Поиск

Михаил Однобибл. "Очередь". Роман.


Эта книга загадочного автора из Сочи достойна внимания: она умна (большАя редкость для современной литературы), она грамотно написана (ещё бОльшая редкость для современной литературы), она точно попадает в личный опыт каждого из нас. Эту объёмистую книгу интересно читать (несмотря на то, что описывает она, казалось бы, неинтересные и даже анти-интересные вещи). Её героев жалко (хотя жалеть в этом мире нечего и некого, за исключением главного героя).
Есть лишь один нюанс, снижающий ценность книги…
При преподавании курса «Основы журналистики» в блоке «журналистика и право» я говорю студентам: на произведения литературы, искусства и журналистики не распространяется патентное право — каждое произведение автоматически становится объектом авторского права в момент его создания. Потому что любое изобретение было бы изобретено даже если бы на свет не явился бы его изобретатель — годом или двумя годами позже (некоторый уровень развития цивилизации делает изобретения неизбежными в то или иное время). А произведение искусства было бы невозможно без его конкретного автора. Я говорю это, а после лекции думаю: «Но ведь «Чёрный квадрат» Малевича — тоже произведение искусства; как быть с ним?».
Модернизм освободил творцов от оков «подражания жизни». Но он приблизил их к оковам патентного права. Живописцы создавали картины в каноне академизма или передвижничества — и не парились; напротив, им вменялось в обязанность «рисовать по канону». Вся русская реалистическая (не гениальная) проза второй половины XIX века написана «в каноне» (особенно это относится к «народнической прозе»): каноничны интонации, герои, сюжеты, конфликты, отдельные речевые обороты, имена — и это не волновало никого (если только не было прямого плагиата). Современный художник может рисовать хоть пупки на месте глаз, хоть что угодно — он так видит. Но если он напишет картину «в манере ДалИ», это снизит её ценность.
Точно так же роман «Очередь» теряет художественную, литературную ценность из-за своей зависимости от прозы Ф. Кафки (в первую очередь, от «ЗАмка»). Я понимаю, что «Очередь» писана совсем не про то, про что писал Кафка. Но всё же именно с Кафки сняты и интонации, и частные приёмы, и общая структура сюжета.
Интересно, что это никак не снижает огромную меру социологической ценности «Очереди».

ankudinovkirill.livejournal.com

Добавить комментарий