Поиск

«На земле безжалостно маленькой жил да был человек маленький»


За то время, что прошло с премьеры «Апокалипсиса» Мэла Гибсона, он успел так много разного – развестись, женится, побыть «неудержимым»… Казалось, ничем, кроме скандалов, ни порадовать, ни удивить он нас уже не сможет. Но нет! Он, оказывается, успел еще и кино снять – свежеиспеченный фильм «По соображениям совести» определенно достоин нашего внимания.

Особая тема (хотя проходные этот режиссер не выбирает) в первую очередь привлекает внимание. История санитара времен Второй Мировой войны, который по соображениям совести не мог взять в руки оружие, а по соображениям чести не мог оставаться в стороне от военных действий, без сомнения интересна. Герой проходит путь преодоления и преображается на наших глазах – из наивного юноши с вечно блуждающей на губах улыбкой он превращается в солдата, из курсанта – в несгибаемого бойца. Стоит честно признаться, что в начале фильма Эндрю Гарфилд в роли Дэсмонда Досса несколько удивляет – в него не веришь. Но еще больше удивляет он в конце фильма, когда не остается никаких сомнений в том, что он настоящий Дэсмонд Досс.

Следы твоего скепсиса стирает не только харизма и актерская игра исполнителя главной роли, но и само художественное решение темы, хотя ничего сверхнового Мэл Гибсон не изобрел: подчеркнуто идиллическое изображение довоенной жизни героя (палитра, свет, ритм этой части фильма) резко противопоставлен изображению батальных сцен. И здесь важно не только обилие кровавых сцен и натурализма, столь любимых режиссером «Храброго сердца» и «Апокалипсиса», а интонационное оформление, что выражается в преобладании серого цвета на экране, ускоренном ритме этой части повествования, в изменениях характеров героев, происходящих у нас на глазах. Но в каждой из половин этой картины практически отсутствует политический и исторический пафос, и режиссерской предпочтение отдано пафосу художественному. Мэл Гибсон провозглашает силу и возможность человека сопротивляться всему мировому злу. «По соображениям совести» остается историей Дэсмонда Досса, историей его убеждений и веры, практически не переходя в разряд патриотических од.

При просмотре порой складывалось ощущение, что Гибсон – это этакий Ремарк от кино: то же самое внимание к человеку на войне, интерес к тому, что с его душой она способна сотворить. То же самое стремление к натуралистичности изображения батальных сцен. И такое же восхищение мужским боевым братством, особым взаимопониманием, не требующим задушевных бесед или привычных дружеских «подколов»: все просто, сурово, жестко, но, может, потому и более искренне – почти оголенно. Ты предстаешь перед другим в своем естестве, без наносных привычек или желания понравится. Наверно, именно поэтому история взаимоотношений Дэсмонда и Скотти, трагедия их краткой дружбы так сильно западает тебе в душу. Еще одной несомненной отсылкой к Ремарку и вообще всей литературе «потерянного поколения» является образ отца главного героя – Тома Досса, ветерана Первой Мировой войны, воевавшего в Европе и потерявшегося в жизни. Решение этого образа сделано в лучших традициях американской литературы периода между двумя войнами.

Конечно, не стоит ждать от фильма Мэла Гибсона легкости и «приятности», о нем скорее можно сказать, что он безжалостен. Он протащит вас по полю боя за маленькую высоту на острове Окинава, вытрясет последние силы, заставит много раз подумать, что герой (и вы вместе с ним) побеждены, и много раз жадно вслушаться в темноту – в надежде найти и спасти еще хотя бы одного раненого. Но все этого того стоит хотя бы потому, что «По соображениям совести» — это история о том, что моральный закон в душе человека может быть сильнее инстинкта самосохранения. marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий