Поиск

Белая Идея под угрозой профанации


Читатели прислали ссылку на забавный доклад в некоем "Музее антибольшевистского сопротивления", где и меня поминают.
Весь опус цитировать не буду, кому интересно, сам ознакомится https://rufabula.com/articles/2016/12/06/white-ideas-profanation, отмечу лишь наиболее характерные моменты отражающие суть наших терминальных адептов "Белого дела" или если говорить точнее, "российских бандеровцев".

Белая Идея под угрозой профанации. Постановка вопроса

Суть Белой идеи я бы обозначил так — максимальный антикоммунизм на христианской и национальной основе. Замечу, что христианская основа вовсе не подразумевает приверженности Московскому Патриархату, который во многом сам является генератором неосоветской идеологии, достаточно вспомнить сожаления патриарха Кирилла насчёт распада СССР. Современный белый может быть адептом разных церковных юрисдикций: Зарубежной и Катакомбной православных церквей, протестантом как барон Унгерн или католиком как Борис Ширяев.

* * *

Но основной акцент я бы поставил на антикоммунизме. Да, белое мировоззрение зиждется, прежде всего, на отрицании, на отрицании советчины как абсолютного зла. Однако я предостерёг бы от нападок на Белую идею в связи с доминированием в ней отрицательного заряда. Хотя бы потому, что отрицание невозможно сфальсифицировать. Обратите внимание на трогательную любовь белосовков сочинять разного рода «позитивные» программы, в которых уделяется внимание всему на свете — от мер по развитию экономики до детального плана восстановления границ 1914 года. За нагромождением наполеоновских планов теряется то, что составляет «скелет» Белой идеи — бескомпромиссный антикоммунизм. Этот антикоммунизм не ограничивается неприятием большевистской диктатуры времён Гражданской войны, он подразумевает отрицание всех без исключения периодов советского владычества в России, всех без исключения ответвлений советской идеологии, без искусственного деления их на «русофильские» и «русофобские». Более того, настоящие белые находятся в состоянии перманентной войне не только с красной идеологией во всех её вариациях от доморощенного «православного сталинизма» до импортного «культурного марксизма», они враждебны самой советской цивилизации, т.е. той социальной структуре, которая была создана в ходе коммунистического эксперимента над Россией. Основа советской цивилизации — самовоспроизводящийся тоталитаризм, жернова которого были запущены при марксизме-ленинизме, но могут функционировать и без внятной идеологической окраски. Даже при Ельцине, когда антикоммунизму вроде бы и дали зелёный свет, элементы этой большевицкой машины подавления по-прежнему давали о себе знать в государственном аппарате. Мы считаем путинизм ренессансом советчины не столько из-за реабилитации всего коммунистического, сколько из-за возвращения типично большевистского стиля управления государством, который, впрочем, никуда и не исчезал. Всё это означает, что противниками современных белых являются не только ортодоксальные советчики, но и многочисленная патриотовщина, для которой писания Старикова и Дугина заменили Маркса и Ленина. Особенностью советчины в наши дни стал её выход за пределы, собственно, левого фланга — сейчас никого не удивишь персонажами, которые сочетают преклонение перед Деникиным с одобрением экспансионистских планов Кремля. Формально этот паноптикум вполне «правый». Но это советские «правые», советские «консерваторы», можно даже сказать, советские «белогвардейцы».

* * *

Однако на пути у профанаторов есть некоторые непреодолимые препятствия, мешающие окончательно «прихватизировать» белое наследие. Во-первых, белые Гражданскую войну проиграли, а носители советской ментальности не готовы чествовать проигравших. Для властей и взлелеянного ими социума белые это, прежде всего, «лузеры», неудачники. Советско-российская историософия выстроена вокруг культа побед, здесь нет места поражениям, какими-бы героическими они не были. У современных россиян попросту отсутствует элементарная культура поражения. При том, что у многих народов национальный миф выстроен именно вокруг катастрофы, как например битва на Косовом поле у сербов. В этом смысле память о Белом движении противостоит системообразующему мифу нынешнего режима — победе в советско-германской войне. То обстоятельство, что многие участники белой борьбы в 1941-45 годах продолжили борьбу с большевизмом на стороне Германии лишь заостряет этот конфликт между советской и традиционной русской ментальностями. Между хамоватыми победителями и благородными непобеждёнными. Во-вторых, для современной РФ характерен примат внешней политики над внутренней. Соответственно, борьба с внешним врагом упраздняет все внутренние противоречия, невзирая на всю их глубину и ожесточённость. Белое движение портит здесь всю картину, ломает псевдо-патриотические стереотипы. Ведь в годы Гражданской войны русские национальные силы боролись против этнически русских большевиков в союзе с иностранцами — англичанами, французами, японцами, чехами и т.д. Обычно размеры интервенции преувеличиваются, но факт остаётся фактом: белое русское меньшинство сражалось против красного русского большинства, имея в союзниках иностранные державы.

* * *

Ведь по сути культ поджигательницы крестьянских изб Зои Космодемьянской ничем не отличается от культа красного бандита Лазо, боровшегося с японскими интервентами и их русскими союзниками. И та, и другой пали жертвами иностранцев. Причём у этих иностранцев имелись русские союзники. В случае с Космодемьянской — это русские полицейские, в случае с Лазо — русские офицеры и казаки. Как видим, антибелая пробольшевистская риторика неплохо вписывается в дискурс борьбы с пятой колонной.

* * *

Весомый вклад в очернение Маннергейма внесли красные блоггеры вроде Бориса Рожина, известного под псевдонимом colonelcassad.

* * *

. Кремлёвские технократы мыслят иначе: они прекрасно видят, что апелляция к Белому движению, пусть и в безопасном для режима «оборонческом» ключе, не приносит никакого результата. Россияне не отождествляют себя с белыми и вряд ли будут отождествлять себя с ними в ближайшее время, даже если из каждого угла будуь вещать про симпатии Деникина к Красной армии в годы второй мировой. В то же самое время советская мифология близка большинству населения. Поэтому единственным правильным решением, с точки зрения технократов, является свёртывание «белого проекта» и ставка на неприкрытую ресоветизацию. Мобилизационный потенциал «красного проекта» несоизмеримо выше, а режим всё больше и больше «закручивает гайки», переходя от авторитаризма к тоталитаризму. Это естественный процесс: чем жёстче становится диктатура, тем монолитней её идеология. Интересы немногочисленных поклонников Российской империи, в конечном итоге, будут принесены в жертву ради поддержки со стороны советоидного электората. Это, а также ещё некоторые причины, которые будут освещены в докладах моих коллег, позволяет вынести однозначный и неутешительный вердикт: на смену эклектической триаде «Николай II, Сталин и Путин» приходит более гомогенная триада «Ленин, Сталин и Путин».

* * *

Война нашего народа с коммунистическим злом тянется через всё двадцатое столетие — начиная с героического восстания горстки юнкеров в Москве и заканчивая Афганской войной, где, как известно, русская эмиграция призывала советских солдат переходить на сторону моджахедов.

* * *

Апология Белого дела людьми, которые профессионально заняты работой на неосоветский режим, является, на мой взгляд, наиболее изощрённым глумлением над памятью белых воинов. Увы, но и многие добропорядочные люди всерьёз думают, что повсеместная установка подобных памятников как-то поспособствует пробуждению в обществе интереса к Белому движению. Это большое заблуждение.

* * *

Бороться за него бессмысленно: мы или проиграем (как, несомненно, проиграют установщики плиты Колчака), либо поможем режиму обезвредить белый дискурс. Вместо того, чтобы растворять святые для каждого русского патриота имена в советском ландшафте, нам следовало бы раз за разом подчёркивать разницу между политическим идеалом Белого движения и серой реальностью нынешнего чекистско-олигархического режима. Горестно сознавать, что многим приятней выдумывать мнимые сходства между национальной диктатурой Колчака и неосоветской диктатурой Путина вместо того, чтобы указывать на бросающиеся в глаза различия между ними.

* * *

Все попытки привить постсоветскому обществу Белую идею неизменно заканчивались её размытием и вырождением в патриотический суррогат. Выработанные за 70 лет коммунистического владычества привычки и рефлексы не только не поддаются врачеванию, но и сами деформируют наследие исторической России. В результате в национально-русские формы вливается советско-патриотическое содержание, а под фуражкой дроздовца или корниловца мы всё чаще и чаще встречаем знакомый нам лик советского хама. Какого-либо «белого ренессанса» в РФ нет и не предвидится.

* * *

Профанация Белой Идеи, её трансмутация в нечто «крымнашистское», ура-патриотическое — это наихудший вариант из всех возможных. Откровенная ресоветизация хотя бы оставляет белым привлекательную позицию гонимого, но не сдавшегося меньшинства. При таком варианте у нас останется небольшое, но всё-таки своё пространство. В случае же присвоения неосоветским государством белого наследия мы станем свидетелями изощрённого кощунства: белые герои будут поставлены на службу правящему неосталинизму.

* * *

Если белые хотят пойти в политику, то им стоит задуматься над переменой стратегии. Необходимо отказаться от попыток объять необъятное. Советизированному большинству невозможно привить белую идею и тем более невозможно заручиться поддержкой режима в этом безнадёжном деле. Пора осознать, что просветительская работа в белом направлении неотвратимо ведёт к «внутренней эмиграции». Нам пора стать белыми эмигрантами, только не внешними, а внутренними, и усвоить соответствующую психологию, психологию активного меньшинства, «малого русского народа», который не желает обманываться насчёт своего подлинного положения в обществе.

https://rufabula.com/articles/2016/12/06/white-ideas-profanation — цинк

PS. В целом, прекрасно все, терминальные адепты Белого Дела сознательно отделяют себя от "просоветского большинства" и противопоставляют себя всей советской истории и даже советской цивилизации. Ради реализации своих антикоммунистических устремлений, они готовы быть эмигрантами в собственной стране, с ее "неисправимым народом" и "чекистским режимом" и при необходимости, вновь встать под знамена любого внешнего интервента, как вставали их предшественники в годе гражданской войны и нацистской оккупации. Крымский консенсус и война на Донбассе, для них действительно стали костью в горле, так как желаемый им антикоммунистический сценарий развивался не на Донбассе, а на бандеровской Украине, где их тайные и явные желания с тотальной десоветизацией получили полную реализацию, несмотря на очевидные последствия связанные с гражданской войной и распадом Украины в ее прежних границах.

В целом, в подобных писаниях, отчетливо видно, как терминальные антикоммунистические круги под лозунгом "тотальной борьбы с коммунизмом" одновременно воюют и с советской историей, и с людьми, которые принадлежат к советской цивилизацией, и с существующим "чекистским режимом", которые не дает им реализовать их устремления, и с современной РФ, которая не такая, как им хотелось бы, и с оппортунистами из собственного лагеря, которые не стремятся к разжиганию новой гражданской войны и не готовы славить Власова, Краснова и им подобных.

В этом плане, здесь мы видим своеобразную кальку с наиболее радикальной украинской бандеровщины под другим историческим соусом, в которой слово "русский" заменено на "украинский", Колчак, Власов и Краснов заменены на Петлюру, Бандеру и Шухевича, а в "чекистский режим" на "злочинну владу". С учетом того, что идейный генезис подобных идей тянется из эмигрантских кругов и всяких НТС и "Посевов" действовавших параллельно с эмигрантскими кругами украинских бандеровцев под чутким руководством спецслужб США и стран НАТО, то такое идейное сходство не должно удивлять. Цели надо полагать так же идентичны.

PS2. Касательно моих "больших заслуг в деле очернения Маннергейма", то что там очернять — достаточно просто выкладывать факты и документы, чтобы у адекватного человека сформировалось вполне понятное отношение к попыткам реабилитации союзника Гитлера.

colonelcassad.livejournal.com

Добавить комментарий