Гёртман тоже показывает, что владеет гипнозом – под действием его сталинского взгляда Алетия распускает сопли и сама уходит к ним через толпу под конвоем броневатников. Такова судьба всех секс-предателей родины! Увидев это, разгневанный Джастин, сделав рожу бешеной белки, бежит за машиной, бьет по капоту, но все без толку! Грусть и печаль. Вечером Девин пришел к расстроенному отцу, и они тратят долбанных пять минут на сопли по Али и собственным семейным проблемам. Они же не знают, что майор повез бабу не в GULAG, а к себе домой, потрахал и лег спать – вот каков советский gumanizm!

Но даже у проституток есть гордость. Алетия, которая, если вы все еще не поняли, является «центральным персонажем» и «символом Америки», по словам режиссера – вспоминает о своем самоуважении. Воспрявшая баба встает, берет револьвер майора и наставляет на него. Но доблестный майор и тут не теряет присутствия духа и резко оглушает ее… длинной болтовней. Тем более что пистолет был не заряжен и вообще, это был эксперимент – майору просто было интересно, сколько шлюха продержится в своей бессловесной покорности. Разочарованная и разбитая баба вернулась домой, где после соплей и истерик успокоилась и рассказала, что оккупанты ее сначильничали и она не хотела.

Но майор после жалобы нашел насильника и покарал по всей строгости социалистического закона – избив того перед строем. Вот такое у них было романтичное знакомство. Пришлось катиться по наклонной и так она прониклась Стокгольмским синдромом. А Девин очень в тему рассказывает, как он потерял веру в будущее, когда его не поддержали американцы, потому что среди них победил конформизм и каждый боялся в борьбе за свободу потерять даже то малое, что у него было. Наверно, и глава райкома Объединенной Партии Листер так думал.

Спустя какое-то время Девин решает пробраться в Чикаго к своим детям – причем это становится понятно только после. Пока мы только видим, как он играет играет в догонялки с отрядом пограничников аж из четырех человек с М16.

Очень злые, но очень тупые погранцы упорно мажут со ста метров по цели, и Девину страшным трудом удается отбежать по пологому склону за какой-то холмик. Это серьезное препятствие, поэтому гвардейцы сказав: «Оно того не стоит», просто уходят. Как любезно объясняет Девину подобравший его бомж, пограничники ведь «не могут сконцентрировать внимание дольше чем на пять минут» – видимо, в погранвойска теперь берут психических больных, остальные ушли на затыкание дыр в советских ядерных реакторах. Подобравшие Девина бомжи отвели в христианскую церковь, где все прихожане радостно поют.

А тем временем в Координационном Совете США идет банкет с участием претендентов. Генерал Саманов встает за столом и произносит известную русскую поговорку: «Подружитесь со своим соперником и вместе вы засеете поле, сделай его своим рабом и ты не будешь успевать его хоронить!» Да, известная поговорка, ее еще Даль знал. И все поднимают тост за первого губернатора Питера! А после и Андрей у себя дает выпить Питеру Хеннеси времен прихода Гитлера и рассказывает по-дружески, что его отец погиб в сибирском GULAG от рук «фашиста Сталина», который «под прикрытием строительства социализма убил миллионы людей». Вот так, подытоживает он, Сталин умер, дед умер, да и мое здоровье не очень – но зато Rossia-Matushka самая великая держава! И заодно Андрей рассказывает, что восхищается американским духом, потому что русские – генетические рабы и не могут жить без сильного тоталитарного правительства, но при этом они же стихийные националисты, которые любят свою страну, что и помогает Политбюро до сих пор держать народ в узде. В общем, речь по заветам Новодворской. Как же вы победили? – не выдерживает Питер. Андрей любезно объясняет – мол, вы, американцы, замкнулись в себе и перестали обращать внимания на другие страны. Вы перестали лезть во Вьетнам, Афганистан, Ирак, Кубу…. И когда в мире заполыхали конфликты, вы перестали обращать на них внимания. Вот так вы потеряли союзников, а мы завоевали ООН и потом – вас. От такой наглой пропаганды сценаристов даже Питер охреневает и молчит.

Нет более прилипчивой заразы чем глупость. Девин решил бежать через границу ради призрачной возможности найти детей. Джастин тоже решил бежать – вообще неизвестно для чего. Для этого он прорвал своим мотоциклом проволочный забор, помчался вдаль аки Беспечный ездок и тут же подорвался на мине – поэтому его увозят в больничку. Но Девин этого не знает, негры-христиане обещают подкинуть его до Чикаго подземной дорогой, которой еще при Линкольне рабов спасали. Его сажают на автобус, и он пересекает границу, окруженную железным занавесом в самом прямом смысле слова. Возле этого занавеса заодно стоят толпы американских беженцев, пытающиеся покинуть деиндустриализированные районы.

Однако в Милфорде события выходят на неожиданный уровень – майор Гёртман решил не спускать беженцам нелояльного поведения. Армия броневатников, получив подкрепление, переходит к окончательному решению вопроса с беженцами и пафосно окружает их лагерь – чтобы бессовестно его pokaratь.

Кадры с армией UNSSU – бесспорно, лучшее, что тут есть, потому что сердце сжимается от восторга при взгляде на черные вертолеты KGB, которые зловеще летают над всем лагерем, заставляя беженцев разбегаться во все стороны.

После длинного и пафосного сбора мрачные молчаливые войска окружают лагерь со всех сторон… По сигналу майора Гёртмана они срываются, идут вперед на лагерь… и начинают безжалостно его karatь!!!

Могучая Черная Армия Зла karaet vseh, включая женщин, детей и стариков! Ha-ha-ha-ha!!!! Яrostь Armii Zla neotvratima!

Огнеметами еще, огнеметами надо было!!!

Не, ну а чо, все равно выборы уже прошли.

Вы не представляете, как круто было смотреть эту сцену под Hell Marsch из Red Alert! Черт побери, это было почти также круто, как сцена захвата лагеря в ГУЛАГе из «Людоеда». Тем более что по монтажу они ничем не отличаются!

Сделав дело, негодяи полюбовались на свои труды и ушли.

И только Питер ничего этого не знает. Вместо этого он читает прочувственную речь о дружбе в Белом доме и все аплодируют. И лишь когда ему сообщают, что нет связи с Милфордом, его душу начинают терзать смутные сомнения… Таков этот глубоко драматичный переход…

Да пребудет слава с теми, кто дочитал до этого момента! Nazdorovie, comrad! Выпей за russian захват Amerika!

СЕРИЯ 3

Значит, беженцы сидят, разбирают завалы, собирают погибших, в общем, благодать. Тут приходит Аманда, видит это все и… проника-а-ается-а-а… Проника-а-ается… ПРОНИКА-А-АЕТСЯ-А-А… Прямо в кадр ПРОНИКА-А-АЕТСЯ-А-А-А-А-А…

Она начинает хаотично бегать, топтаться, разрывать завалы, кудахтать и махать крыльями находит маленького мальчика, берет его на руки и, рыдая, мчится к медпункту. Но – новый удар судьбы! – доктор говорит, что лекарств нет и надо его добить из жалости, и тогда отважная Аманда, перехватив взгляд припершейся Алетии, берет пацана покрепче и бежит прямо в город по дороге. Алетия трагично смотрит на нее и вдруг… решает поддержать флеш-моб! И буквально силком заставляет беженцев бежать за ней тоже! «Вставайте, идите!» – толкает она раненых. Те охреневают, но послушно ковыляют за Амандой со скоростью искалеченных муравьев. И только потерявший свою бабу какой-то невзрачный дедок героически остался на пепелище. Рыдаю от чувств… Как же на это… наплевать… Хнык-хнык.

После долгой унылой ходьбы по загаженным серым пустошам Америки, в ходе которой никто, разумеется, и не подумал помочь Аманде таскать ребенка, вся жалкая толпа вступила в город. И конечно же, на сей раз приход обездоленных нищих произвел совсем другое впечатление – жители, которые два дня назад смотрели на них как на цыган-наркоторговцев, теперь встали у окон, посмотрели на толпу и стали проника-а-аться… И выбежали по одному, радостно принимая обездоленных. Но их было слишком мало… чтобы помочь… помочь Аманде… нести ребенка. В итоге несчастная Аманда донесла до центра города только труп невинной жертвы, который пафосно, через слезы показала местному главе райкома Листеру. Тот посмотрел на нее взглядом Мюллера и молча уехал – ибо эта сцена настолько эпична, что даже слова не могут передать всю ее скорбь. Когда Милфорд-старший принял из рук Аманды маленькое тельце и она зарыдала, нельзя было остаться равнодушным. А если бы еще и похоронная музыка заиграла, то даже камни заплакали бы кровавыми слезами… Как и я плакал во время просмотра этого сериала…

А старик тоже поплакал, нашел свою голубу под завалами, положил в тележку, отвез в лес и съел похоронил. А потом стал играть над могилой порвал два баяна на контрабасе блистательную классическую музыку, которая сравнима с Адажио Альбинони!

Но и коммунисты не дремлют! Отряд броневатников вторгается в кафе и начинает произносить совершенно непонятные слова с сильным русским акцентом, поразительно напоминая при этом помесь эсэсовцев со штурмовиками из Звездных войн.

Под обжигающим снегом отряд ватных штурмовиков арестовывает всех, кто был в кафе, громит Kalashnikoff вывеску, набивает арестованных в черный грузовик и увозит в местный GULAG. Майор Гёртман и Листер, подчеркивая своими немецкими фамилиями характер фошиздской оккупации, вызывают Милфорда-шерифа и ставят ему ультиматум – либо он поддерживает в городе комендантский час и патрулирует улицы со своими подручными, либо город будет занят войсками. Арестованные же будут пребывать под защитным арестом. Ублюдки, негодяи, мерзавцы! – заявляет Милфорд, – я согласен!

Девин же едет через границу с кучей других набранных рабочих-волонтеров с небольшой примесью политических заключенных, которые должен отработать свое наказание досрочно. Их всех везут работать на Советский Союз на школьных автобусах – ну хоть не в товарных вагонах под охраной шуцманшафта. Пройдя через разукрашенный флагами социалистических государств вокзал, где на каждом углу по солдату, рабочие выходят на перрон, окруженный оградой – тоже почему-то с понатыканными флагами. Но какой-то маленький мальчик напоследок не выдержал и выбежал на рельсы – чтобы попрощаться с матушкой в толпе напротив… Они рыдают так, что мы понимаем – на самом деле они больше никогда не встретятся, и толпу рабочих на самом деле везут в подвалы Лубянки, где из них с помощью шагающих мясорубок будут делать социалистическую kolbasa за 2.20.

Но вдруг… когда все садились в вагоны… на переполненной платформе… раздается выстрел! Проводница падает замертво! Откуда-то сверху, совершенно из пустого пространства посыпались пули и раздался голос: «Братья! Не позволяйте себя обмануть! Вы будете работать как рабы!» Это были гнусные американские террористы, которые такими методами пытались сорвать экономическое сотрудничество двух братских государств! Началась неописуемая паника. Толпа рабочих бегает в ужасе по платформе, пока охрана в растерянности мотает головой по сторонам и пялится наверх, пытаясь сообразить – откуда стреляют эти люди-невидимки. Поезд, не дожидаясь остальных, трогается. Лежать, лежать! – закричал Девин и стал укладывать всех носом в пол – разумеется, чтобы спасти им жизнь… а не добежать до поезда первым. Охрана же в это время стала героически стрелять в пустоту наверх – куда-то в направлении невидимого противника, который стрелял куда угодно, только не по ней самой. С трудом, но все же Девин с приятелями успел вскочить на подножку уходящего поезда и поехал дальше, осуждая неправильную тактику террористов…

Но давайте перенесемся туда, где тихо и тепло, и мило и светло – и мухи не кусают. Подпольный бар, в котором наша горе-актриса театра, кино и этого сериала Кимберли-Мэриэль. Она корчит из себя на сцене долбанную пастушку из сказок, поет, пляшет, а потом таки раскрывает истинный облик американского капиталистического разврата!

На сцене творится какое-то безумие. В оркестре играют музыканты, загримированные под Линкольна, Дядю Сэма, Ленина и есть даже Медведь-трубач! Выходит и казак в здоровенной шапке. Я ждал большевика в буденовке, но вышел целый советский убермаршал, увешанный наградами, в фуражке типа «космодром» и с двуглавым орлом на шее.

А каково ваше мнение о происходящем, товаристч настоящий медведь?

Безумие набирало обороты…

Гнусная диссидентка-актерка поет до конца оппозиционную песню о каммунизьме. Только после этого в зал входят терпеливо дожидавшиеся конца представления охранники и всех арестовывают за антиправительственную деятельность, сразу засадив всех в воронки. И лишь Кимберли отпускают, несмотря на ее искренние, как у Новодворской, требования арестовать и ее. Пораженная блонди пытается дозвониться до полюбовника, но тот отключил звонки на телефоне… Э, то есть, он в отъезде. Пораженная баба смотрит в зеркало на свое хлебало, размалеванное, как под руками пьяного клоуна, и плачет. Какая трагедия…

Довольно внезапно, но госпожа судья теперь крутит шашни с начальником Андрея Самановым, трахается с ним, купается в ванной и они заодно разговаривают о всяких псевдофилософских вещах и ее муже. И он ей даже дарит колье – как и полагается коварному большевику, из запасов русского tsar.

Бывший муж, кстати, тем временем едет к месту назначения, где имеет возможность полюбоваться на портреты своей женушки и нового генерал-губернатора.

Андрей как раз пожимает руку Питеру и проводит его к трибуне перед телекамерами, где он приветствует с судьей дивный новый мир…

Первым делом генерал-губернатор решил помочь своему народу. И начать решил со своей семьи – он послал Аманде с ее родными новую горничную… Под охраной целого отряда с пулеметами и на машинах. Пораженная баба рассказывает о том, что тут было за последнее время, но горничная, конечно, не понимает трагизьма ситуации…

В Милфорде же события набирают обороны. Листер приходит к черному доктору и предлагает отвезти в областную больницу всех больных с помощью грузчиков-пионеров. Погрузку будут обеспечивать вот те добрые броневатники на улице. Доктор, разумеется, не смог отказать. Хм, армию и пионеров привлекают для перевозки раненых беженцев? Ждем, когда их будут, по примеру старшего советского брата, посылать на уборку местной картошки.

В Чикаго Девин пришел на собрание чистеньких и хорошо одетых подпольщиков, которые, правда, ничего не делают – исключительно из конспирации. Вы такой замечательный человек! – с чувством говорят они ему. – Как жаль, что вы нам не нужны.

Вы еще не забыли нашего Джастина? Его подлечили, подлатали и оправили, как это принято в соцлагере, на опыты. Воспитывать нового социалистического человека методом товарища Павлова – с помощью просмотра учебных фильмов.

14736583223200

Почти. Джастина с кучей других простых наивных американцев посадили в кинотеатр, прикрутили к ним электроды и стали показывать им картины американского разложения в виде казино, стриптиза, напалмовых бомбардировок, в общем, наследия проклятого старого режима. Одновременно в уши им транслируются неприятные звуки. И вот так вырабатывается социалистический рефлекс на капитализм. Я считаю, что этот гениальный в своей простоте и эффективности способ прививания коммунистической убежденности нужно ввести повсюду и в нашей стране – в детсадах, школах, вузах и на производстве: так вся нация станет единой и монолитной, как наша Partia!

Театр Кимберли закрывают – назло диссидентам. Возмущенный директор читает ей нотацию, что для нее антисоветская борьба была лишь поводом для развлечений и она живет с советским палачом… Правильно, вот такие вот они, немец… тьфу, русские подстилки… Пораженная Ким приходит к знакомому по театру и в меру актерских способностей изображает плач, чем разводит того на ночлег. Делала она это как актриса или как актриса сериала – я так и не понял.

Несмотря на препятствия Гёртмана, до центра доходят слухи о его действия, поэтому Денисов лично его допрашивает по спецлинии и сурово приказывает отменить комендантский час и прекратить repressii. Войска уходят – народ ликует. Ликует и радостно провожает уезжающих криками и пинками по машинам. Как видите, майор Гёртман был прав – эти поганые капиталисты без присмотра ни на что не годны. Ем не менее, вернувшийся на место Андрей считает, что есть вещи поважнее разгром беженцев – он требует разыскать его полюбовницу, угрожая своему заму сослать его в наказание в экваториальный ГУЛАГ дипкорпус. Андрей не знает, что баба прохлаждается со своим знакомым в баре, пытаясь пробиться в местное сопротивление – и ее принимает тот самый негр, что льстил Девину. Он вполне резонно спрашивает – с какой стати вы пошли в сопротивление? И после долгих псих-олухических разговоров посылает ее, так как она неустойчивый элемент. Буржуазная богема не нужна даже американским капиталистам, товаристч!

Дальше сериал делает удар под дых тем, кто еще дожил до этого момента. Девин едет себе с подпольщикам хрен знает куда, и его товаристч говорит ему: «Впервые в истории бежать уже некуда. Евреям в Европе повезло, им кто-то помог бежать в Южную Америку, Англию, Швейцарию, Америку, даже в Палестину… Жители Центральной Америки, мексиканцы, храбрецы, воевавшие во Вьетнаме, камбоджийцы, гаитяне. Легально или нет, им всегда было куда бежать, всегда было место, на которое возлагаешь надежда – даже если это была и не Америка». Ой, как интересно!.. Ой, как любопытно… А кто это помог евреям в Европе спастись? А случайно не КРАСНАЯ АРМИЯ, ТВОЮ МАТЬ?!!! Хотя дайте угадайте – в этой реальности евреев спасали от коммунистов? А, ну само собой, это же чистая красно-коричневая сволочь, которая расчленяет страны, вывозит рабочих и оборудование в Рейх, уничтожает людей тысячами и проводит геноцид – все сходится.

Наконец Девин добирается до Чикаго. Там подполье сымитировало потоп в школе и провело его под видом сантехника. Проникнув под покровом конспирации в туалет, Девин легко опознал в толпе проходящих мимо школьников своего взрослого сына и тайно его выкрал – что неудивительно, школа ведь не охраняется взводом охранников с пистолетами, как сейчас, при славной демократии и капитализме. Они заседают на чердаке школы, болтают о прошлом, а заодно пялятся, как американские пионеры на сцене репетируют распеваемый на манер Интернационала гимн родного Центрального Административного Района и читают речь с восхвалением социализма по бумажке, которую прислала Partia.

Красивый, кстати, гимн.

Воспользовавшись помощью старшенького, Девин попытался поговорить и с младшеньким, но промытый коммунистическим зомбированием сопляк вырывается. С трудом успокоив мальца, Девин пытается раскрыть ему глаза и объясняет, что тому лгали, и он, его папа, ни в чем не повинен. Пацан проника-а-ается… И, разумеется… зовет на помощь охрану, чтобы она pokarala врага народа! Какой маленький, а уже идейный! Достойный продолжатель пионерских традиций Павлика Морозова! Предлагаю в честь этого его так и называть новым революционным именем – Пол Морозофф. Охрана из полицейских, которая таки вооружена, замечает в стороне возню, наставляет револьверы на мужика и требует, чтобы тот… просто ушел. Несчастный отец в последний раз пытается объяснить пацану, что он любит его – и тот проникааается уже взаправду…

А ВОТ ХРЕН ВАМ, ОН ОПЯТЬ УБЕГАЕТ С КРИКОМ: «КИЛЛХИМ!!!» ХАХАХАХА!!! SLAVA PAUL MOROZOFF!

Можно только поражаться всей гениальности сценариста, до мелочей продумавшего эту берущую за горло сцену… Но на этом его гениальность не заканчивается! Два копа держат на мушке мужика и старшенького, приказывая сдаться. Те в ответ посылают их на хрен – буквально. Мы сказали, становитесь к стене! – сурово отвечают копы. – Иначе нам придется сойти с места и подойти к вам, чтобы вы не сбежали! И тогда герой Девин жертвует собой и валит копа на землю, чтобы его старшенький смог сбежать в подполье… На этой глубоко трагичной ноте и заканчивается серия…

Часть 1: http://movie-rippers.livejournal.com/328381.html
Часть 3: http://movie-rippers.livejournal.com/328946.html

movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий